Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 31 марта 2005 г. N 66-о05-20 Так как действия осужденных были направлены не на удержание потерпевших в другом месте, а на применение к ним насилия с целью получения информации об угоне автомобиля, то они не могут квалифицироваться как похищение

Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 31 марта 2005 г. N 66-о05-20


Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации

рассмотрела в судебном заседании 31 марта 2005 года кассационное представление государственного обвинителя П., кассационные жалобы потерпевших К., К., М., адвоката О., осужденного Щ. на приговор Иркутского областного суда от 23 ноября 2004 года, которым

Т., родившийся 4 августа 1968 года в г. Тулуне, Иркутской области, не судимый

осужден по ст. 115 ч. 1 УК РФ к штрафу в размере 40 тысяч рублей.

Щ., родившийся 16 февраля 1962 года в г. Тулуне, Иркутской области, не судимый

осужден к лишению свободы по ст. 105 ч. 1 УК РФ на 10 лет, по ст. 105 ч. 2 п. "к" УК РФ на 12 лет.

На основании ст. 69 ч. 3 УК РФ, по совокупности преступлений, путем частичного сложения наказаний, назначено 15 лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации С., мнение прокурора М., полагавшей судебное решение отменить, судебная коллегия, установила:

Т. осужден за умышленное причинение К. и К. легкого вреда здоровью, вызвавшего кратковременное расстройство здоровья.

Щ. осужден: за умышленное убийство К., 12 февраля 1979 года рождения; за умышленное убийство К., 3 августа 1986 года рождения, с целью скрыть другое преступление.

Преступления совершены в ночь на 29 марта 2004 года в лесном массиве в районе села Никитаево, Тулунского района, Иркутской области.

Органами предварительного следствия Т. и Щ. обвинялись в похищении К., К., двух лиц, группой лиц по предварительному сговору, с применением насилия, опасного для здоровья. В этой части действия Т. переквалифицированы на умышленное причинение легкого вреда здоровью, а обвинение Щ. исключил как излишнее.

Суд указал, что перемещение потерпевших к месту избиения и убийства входит в объективную сторону преступлений против личности, данных о том, что они были вывезены за город по иным мотивам и удерживались с какой-то целью, органами следствия не представлено.

В кассационных жалобах потерпевшие М., К., К. просят об отмене приговора, считают выводы суда об отсутствии в действиях осужденных состава преступления - похищения человека не соответствующими обстоятельствам дела, назначенное наказание чрезмерно мягким. Приводят обстоятельства совершения осужденными преступных действий, свидетельствующие, по их мнению, о виновности осужденных в похищении потерпевших. Считают, что материалами дела доказана вина обоих осужденных как в похищении потерпевших, так и в их убийстве, сопряженном с похищением.

В кассационном представлении государственный обвинитель П. просит об отмене приговора и направлении дела на новое рассмотрение. Считает выводы суда об отсутствии в действиях осужденных состава похищения человека не соответствующими обстоятельствам дела, Ссылается на показания свидетелей А., потерпевшей К. о том, что осужденные искали К. для решения вопроса о возмещении стоимости угнанного автомобиля. В качестве мотива похищения указывает на желание осужденных решить проблемы по угнанным автомобилям, считая, что умысел на убийство у Щ. возник уже после похищения потерпевших.

В возражениях на кассационное представление государственного обвинителя, адвокат Г. просит оставить его без удовлетворения, считает приговор в отношении Т. законным и обоснованным.

В кассационной жалобе адвокат О. просит об отмене приговора в отношении Щ. и прекращении уголовного дела. По мнению адвоката, ряд следственных действий на предварительном следствии проводился с нарушением закона, что влечет признание полученных доказательств недопустимыми. В том числе протокола личного обыска Щ., который проведен без участия адвоката, нарушений при назначении и производстве криминалистических экспертиз, при осмотре места происшествия, при следственном эксперименте. Утверждает, что судом нарушен порядок допроса осужденных в судебном заседании. Приводит анализ доказательств, свидетельствующий по ее мнению, о недоказанности мотива совершения преступления, о непричастности Щ. к избиению потерпевших, в общежитии, около него и в лесном массиве, к убийству К. Оспаривает достоверность и допустимость как доказательств, показаний Т. на предварительном следствии. В части убийства К. считает, что суд дал неправильную оценку доказательствам действий осужденного по фактическим обстоятельствам и мотиву преступления, ссылаясь на показания осужденного в судебном заседании.

