Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 3 мая 2005 г. N 56-о05-21 Отказывая в удовлетворении кассационного представления, суд указал, что доводы кассационного представления о необоснованном оправдании лица не являются убедительными, так как материалами дела и исследованными в судебном заседании доказательствами не установлено пособнических действий в убийстве со стороны данного лица

Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 3 мая 2005 г. N 56-о05-21


Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации

рассмотрела в судебном заседании 3 мая 2005 года кассационное представление государственного обвинителя Я. кассационные жалобы осужденного М. на приговор Приморского краевого суда от 30 сентября 2004 года, по которому М., 14 июля 1973 года рождения, уроженец г. Владивостока, ранее не судим, осужден по ч. 2 ст. 162 УК РФ к десяти годам лишения свободы в исправительной колонии общего режима.

По ст.ст. 17-102 п.п. "е, н" УК РСФСР оправдан за отсутствием в его действиях состава преступления.

М. признан виновным и осужден за разбойное нападение на Ч., совершенное 20 октября 1995 года в г. Владивостоке Приморского края группой лиц по предварительному сговору, с применением оружия и предметов, используемых в качестве оружия.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Р., мнение прокурора Ш., поддержавшей кассационное представление, по основаниям в нем изложенным и полагавшей судебное решение в отношении М. отменить, судебная коллегия установила:

в кассационном представлении поставлен вопрос об отмене приговора и направлении дела на новое рассмотрение из-за неправильной квалификации содеянного М.; по мнению автора кассационного представления, М. необоснованно был оправдан за соучастие в убийстве Ч., поскольку согласно показаниям Х. и Б. предложение об убийстве Ч. исходило от М.; кроме того, назначая наказание по ч. 2 ст. 162 УК РФ суд не назначил М. дополнительное наказание.

В кассационных жалобах (основной и дополнительной) осужденный М. просит об изменении приговора в части назначенного ему наказания до пяти лет лишения свободы и уменьшения взыскания морального вреда в пользу потерпевших; по мнению осужденного, суд необоснованно взыскал с него солидарно денежную сумму в счет возмещения материального ущерба, так как потерпевшие такого требования не выдвигали; ссылается на то, что умысла на совершение разбойного нападения у него не было; он не находился в микроавтобусе в тот момент, когда потерпевшему Ч. одевали наручники; считает, что его оговорили лица, с которыми у него не сложились нормальные отношения.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационного представления и кассационных жалоб, судебная коллегия находит приговор суда законным и обоснованным.

Виновность осужденного М. в совершении преступления - разбоя материалами дела установлена и подтверждается собранными в ходе предварительного следствия и исследованными в судебном заседании доказательствами, которым дана надлежащая оценка.

Так, в период предварительного расследования Ч. (ранее осужденный по другому делу) в категорической форме пояснял о том, что предложение о разбойном нападении на Ч. исходило от М., который кроме него - Ч. привлек Х. и Б. для участия в преступлении. Когда Ч. подъехал на своей автомашине марки "Лэнд Круизер", то М. пригласил того в микроавтобус для разговора и как только Ч. сел в машину, то его с двух сторон захватили Х. и Б. У Х. в руках был газовый пистолет - револьвер, который тот направил на Ч. и потребовал у того ключи от машины и Ч. вынужден был отдать ключи, после чего М. направился к машине Ч. Договорившись о встрече в районе Г., на сопке, М. на машине Ч. поехал первым, а остальные с Ч. поехали за автомашиной под управлением М. Приехав к условленному месту, он с М. решили отогнать машину Ч. в пос. Трудовое, на базу П., а Х. и Б. сказали не выпускать Ч. до его с М. приезда. После возвращения он с М. подошли к микроавтобусу "Делика", при этом Х. и Б. находились в кустах. В салоне микроавтобуса было много крови, со слов Х. стало известно, что тот задушил Ч. в машине. Автомашину Ч. М. продал через своих знакомых за девять тысяч долларов США, из которых половину суммы М. отдал ему.

Суд первой инстанции обоснованно признал указанные показания Ч. в ходе предварительного следствия достоверными, так как они подтверждаются другими доказательствами.

В материалах дела имеется протокол осмотра места происшествия, из которого следует, что 24 мая 1996 года в лесном массиве, расположенном в полутора километрах от трассы ст. Океанская бухта Лазурная, на склоне сопки был обнаружен труп мужчины, присыпанный грунтом. На шее трупа имеется петля из четырех жгутов веревки белого цвета.

По протоколу опознания трупа, обнаруженного 24 мая 1996 года, Ч. опознал в нем своего сына Ч., пропавшего 20 октября 1995 года.

