Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 25 мая 2005 г. N 64-о05-4сп Оправдательный приговор подлежит отмене на основании того, что председательствующий не выполнил требования закона, не остановив защитника в прениях, и не обратился к присяжным заседателям с просьбой, что они не должны принимать во внимание сказанное адвокатом по вопросам, не находящимся на разрешении присяжных заседателей, в прениях при вынесении вердикта. Судебная коллегия считает, что данные нарушения закона повлияли на ответы присяжных заседателей при вынесении оправдательного вердикта

Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 25 мая 2005 г. N 64-о05-4сп


Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ

рассмотрела в судебном заседании от 25 мая 2005 года кассационные жалобы осужденного И., адвоката Я., потерпевших З., Г. и кассационное представление государственных обвинителей Р. и К. на приговор Сахалинского областного суда от 3 ноября 2004 года, которым

И., 14 февраля 1978 года рождения, уроженец поселка Ольга Ольгинского района Приморского края, несудимый,

осужден по ст. 126 ч. 2 п.п. "г, ж" УК РФ к 8 годам лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

С И. в пользу Г. взыскано 15 тысяч рублей в счет компенсации морального вреда, а в удовлетворении остальной части исковых требований - отказано.

В удовлетворении иска З. к И. о взыскании 500 тысяч рублей в счет компенсации морального вреда и возмещения материального ущерба отказано.

Он же оправдан по ст.ст. 30 ч. 3 и 105 ч. 2 п.п. "а, в", 105 ч. 2 п. "в" УК РФ на основании оправдательного вердикта коллегии присяжных заседателей ввиду отсутствия события преступления.

Заслушав доклад судьи Б., выступление прокурора К., просившего об отмене оправдательного приговора в отношении И. с направлением дела на новое судебное разбирательство, судебная коллегия установила:

согласно приговору, основанному на вердикте коллегии присяжных заседателей, И. признан виновным и осужден за похищение двух человек, совершенное с применением оружия.

Преступление совершено 27 января 2003 года в г. Южно-Сахалинске при указанных в приговоре обстоятельствах.

Органами предварительного следствия И. предъявлено обвинение в том, что 27 января 2003 года он вывез Г. с застегнутыми за запястьях рук наручниками с территории ГУСП "Птицефабрика Островная" на окраину г. Южно-Сахалинска, где из газового пистолета ИЖ-79-8, подготовленного для стрельбы свинцовым предметом, произвел выстрел в затылочную часть головы потерпевшего.

Г. было причинено повреждение в виде ожога затылочной области головы, так как свинцовый предмет, вставленный в канал ствола пистолета, не был в достаточной мере уплотнен бумажными пыжами. Г. потерял сознание на непродолжительное время.

Придя в себя и воспользовавшись сложившейся ситуацией, Г. убежал. Он же, 28 января 2003 года, вывез на автомашине З. с территории ГУСП "Птицефабрика Островная" в район железнодорожного моста, расположенного на расстоянии около 2,8 км. на запад от автотрассы п. Ключи - п. Новоалександровка Сахалинской области.

Находясь там, И. из газового пистолета ИЖ-79-8, подготовленного для стрельбы свинцовым предметом, произвел выстрел в затылочную часть головы потерпевшего.

От полученного огнестрельного сквозного ранения головы с разрушением костей мозгового и лицевого черепа и вещества головного мозга З. скончался на месте происшествия.

Коллегия присяжных заседателей признала недоказанными события, связанные с лишением жизни З. и покушением на лишение жизни Г. и совершенные с похищением потерпевших, а поэтому суд оправдал И. по этим эпизодам обвинения ввиду отсутствия события преступления.

В кассационном представлении государственные обвинители Р. и К. просят об отмене оправдательного приговора в отношении И. и направлении дела в этой части на новое судебное рассмотрение.

По мнению авторов кассационного представления, приговор в части оправдания И. является незаконным и необоснованным вследствие нарушений уголовно-процессуального закона, допущенных в ходе судебного разбирательства, которые повлияли на содержание вопросов, поставленных перед присяжными заседателями, и ответов на них.