В возражениях на кассационную жалобу адвоката О., потерпевшие К., К., М. просят оставить ее без удовлетворения.

В кассационной жалобе осужденный Щ. просит об отмене приговора, заявляя о непричастности к преступлениям. Ссылается на нарушения уголовно-процессуального закона, якобы допущенные на предварительном следствии. Оспаривает допустимость и достоверность показаний свидетелей, положенных в основу приговора.

В возражениях на кассационную жалобу осужденного Щ., потерпевшая К. просит оставить ее без удовлетворения, считая приговор законным и обоснованным.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационных жалоб и представления, судебная коллегия считает приговор законным и обоснованным.

К выводу о виновности осужденных в совершении преступлений суд пришел на основании совокупности объективных доказательств, исследованных, проверенных в судебном заседании и приведенных в приговоре.

Как следует из показаний Т. на предварительном следствии, достоверность которых он подтвердил и в судебном заседании, они с Щ. и потерпевшими приехали в лес, Щ. вышел из машины и отошел в сторону с К. Что между ними происходило, он не видел. Затем с К. они поехала по Братскому тракту. Он видел, что К. остался лежать без движения на снегу. Через некоторое время Щ. остановил машину и вывел К. Вернулся один. На его вопросы, где К. ответил, что ему свидетели не нужны. Он испугался Щ. и больше ни о чем не спрашивал (т. 1 л.д. 39; 55; т. 2 л.д. 8-11; 286).

Свои показания Т. подтвердил при проверке их на месте, указав место, где был убит К. и оставлен его труп, а также место, где они с К. в это время находились (т. 1 л.д. 55-71).

Эти показания объективно опровергают доводы Щ. в судебном заседании о том, что К. убил К., а затем, он, Щ., лишил жизни К., защищаясь от его нападения.

Как установлено показаниями свидетелей Г. и К. в судебном заседании, К. в июне 2003 года вместе с другими лицами угнал микроавтобус. Позже К. ему говорил, что хозяева этой машины ищут встречи с ним и что по угону в милиции возбуждено уголовное дело. Ночью 29 марта 2004 года, когда они с К. и потерпевшими шли домой, их стал преследовать микроавтобус "Тойота" Он и К. убежали, а К. и К. побежали в сторону общежития N 4. Микроавтобус поехал за ними. Обогнув дом и подойдя к подъезду общежития, они увидели, как двое мужчин вывели К. и стали его пинать ногами по всем частям тела и по голове, каждый не менее 10 раз. Затем эти мужчины насильно затолкали К. в салон автомашины, после чего уехали в сторону Братского тракта. Они с К. пошли в общежитие искать К., но нашли только его туфли и шапочку.

Показаниями свидетеля Д. установлено, что 29 марта 2004 года около 1 часа ночи она услышала на четвертом этаже шум драки. Отчетливо разобрала два голоса, один принадлежал мужчине в годах, второй молодому, который кричал: "я ни при делах, я не угонял". Она видела как двое мужчин вытащили из подъезда этого парня, закинули его в салон микроавтобуса и уехали.

Показаниями Г., К. и Д. свидетельствует, что осужденными потерпевшие были избиты и увезены в лес, что объективно опровергает доводы Щ. о том, что К. убил К. и далее К. Щ. при защите от нападения.

Потерпевшая К. в судебном заседании подтвердила, что сына разыскивали как сотрудники милиции, так и осужденные по поводу угона микроавтобуса. 29 марта 2004 года около трех часов ночи к ней домой прибежали Г. и К. Сообщили что Андрея и еще одного парня по имени Саша загрузили в микроавтобус двое мужчин и увезли в сторону Братского тракта.

Заключениями судебно-медицинских экспертиз установлено, что смерть К. наступила от открытой проникающей черепно-мозговой травмы, смерть К. наступила вследствие резаной раны подчелюстной области, стенки гортани с повреждением множественных артерий, осложнившихся острой наружной кровопотерей и общего переохлаждения организма.

