Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 19 мая 2005 г. N 55-о04-35 При назначении осужденному наказания судом учтены характер и степень общественной опасности совершенного им преступления, конкретные обстоятельства дела, данные о его личности, отягчающее обстоятельство, к которому отнесен рецидив преступлений

Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 19 мая 2005 г. N 55-о04-35


Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации

Рассмотрела в судебном заседании от 19 мая 2005 года дело по кассационным жалобам осужденного Д., адвоката Л. на приговор Верховного Суда Республики Хакасия от 8 июля 2004 года, которым

Д., 9 апреля 1963 года рождения, уроженец г. Новосибирска, судимый:

16 декабря 1993 года по ст. 109 ч. 1, 102 п. "е" УК РСФСР к 10 годам лишения свободы, освобожден 22 декабря 2000 года условно-досрочно на 2 года 1 месяц 12 дней;

осужден по ст. 105 ч. 2 п. "а" УК РФ к 18 годам лишения свободы.

В соответствии со ст. 70 УК РФ к назначенному наказанию частично присоединена неотбытая часть наказания по приговору суда от 16 декабря 1993 года и окончательно по совокупности приговоров назначено Д. наказание в виде лишения свободы сроком на 20 лет с отбыванием первых 5 лет в тюрьме, оставшегося срока наказания в исправительной колонии строгого режима.

Приговором разрешен гражданский иск.

Заслушав доклад судьи Ф., объяснения осужденного Д., адвоката М. в поддержание доводов кассационных жалоб, мнение прокурора К. полагавшего приговор, как законный и обоснованный оставить без изменения, кассационные жалобы - без удовлетворения, судебная коллегия установила:

согласно приговору Д. признан виновным в умышленном причинении смерти двум лицам Н. и К., на почве личных неприязненных отношений.

Преступление совершено 28 сентября 2002 года, в г. Абакане Республики Хакасия, при обстоятельствах, установленных судом и приведенных в приговоре.

В судебном заседании Д. виновным себя в совершении указанного преступления не признал.

В кассационных жалобах осужденный Д. и адвокат Л. в интересах осужденного Д., утверждают, что материалами дела не опровергнуты доводы Д. о его непричастности к убийству К. и Н., об оговоре его в этом преступлении С. с тем, чтобы самому избежать уголовной ответственности, оговоре его В. на предварительном следствии в результате применения к нему недозволенных методов. Считают, что приговор в отношении Д. постановлен на предположениях, а также на недостоверных и недопустимых доказательствах, без исследования всех версий происшедшего. В подтверждение приведенного Д. алиби, ссылаются на показания свидетелей И., М., Т. Считают, что суд без достаточных на то оснований признал не правдивыми показания указанных свидетелей в суде. Ссылаются на противоречивость показаний свидетелей С. и Р. Считают что осмотр трупа и опознание его, как К., проведено с нарушением закона, также как обнаружение кроссовка и куртки и их опознание. Полагают, что суд дал неправильную оценку исследованным в судебном заседании доказательствам и поэтому пришел к ошибочному выводу о виновности Д. Просят приговор отменить дело производством прекратить либо направить на новое судебное рассмотрение.

В возражениях на кассационные жалобы государственный обвинитель Щ., потерпевшие К. и Н., просят приговор, как законный и обоснованный оставить без изменения, кассационные жалобы - без удовлетворения.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационных жалоб и возражений на них, судебная коллегия находит выводы суда о виновности осужденного Д. в совершенном им преступлении основанными на доказательствах, полученных в установленном законом порядке, всесторонне, полно и объективно исследованных в судебном заседании и получивших оценку суда в соответствии с требованиями ст. 88 УПК РФ.

Так вина Д. подтверждается показаниями свидетеля-очевидца происшедшего С., полно и правильно приведенными в приговоре.

Судом выяснялись причины наличия разногласий в показаниях указанного свидетеля, чему дана правильная оценка.

Оснований не доверять показаниям свидетеля С., судом не установлено, не усматривается таковых и судебной коллегией.

При этом из дела следует, что причастность С. к совершению убийства потерпевших проверялась и обоснованно признана не нашедшей подтверждения.

Анализ показаний свидетелей С. и В., Р., П., Ш., М., Ш., позволил суду прийти к правильному выводу о несостоятельности доводов Д. о непричастности к преступлению, нахождении во время убийства потерпевших не на СТО, а в другом месте - у магазина на Нижней Согре.

Правильная оценка дана судом показаниям свидетелей И., М., Т. Показания перечисленных свидетелей обоснованно признаны судом недостоверными, как попытка обеспечить Д. алиби, подтвердить нахождение его 28 сентября 2002 года с 21 до 24 часов у магазина на Нижней Согре.