Согласно заключения судебно-медицинской экспертизы смерть Ч. вероятнее всего наступила в результате механической асфиксии вследствие сдавливания шеи петлей.

Виновность М. в разбое подтверждается и другими, имеющимися в деле и приведенными в приговоре доказательствами.

Тщательно исследовав обстоятельства дела и правильно оценив все доказательства по делу, суд первой инстанции пришел к обоснованному выводу о доказанности вины М. в разбое, совершенном группой лиц по предварительному сговору, с применением оружия и предметов, используемых в качестве оружия, верно квалифицировав его действия по ч. 2 ст. 162 УК РФ.

Выводы суда о наличии у М. предварительного сговора с другими лицами на совершение разбоя надлежащим образом мотивированы в приговоре и подтверждаются приведенными показаниями Ч. в ходе предварительного следствия, правильно признанными соответствующими действительности, так как соответствуют согласованным и совместным действиям М. и других при совершении разбоя.

Доводы кассационного представления о необоснованном оправдании М., по мнению судебной коллегии, не являются убедительными, так как материалами дела и исследованными в судебном заседании доказательствами не установлено пособнических действий со стороны М. к убийству Ч.

Не может судебная коллегия согласиться с доводами кассационного представления об обязательном назначении М. дополнительного наказания по ч. 2 ст. 162 УК РФ, поскольку Федеральным Законом от 28 июля 2004 года в указанную норму закона внесены изменения и дополнительное наказание в виде штрафа к основному виду наказания указано в качестве альтернативного.

Доводы М. в жалобах о том, что органами предварительного следствия не было проверено его алиби, не могут быть признаны состоятельными, поскольку в судебном заседании М. не отрицал того обстоятельства, что 20 октября 1995 года он встречался с Ч., где также присутствовали Ч., Х. и Б.

Более того, из показаний потерпевшей Ч. в судебном заседании явствует, что ее сын был осторожным человеком и никогда бы не сел в микроавтобус с незнакомым человеком. М. знал сына по совместной работе и воспользовался этим обстоятельствам, приглашая сына в микроавтобус.

Корыстная цель действий М. кроме приведенных показаний Ч. в ходе предварительного следствия подтверждается последующей поездкой М. на машине потерпевшего, ее продажей и разделом денег.

Судом первой инстанции тщательно проверялись доводы осужденного М. об оговоре его со стороны других, ранее осужденных лиц, однако эти доводы оказались несостоятельными и суд правильно отверг их.

Изложенные в кассационных жалобах доводы в защиту осужденного, в том числе об отсутствии умысла на разбойное нападение, тщательно исследованы судом первой инстанции и получили надлежащую оценку в приговоре с указанием мотивов их несостоятельности.

Выводы суда по всем этим доводам основаны на конкретных доказательствах по делу, которым дана оценка в соответствии с требованиями ст. 88 УПК РФ, поэтому у судебной коллегии правильность выводов не вызывает сомнений.

Доводы кассационных жалоб о недоказанности вины осужденного в совершении преступления, установленного судом первой инстанции, противоречат приведенным в приговоре доказательствам и на материалах дела не основаны. Обстоятельства по делу исследованы в соответствии с требованиями уголовно-процессуального законодательства. Допустимость приведенных доказательств сомнений не вызывает, поскольку они добыты в установленном законом порядке.

Наказание назначено М. в соответствии с требованиями, ст. 60 УК РФ, соразмерно содеянному им и с учетом всех конкретных обстоятельств дела. Оснований для отмены приговора, о чем содержится просьба в кассационном представлении, а также для изменения приговора в части назначенного М. наказания, судебная коллегия не усматривает.

Гражданские иски разрешены судом правильно. Решая вопрос о компенсации морального вреда, суд правильно указал в приговоре, что потерпевшие в результате преступления в отношении сына испытали и испытывают серьезные нравственные страдания, и с учетом мнения потерпевшей Ч., суд обоснованно взыскал с М. по 50000 (пятьдесят тысяч) рублей в пользу потерпевших.

Нарушений уголовно-процессуального законодательства, влекущих отмену приговора, из материалов дела не усматривается.

Исходя из изложенного, руководствуясь ст.ст. 377, 378, 388 УПК РФ, судебная коллегия определила:

приговор Приморского краевого суда от 30 сентября 2004 года в отношении М. оставить без изменения, кассационное представление государственного обвинителя Я., кассационные жалобы осужденного М. - без удовлетворения.



Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 3 мая 2005 г. N 56-о05-21


Текст определения официально опубликован не был


Откройте нужный вам документ прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.