С учетом количества и локализации телесных повреждений у потерпевших суд обоснованно пришел к выводу о том, что Щ. действовал с умыслом на лишение жизни потерпевших, нанося удары в жизненно важные органы.

Тот факт, что К. скончался не на месте происшествия, а в больнице не влияет на доказанность и квалификацию действий Щ.

При таких обстоятельствах суд обоснованно пришел к выводу о виновности Щ. в умышленных убийства потерпевших, его действиям дана правильная юридическая оценка.

Версия Щ. об иных обстоятельствах лишения жизни потерпевших судом проверена и с учетом объективных доказательств обоснованно признана несостоятельной и отвергнута.

В то же время судебная коллегия не находит оснований к отмене приговора по доводам кассационного представления и кассационных жалоб потерпевших.

По смыслу закона под похищением человека следует понимать противоправные умышленные действия, сопряженные с тайным или открытым завладением (захватом) живого человека, перемещением с места его постоянного или временного проживания с последующим удержанием против его воли в другом месте. Одним из признаков объективной стороны данного преступления является изъятие и перемещение потерпевшего с целью последующего удержания в другом месте.

По данному делу суд установил, что в связи с ранее совершенным угоном автомобиля Щ., осужденные решили выяснить у потерпевших обстоятельства совершения данных действий. С этой целью они напали на них, избили, причинив легкий вред здоровью, посадили в автомобиль и вывезли за пределы города в лесной массив, где Щ. начал избивать К., требуя признания в угоне автомашины. В ходе избиения он лишил жизни К., после чего, отъехав дальше, с целью скрыть совершенное преступление, убил К.

Таким образом, действия осужденных были направлены не на удержание потерпевших в другом месте, а на применение к ним насилия с целью получения информации об угоне автомобиля, поэтому не могут квалифицироваться как похищение.

При таких обстоятельствах выводы суда об отсутствии в действиях осужденных состава похищения человека являются обоснованными.

Нарушений уголовно-процессуального закона, влекущих отмену приговора судебная коллегия не усматривает.

Доводы кассационной жалобы адвоката о неправильном допросе в судебном заседании Т., который как утверждается в жалобе, должен был быть допрошен как свидетель, о том, что при личном обыске осужденного не присутствовал адвокат, о нарушениях при следственном эксперименте не основаны на законе, поэтому не могут быть признаны состоятельными.

Экспертизы по делу назначены и проведены в соответствии с требованиями уголовно-процессуального закона. Оснований для сомнений в объективности выводов экспертов не имеется. Доводы о нарушениях не могут быть приняты во внимание, тем более, что ходатайств о признании этих доказательств недопустимыми в судебном заседании не заявлялось, в жалобе также не приведены обстоятельства, по которым объективность выводов экспертов может быть поставлена под сомнение.

Наказание осужденным назначено с учетом характера и степени общественной опасности совершенных преступлений, данных об их личности, смягчающих обстоятельств и является справедливым.

Оснований для смягчения наказания Щ. и отмены приговора по мотивам мягкости назначенного наказания Т. судебная коллегия не усматривает.

На основании изложенного и руководствуясь ст. 377, 378 и 388 УПК РФ судебная коллегия определила:

Иркутского областного суда от 23 ноября 2004 года в отношении Т., Щ. оставить без изменения, кассационное представление государственного обвинителя П., кассационные жалобы потерпевших К. К., М., адвоката О., осужденного Щ. без удовлетворения.



Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 31 марта 2005 г. N 66-о05-20


Текст определения официально опубликован не был


Текст документа на сайте мог устареть

Вы можете заказать актуальную редакцию полного документа и получить его прямо сейчас.

Или получите полный доступ к системе ГАРАНТ бесплатно на 3 дня


Получить доступ к системе ГАРАНТ

(1 документ в сутки бесплатно)

(До 55 млн документов бесплатно на 3 дня)


Чтобы приобрести систему ГАРАНТ, оставьте заявку и мы подберем для Вас индивидуальное решение

Если вы являетесь пользователем системы ГАРАНТ, то Вы можете открыть этот документ прямо сейчас, или запросить его через Горячую линию в системе.