Р. и К. полагают, что в нарушение положений ст.ст. 335 и 336 УПК РФ подсудимый И. в суде в присутствии присяжных заседателей неоднократно ссылался на применение к нему недозволенных методов ведения следствия, в результате которых он признал свою вину, подсудимый говорил о противоправной деятельности Г. и З., при этом особое внимание обращал присяжных на факт наличия судимости у потерпевших, защитник подсудимого также ссылался в прениях на указанные выше обстоятельства и говорил, что свидетель Ч. дал в суде ложные показания.

Р. считает, что тем самым были нарушения положения ст.ст. 252 и 340 УПК РФ.

Кроме того, он считает, что вопросы NN 5 и 9, поставленные судом перед присяжными заседателями, не в полной мере соответствовали предъявленному И. обвинению, и носили поверхностный характер. В вопросном листе фамилия погибшего указана неправильно (не З., а З.).

Государственный обвинитель Р., дав анализ исследованным доказательствам - показаниям потерпевшего Г., свидетелей Ч., С. и В., заключениям ряду судебных экспертиз, осмотренному в суде газовому пистолету, - полагает, что оправдательный вердикт вынесен в противоречии с исследованными судом доказательствами.

Государственный обвинитель К. в представлении указал, что вопросы NN 5, 9 и 13 не были поставлены в понятных присяжным заседателям формулировках и противоречили друг другу, что повлекло противоречивые ответы: присяжные установили, что З. после похищения не убили и не отпустили, а Г. (участвовавший в судебном заседании) не убегал после покушения на его жизнь и его с территории птицефабрики никто не отпускал.

В кассационных жалобах потерпевшие З. и Г., не соглашаясь с оправданием И., полагают, что по делу достаточно доказательств, подтверждающих виновность оправданного, а поэтому они просят отменить приговор и дело направить на новое судебное разбирательство.

В кассационной жалобе И., дав анализ и оценку установленным в суде обстоятельствам, просит освободить его от уголовной ответственности в соответствии с примечаниями к ст. 126 УК РФ либо переквалифицировать его действия на ст. 330 ч. 2 УК РФ и назначить ему наказание с учетом того, что он с самого начала помогал следствию, ранее не судим, в содеянном раскаялся, согласен возместить моральный вред, по месту жительства и работы характеризуется положительно.

Адвокат Я. в своей жалобе изложил те же просьбы, что и осужденный И., со ссылкой на аналогичные доводы.

В возражениях на кассационные жалобы осужденного и его защитника государственный обвинитель К., не соглашаясь с доводами И. и Я., просит оставить обвинительный приговор без изменения, а кассационный жалобы осужденного и его защитника - без удовлетворения.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационных жалоб и представления, а также возражений на кассационные жалобы осужденного и его защитника, судебная коллегия считает необходимым оправдательный приговор в отношении И. отменить и дело в этой части направить на новое судебное разбирательство, а обвинительный приговор в отношении него оставить без изменения по следующим основаниям.

Согласно положениям ч. 2 ст. 385 УПК РФ "Оправдательный приговор, постановленный на основании оправдательного вердикта присяжных заседателей, может быть отменен по представлению прокурора либо жалобе потерпевшего или его представителя лишь при наличии таких нарушений уголовно-процессуального закона, которые... повлияли на содержание поставленных перед присяжными заседателями вопросов и ответов на них". В ходе судебного разбирательства были допущены такие нарушения уголовно-процессуального закона.

В суде были нарушены положения ст.ст. 334, 335 и 336 УПК РФ.

В ст. 334 УПК РФ указано, что в ходе судебного разбирательства уголовного дела присяжные заседатели разрешают только те вопросы, которые предусмотрены п.п. 1, 2 и 4 ч. 1 ст. 299 УПК РФ, а остальные вопросы разрешаются без участия присяжных заседателей председательствующим единолично.

Об этом говорится и в ч. 7 ст. 335 УПК РФ.