При оценке показаний свидетелей И., М., Т., судом обоснованно учтено, что их показания противоречат другим доказательствам по делу, что И. и М. находятся в дружеских отношениях с Д., а Т. в дружеских отношениях с М. Д. и М. ранее отбывали наказание в одном учреждении, в период предварительного следствия Д. встречался с М. и И. С М. при этапировании в ИВС МВД РХ, а с И., содержался в одной камере. М. и Т. осуждены 25 сентября 2003 года по одному уголовному делу за совместно совершенное преступление. При этом судом обоснованно учтено, что до встречи с М. и И. Д. не выдвигал доводов о нахождении его в их присутствии у магазина на Нижней Согре 28 сентября 2002 года с 21 до 24 часов.

Учтены судом также показания свидетеля Л. о том, что И. после освобождения рассказал ему, что сидел в одной камере с Д., который, рассказывая о совершенном преступлении, говорил, что все равно посадит "этого лоха".

Правильная оценка дана судом и показаниям свидетеля В. о том, что он явился очевидцем совершения преступления в отношении потерпевших иными лицами: "Усатым" и похожим на "Баскова".

Показания указанного свидетеля обоснованно, как опровергающиеся другими материалами дела, признаны судом неправдивыми, направленными на освобождение Д., с которым он содержался в одной камере, от уголовной ответственности за совершенное преступление.

В обоснование вины Д. суд также правильно сослался в приговоре на показания свидетелей П., Ш., Б., Т., С., Ж. в суде, Л. и Ш. на предварительном следствии, данные, зафиксированные в протоколах осмотра места происшествия, обнаружения и осмотра трупа, его опознания, содержащиеся в заключениях проведенных по делу судебных экспертиз, другие доказательства.

Судом обоснованно признаны правдивыми показания свидетелей Л. и Ш. на предварительном следствии и несостоятельными их утверждения в суде, о применении к ним в ходе допросов на предварительном следствии давления в целях получения угодных следствию показаний.

Убедительные мотивы принятого решения судом приведены в приговоре.

Правильная оценка дана судом также постановлению по результатам прокурорской проверки аналогичных заявлений Л. и Ш.

Из показаний свидетеля Л. усматривается, что по просьбе Д., он ездил с ним на СТО, при этом Д. не доезжая СТО, вышел из автомашины, а его попросил найти на СТО С. и спросить у него, не было ли милиции, что он и сделал.

Из показаний свидетеля Ш. следует, что он 3 октября 2002 года отвез на своей автомашине мужчину по имени Женя в п. Туим. В пути следования его пассажир выходил из автомобиля и обходил пешком пост ГАИ, рассказал ему при этом, что скрывается от милиции, потому что кого-то "замочил". Говорил, что ранее сидел, рассказывал о тюремном быте. В п. Туим приехали примерно в 23-24 часа.

Свидетель Ж. в суде пояснил, что в конце сентября или начале октября 2002 года, вечером, примерно в 21-22 часа к нему приехал Д. с которым он ранее отбывал наказание и попросил разрешения пожить, мотивируя это тем, что поругался с женой и прожил месяц, полтора на его даче.

Судом тщательно проверялись все доводы, приводимые Д. в свою защиту, в том числе, о непричастности его к причинению смерти К. и Н., о совершении этого преступления С. и Р., о совершении преступления иными лицами, о том, что обнаруженный в Краснотуранском районе труп и труп, подвергнутый экспертному исследованию, не один и тот же, о не установлении с достоверностью личности потерпевшего, чей труп был обнаружен в Краснотуранском районе, о том, что не обнаружение трупа Н. поставляет под сомнение выводы о его убийстве, о причинении Д. телесных повреждений неизвестными лицами из автомобиля "МаркП", о том, что обнаруженная на месте происшествия и в автомашине кровь может принадлежать Д., а также приводимое Д. алиби и обоснованно признаны не нашедшими подтверждения, как опровергающиеся совокупностью доказательств по делу.

Судом приведено в приговоре убедительное обоснование выводов о признании несостоятельными доводов осужденного.

Согласно заключению экспертов, кровь Д. и кровь потерпевшего Н. одной группы, поэтому исключить примесь крови Д., в пятнах, обнаруженных на свитере Н., кроссовках Ш., 4 смывах, вырезке с линолеума, изъятых с места происшествия, 2 вырезках войлока с автомашины С., не представляется возможным.

В то же время, судом достоверно установлено, что в бытовом помещении и на территории СТО Д. не причинялось телесных повреждений, влекущих за собой кровотечение, следовательно, правильными являются и выводы суда о том, что установленная кровь в пятнах на свитере, кроссовках, 4 смывах с линолеума, изъятых с места происшествия, не может принадлежать Д.

Как усматривается из материалов дела, телесные повреждения Д. были причинены у дискобара, расположенного на Нижней Согре г. Абакана. После полученных телесных повреждений осужденный спал в автомобиле, принадлежащем С., на заднем сиденье.

