Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 17 мая 2005 г. N 60-о05-2 Виновность осужденного в получении взятки подтверждается показаниями свидетелей и другими материалами дела. Замечания по поводу составления описательно-мотивировочной части приговора, на которые имеется ссылка в кассационной жалобе, по мнению судебной коллегии, не свидетельствуют об обвинительном уклоне со стороны суда и не являются основанием к отмене судебного решения

Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 17 мая 2005 г. N 60-о05-2


Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации

рассмотрела в судебном заседании от 17 мая 2005 года дело по кассационным жалобам осужденного П. и адвоката Г. на приговор Камчатского областного суда от 27 декабря 2004 года, которым

П., родившийся 27 января 1966 года в с. Кумейки Черкасской области Украины, со средним профессиональным образованием, ранее не судимый,

осужден по ст. 290 ч. 2 УК РФ к 3 годам лишения свободы с лишением права занимать должности на государственной службе, связанные с контролем соблюдения природоохранного законодательства сроком на три года с отбыванием лишения свободы в исправительной колонии общего режима.

Заслушав доклад судьи Г., мнение прокурора М., полагавшей приговор оставить без изменения, судебная коллегия, установила:

П. осужден за то, что, являясь должностным лицом, получил взятку за незаконное бездействие.

Преступление совершено 13 февраля 2004 года в с. Мильково Камчатской области при указанных в приговоре обстоятельствах.

В судебном заседании П. свою вину не признал.

В кассационной жалобе и дополнениях к ней, не соглашаясь с приговором, он утверждает, что бригаде А. не покровительствовал, каких-либо правонарушений во время промысла рыбы бригада не допускала, в связи с чем у суда не имелось оснований полагать, что он незаконно бездействовал в отношении промысловой деятельности бригады в период лососевой путины 2003 года.

Кроме того, по его мнению, судом необоснованно признаны допустимыми доказательствами протоколы выдачи Г. и изъятия у него аудио и видеоаппаратуры, поскольку на подслушивание и подсматривание в рамках проведения оперативно-розыскных мероприятий отсутствует судебное решение.

Также он считает, что доказательства, полученные в результате проведения оперативно-розыскных мероприятий, являются недопустимыми, так как понятые для его проведения были приглашены из областного центра и контактировали с оперативниками как во время следования, так и ночевки.

Оспаривая законность доказательств, полученных в результате проведения ОРД, он указывает, что при прослушивании расшифровки разговоров, как он полагает, присутствуют признаки монтажа.

Заявляя, что Г. оговаривает его, а приговор постановлен именно на его противоречивых показаниях, просит отменить приговор и дело прекратить.

Адвокат Г. в кассационной жалобе просит приговор отменить, а дело прекратить.

Основанием к этому указывает, что в основу приговора положены доказательства, полученные с нарушением закона.

Кроме того, как она считает, описательно-мотивировочная часть содержит существенные противоречия, которые повлияли на решение вопроса о виновности П. и назначение ему меры наказания.

В дополнениях к кассационной жалобе она приводит доводы, аналогичные доводам, изложенным П.

Оспаривая законность и обоснованность осуждения П., она считает, что имела место провокация взятки.

Кроме того, она обращает внимание на то, что вводная часть приговора составлена с нарушением закона, а описательно-мотивировочная часть содержит описание преступного деяния, значительно завышающего объем обвинения, предложенного прокурором в прениях.

Ссылаясь на иные нарушения закона, допущенные, по мнению адвоката, судом при постановлении приговора, она находит приговор незаконным и необоснованным, просит об его отмене.

В возражениях на кассационные жалобы государственный обвинитель П., подробно остановившись на доказательствах, приведенных в приговоре, считает, что они получены с соблюдением закона, и судом использованы в качестве таковых обоснованно.

Просит оставить приговор без изменения.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационных жалоб, судебная коллегия оснований к их удовлетворению не усматривает.

П., оспаривая умысел на получение взятки, не отрицал, что получил от Г. сто тысяч рублей, утверждая, что деньги взял в долг.

Признавая эти доводы П. несостоятельными, а его виновность в получении взятки доказанной, суд обоснованно признал достоверными показания Г., поскольку не доверять им оснований у суда не имелось. Кроме того, они подтверждаются другими доказательствами.

Г., давая показания об обстоятельствах дачи взятки, пояснил, что П., чтобы бригада, старшим которой был А., освоила весь лимит по добыче икры, (бригада заинтересована именно в этом) предложил отдавать ему 40% добытой икры, и он не будет контролировать их деятельность, замечать допущенных бригадой нарушений.

Он понимал, что П., занимая должность инспектора рыбоохраны, может за незначительные нарушения составить протокол, изъять рыболовный билет, а это повлечет прекращение добычи рыбы, и согласился с предложением П.