Согласно положениям ч. 2 ст. 336 УПК РФ "Прения сторон проводятся лишь в пределах вопросов, подлежащих разрешению присяжными заседателями. Стороны не вправе касаться обстоятельств, которые рассматриваются после вынесения вердикта без участия присяжных заседателей. Если участник прений сторон упоминает о таких обстоятельствах, то председательствующий останавливает его и разъясняет присяжным заседателям, что указанные обстоятельства не должны быть приняты во внимание при вынесении вердикта".

Из протокола судебного заседания (т. 12 л.д.л.д. 161, 162, 163, 164, 166, 167, 170) усматривается, что адвокат Я. в присутствии присяжных заседателей говорил об основаниях и порядке производства осмотра места происшествия. До присяжных заседателей защитник довел информацию о том, что:

- сотрудник правоохранительных органов П. провел осмотр места происшествия с нарушением ст.ст. 176, 177 УПК РФ (дав при этом оценку качества проведенного следственного действия);

- сотрудники милиции "либо осматривали труп и неоднократно перед тем, как выехать с группой или подумать как привязать к этому И." (грамматика и орфография по тексту);

- либо тело З. появилось там незадолго до 18 января 2004 года;

- К. назначил дополнительную экспертизу, которую поручили проводить другим экспертам... "поскольку заключения специалистов Сахалинской области следствие не устраивало. И естественно появилось новое заключение с необходимыми для следствия выводами на котором я в последствии остановлюсь";

- Г. пояснил, что следователь не все отразил;

- оперативные работники и эксперты допустили много ошибок.

Из сказанного выше адвокатом судебная коллегия усматривает, что председательствующий разрешил защитнику в прениях оказывать незаконное воздействие на присяжных заседателей.

Председательствующий не выполнил требования закона и не остановил защитника в прениях и не обратился к присяжным заседателям с просьбой, что они не должны принимать во внимание сказанное выше адвокатом в прениях при вынесении вердикта.

Адвокат в прениях говорил о допустимости доказательств, о работе оперативных сотрудников милиции, о всесторонности, полноте и объективности предварительного следствия, о заказном характере получения некоторых видов доказательств.

Эти вопросы не находятся на разрешении присяжных заседателей.

Судебная коллегия считает, что данные нарушения закона повлияли на ответы присяжных заседателей при вынесении оправдательного вердикта.

В ходе нового судебного разбирательства необходимо устранить указанные выше нарушения закона.

Кроме того, суду необходимо учесть, что согласно положениям ч. 1 ст. 88, ст.ст. 334, 335 УПК РФ каждое доказательство подлежит оценке не только с точки зрения достоверности и допустимости, но и относимости к делу, исходя из компетенции присяжных заседателей.

В судебном заседании в присутствии присяжных заседателей были допрошены П., С., К., Ч., которые являются сотрудниками отдела по борьбе с организованной преступностью.

Указанные лица проводили оперативно-розыскные мероприятия по данному делу. В присутствии присяжных заседателей они были допрошены об обстоятельствах проведения оперативно-розыскных мероприятий, участия в некоторых следственных действиях, задержания И. и получения от него информации о причастности к убийству З. и покушению на убийство Г.

В ходе нового судебного разбирательства, учитывая указанные выше положения закона и определения Конституционного Суда Российской Федерации N 44-0 от 6 февраля 2004 года "По жалобе гражданина Демьяненко Владимира Николаевича на нарушение его конституционных прав положениями статей 56, 246, 278 и 355 Уголовно-процессуального Кодекса Российской Федерации", суду необходимо в отсутствие присяжных заседателей решить вопрос, являются ли П., С., К. и Ч. свидетелями фактических обстоятельств дела и могут ли они быть допрошены в присутствии присяжных заседателей.

Остальные доводы кассационного представления судебная коллегия считает несостоятельными.

Из протокола судебного заседания не следует, что в присутствии присяжных заседателей И. говорил неоднократно о применении к нему недозволенных методов ведения следствия, в результате которых, как указано в представлении, "были получены признательные показания".

Более того, следует отметить, что он вину в убийстве и покушении на убийство не признавал и его показания, данные в ходе предварительного следствия, в суде в присутствии присяжных заседателей не исследовались.