Однако из показаний свидетелей Л., Р., С. усматривается, что причиненные Д. телесные повреждения не сопровождались обильным кровотечением. При исследовании же пятен, имеющихся на войлочных утеплителях, были обнаружены обширные участки пропитывания кровью - до 78 см. Кроме того, кровь была обнаружена на войлочных утеплителях располагающихся под задним сиденьем автомобиля. В своих показаниях Д. не утверждал, что убирал заднее сиденье, когда спал в автомашине. Свидетель же С. в своих показаниях пояснял, что при перевозке трупов Н. и К. с СТО к реке Абакан, Д. убрал заднее сиденье.

Судом тщательно исследовались обстоятельства обнаружения трупа неизвестного мужчины около с. Лебяжье Краснотуранского района, опознания его как К., обстоятельства составления соответствующих процессуальных документов, назначения и проведения судебно-медицинской экспертизы.

Судом не установлено нарушений закона при проведении указанных следственных действий, а также нарушений закона, влекущих признание перечисленных процессуальных документов, а также заключения экспертов недопустимыми доказательствами, не усматривается таковых и судебной коллегией.

С учетом изложенного, судебной коллегией признаются правильными выводы суда о несостоятельности доводов Д. о том, что обнаруженный в Краснотуранском районе труп и труп, подвергнутый экспертному исследованию не один и тот же, о не установлении с достоверностью личности потерпевшего, чей труп был обнаружен в Краснотуранском районе, о составлении протокола осмотра трупа, его опознания, с нарушением закона, влекущим недопустимость этих доказательств, о противоречии протокола осмотра неопознанного трупа, заключения экспертизы по исследованию трупа, статистической карточке на объявление розыска и опознавательной карте в части указания состояния зубного аппарата и роста К.

Судом с достоверностью установлено, что кроссовок, обнаруженный на СТО и кроссовок обутый на правую ногу трупа К., составляют одну пару и принадлежали К.

Указание в процессуальных документах различных цветовых гамм этих кроссовок, как правильно указано в приговоре, не может быть отнесено к нарушению закона, влекущему признание доказательств недопустимыми. Поскольку указание цвета предмета (серый, черный) зависит от индивидуальных особенностей восприятия цвета и его оттенков лицом, производившим следственное действие, от освещения места, где было проведено следственное действие, а также воздействия окружающей среды, в частности пребывание кроссовка в воде длительное время.

Не обнаружение трупа потерпевшего Н., а также не установление экспертами причины смерти потерпевшего К., при наличии совокупности доказательств, уличающих Д. в причинении им смерти, не поставляет под сомнение выводы суда, приведенные в приговоре.

Проверялось судом также утверждение Д. о написании иным лицом - Я. под давлением следствия явки с повинной и признании им вины в убийстве К. и Н.

В судебном заседании обозревалось уголовное дело в отношении Я., оглашены все явки с повинной от его имени. Каких-либо признательных показаний, а также заявлений о событиях происшедших на СТО 28 сентября от имени Я. не имеется.

Показания свидетеля Я. на предварительном следствии об обстоятельствах сокрытия трупа потерпевшего Н., судом обоснованно не признаны допустимыми, поскольку Я. с 1990 года состоит на учете в психоневрологическом диспансере, неоднократно помещался на лечение в психиатрическую больницу, дважды признавался невменяемым и направлялся на принудительное лечение в психиатрическую больницу, в связи с совершением уголовно наказуемых деяний.

С учетом изложенного следует признать, что тщательный анализ и основанная на законе оценка исследованных в судебном заседании доказательств, в их совокупности, позволили суду правильно установить фактические обстоятельства совершенного Д. преступления, прийти к правильному выводу о виновности Д. в совершении этого преступления, а также о квалификации его действий.

Нарушений уголовно-процессуального закона, влекущих отмену либо изменение приговора, судебной коллегией по настоящему делу не усматривается.

Из протокола судебного заседания следует, что судом были созданы необходимые условия для исполнения сторонами их процессуальных обязанностей и реализации предоставленных им прав, с учетом принципа осуществления уголовного судопроизводства на основе состязательности сторон.

В том числе в соответствии с требованиями закона судом разрешались ходатайства сторон.

При назначении Д. наказания, судом, в соответствии с требованиями закона учтены характер и степень общественной опасности совершенного им преступления, конкретные обстоятельства дела, данные о его личности, отягчающее обстоятельство, к которому судом обоснованно отнесен рецидив преступлений.

Наказание, назначенное Д., соответствует требованиям закона, оснований к его смягчению судебной коллегией не усматривается.

По изложенным основаниям приговор в отношении Д. оставляется судебной коллегией без изменения, кассационные жалобы осужденного и адвоката - без удовлетворения.

Руководствуясь ст.ст. 377, 378 и 388 УПК РФ, судебная коллегия определила:

приговор Верховного Суда Республики Хакасия от 8 июля 2004 года в отношении Д. оставить без изменения, кассационные жалобы осужденного и адвоката Л. - без удовлетворения.



Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 19 мая 2005 г. N 55-о04-35


Текст определения официально опубликован не был


Откройте нужный вам документ прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.