Весь период путины бригада действительно работала спокойно. В феврале 2004 года П. потребовал расчет за прошедшую путину. Когда П. назвал сумму, необходимую ему для передачи вместо икры, он решил обратиться в правоохранительные органы. Под контролем этих органов впоследствии велись переговоры с П., и под контролем этих органов он передал П. сто тысяч рублей, пообещав остальные деньги отдать позже.

Из показаний свидетеля С. установлено, что в 2003 году он работал в бригаде по вылову рыбы лососевых пород. От А. - руководителя промыслом бригады, которую возглавлял он, ему известно, что госавтоинспектор П. выдвинул требование за "спокойную" рыбалку делать для него икру. За период рыбалки П. приезжал на участок несколько раз, каких-либо претензий по поводу добычи рыбы не высказывал.

Свидетель Ш. пояснил, что ему тоже было известно, что П. от бригады просит для себя икру. Видел, что как-то раз грузили в лодку П. два мешка с рыбой, а раз - пластиковое ведро с икрой.

Аналогичные показания дал свидетель А.

Из показаний свидетеля С. установлено, что в 2003 году П. на бригаду, бригадиром которой являлся С., никаких протоколов не составлял, хотя на другие бригады таковые были составлены.

Также он пояснил, что к нему неоднократно приходили люди с бригад и заявляли, что П. берет "мзду".

Показания свидетелей об отсутствии протоколов о нарушении правил добычи бригадой АМНС подтверждают вывод суда в той части, что П. выполнил свое обещание и не препятствовал бригаде заниматься добычей рыбы и икры.

Доводы кассационных жалоб в той части, что П. не покровительствовал бригаде АМНС, что эта бригада работала без нарушений, и за период путины на нарушение ею правил добычи рыбы не было составлено ни одного протокола, судебная коллегия находит несостоятельным, поскольку отсутствие протоколов о нарушении правил добычи рыбы свидетельствует лишь о том, что П. выполнил свое обещание, так как "не препятствовать" добыче рыбы было одним из условий договоренности между П. и Г.

Кроме того, вина П. в получении взятки подтверждается доказательствами, полученными при проведении оперативно-розыскных мероприятий, которые всесторонне и полно исследованы в судебном заседании и приведены в приговоре.

Заявления осужденного и защитника в той части, что оперативно-розыскные мероприятия были проведены с нарушением закона, судом первой инстанции проверены, признаны несостоятельными.

Мотивы принятого решения приведены в приговоре.

Судебная коллегия находит данное решение суда правильным.

Находит несостоятельными судебная коллегия утверждения защитника в той части, что со стороны Г. имела место провокация взятки.

Как уверяет адвокат, П. временно позаимствовал у Г. сто тысяч рублей, о чем написал расписку.

Данное утверждение было известно суду первой инстанции, оно проверено, с приведением мотивов принятого решения тоже признано необоснованным.

Ставить под сомнение принятое судом решение оснований судебная коллегия не находит.

Не может согласиться судебная коллегия с доводами адвоката в той части, что при составлении вводной и описательно-мотивировочной части приговора были допущены нарушения закона.

Суд правильно указал во вводной части приговора, что П. обвиняется в совершении преступления, предусмотренного ст. 290 ч. 4 п. "в, г" УК РФ, поскольку именно в совершении этого преступления ему было предъявлено обвинение, и лишь в прениях сторон прокурор просил изменить обвинение и переквалифицировать его действия на статью Уголовного кодекса, предусматривающую ответственность за менее тяжкое преступление.

Наряду с этим следует отметить, что ошибка в написании статей Уголовного кодекса в водной части приговора может свидетельствовать лишь о невнимательности суда, а в соответствии с действующим уголовно-процессуальным законодательством не влечет каких-либо правовых последствий.

Остальные замечания по поводу составления описательно-мотивировочной части приговора, на которые имеется ссылка в кассационной жалобе адвоката Г., по мнению судебной коллегии, не свидетельствуют об обвинительном уклоне со стороны суда и не является основанием к отмене судебного решения.

Соглашаясь с выводом суда о доказанности вины осужденного и правильности квалификации его действий, судебная коллегия находит и назначенное наказание соразмерным содеянному и данным о личности осужденного, оснований к его смягчению не имеется.

С учетом изложенного, руководствуясь ст.ст. 377, 378 и 388 УПК РФ, судебная коллегия, определила:

приговор Камчатского областного суда от 27 декабря 2004 года в отношении П. оставить без изменения, а кассационные жалобы - без удовлетворения.



Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 17 мая 2005 г. N 60-о05-2


Текст определения официально опубликован не был


Откройте актуальную версию документа прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.