Из обвинительного заключения (т. 11 л.д. 13) следует, что И. было предъявлено обвинение в том, что он, "предлагая, что граждане З. и Г. причастны к совершению хищений товарно-материальных ценностей из магазина "Птица", принадлежащего ГУСП "Птицефабрика Островная", решил противоправно задержать указанных лиц, доставить их на территорию названного предприятия и добиться от них признания в якобы совершенном хищении и возмещения ущерба".

Исходя из предъявленных в вину И. фактических обстоятельств, судебная коллегия считает законным допрос И. по поводу выяснения мотива, которым он руководствовался при совершении определенных действий.

Довод государственного обвинителя о том, что вердикт присяжных заседателей в части оправдания И. противоречит исследованным в суде доказательствам, судебная коллегия считает несостоятельным, так как он не основан на положениях ч. 2 ст. 379 и ч. 2 ст. 385 УПК РФ.

Вопросный лист соответствует требованиям ст.ст. 338 и 339 УПК РФ.

Ответы присяжных заседателей на вопросы NN 5, 9 и 13 не содержат противоречий и неясностей.

Судебная коллегия считает несостоятельными доводы осужденного и его защитника.

Исходя из установленных коллегией присяжных заседателей фактических обстоятельств, судебная коллегия считает, что суд первой инстанции правильно квалифицировал действия И. по п.п. "г, ж" ч. 2 ст. 126 УК РФ.

Оснований для переквалификации действий осужденного со ст. 126 ч. 2 п.п. "г, ж" на ст. 330 ч. 2 УК РФ не усматривается.

Присяжные признали доказанным факт насильственного перемещения и удержания двух потерпевших осужденным И.

В ст. 126 ч. 2 п.п. "г, ж" УК РФ предусмотрена уголовная ответственность за похищение человека.

Данный состав преступления содержит специальный объект - это ограничение свободы человека, связанное с его незаконным перемещением. Данные действия не охватываются диспозицией ст. 330 ч. 2 УК РФ.

Судебная коллегия не усматривает оснований для освобождения И. от уголовной ответственности по ст. 126 ч. 2 п.п. "г, ж" УК РФ.

По делу не установлены обстоятельства, свидетельствующие о том, что И. добровольно освободил похищенных потерпевших З. и Г.

Назначенное осужденному наказание. является законным, обоснованным и справедливым.

При решении данного вопроса суд в полной мере учел общие начала назначения наказания, указанные в ст. 60 УК РФ.

Доводы осужденного и защитника, относящиеся к назначению наказания (на которые в жалобе ссылается осужденный), судом указаны в приговоре и им дана надлежащая оценка.

Оснований для снижения наказания по делу нет.

Руководствуясь ст.ст. 377, 378 и 388 УПК РФ, судебная коллегия определила:

приговор Сахалинского областного суда от 3 ноября 2004 года в отношении И. в части оправдания по ст.ст. 30 ч. 3 и 105 ч. 2 п.п. "а, в", 105 ч. 2 п. "в" УК РФ отменить и дело в этой части направить на новое судебное разбирательство в тот же суд, но в ином составе суда.

Этот же приговор в отношении И. в части осуждения по ст. 126 ч. 2 п.п. "г, ж" УК РФ оставить без изменения, а кассационные жалобы осужденного и адвоката - без удовлетворения.


При рассмотрении уголовного дела с участием присяжных заседателей адвокат в прениях допустил высказывание суждений о допустимости доказательств, о работе оперативных сотрудников милиции, о всесторонности, полноте и объективности предварительного следствия, а также о заказном характере получения некоторых видов доказательств.

Отменяя оправдательный приговор суда, Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ указала, что председательствующий не выполнил требования закона, не остановив защитника и не обратившись к присяжным заседателям с просьбой о том, что они не должны принимать во внимание сказанное выше адвокатом в прениях при вынесении вердикта. По мнению Судебной коллегии высказывание суждений защитником по вопросам, которые не находятся на разрешении присяжных заседателей, могло повлиять на вынесение оправдательного вердикта. Дело направлено на новое рассмотрение в тот же суд, но в ином составе суда.


Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 25 мая 2005 г. N 64-о05-4сп


Текст определения официально опубликован не был


Откройте актуальную версию документа прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.