Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 3 марта 2005 г. N 67-о05-2 Оснований для отмены приговора ввиду отсутствия умысла у осужденной на фальсификацию протокола допроса свидетеля не имеется, поскольку обстоятельства дела доказывают ее вину в совершении преступления

Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 3 марта 2005 г. N 67-о05-2


Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации

рассмотрела в судебном заседании от 3 марта 2005 года уголовное дело по кассационным жалобам осужденной А. и адвоката С. на приговор Новосибирского областного суда от 29 ноября 2004 года, которым

А., родившаяся 30 января 1965 года в г. Бердске Новосибирской области, русская, с неоконченным высшим образованием; работавшая старшим следователем следственного отдела при УВД Октябрьского района г. Новосибирска, ранее не судимая, - осуждена:

по ч. 2 ст. 303 УК РФ к одному году шести месяцам лишения свободы с лишением права занимать должности представителя власти сроком на два года. На основании ст. 73 УК РФ постановлено основное наказание - в виде лишения свободы - считать условным с испытательным сроком в один год.

А. признана виновной и осуждена за фальсификацию доказательства по уголовному делу.

Преступление совершено ею в декабре 2003 года в г. Новосибирске при обстоятельствах, установленных приговором.

Заслушав доклад судьи К., мнение прокурора К., полагавшего приговор в отношении А. оставить без изменения, Судебная коллегия установила:

В кассационных жалобах:

осужденная А. просит отменить приговор и прекратить уголовное дело за отсутствием в ее действиях состава преступления, ссылаясь на отсутствие у нее умысла на фальсификацию протокола допроса свидетеля Ч. По ее мнению, ею в протоколе были изложены обстоятельства, которые соответствовали фактическим обстоятельствам при задержании Е., и у нее не было личной и иной заинтересованности в передаче дела прокурору и в суд. Как полагает А., нарушив требования ст.ст. 166 и 190 УПК РФ, она совершила служебный проступок, а не преступление. А. считает, что дело судом было рассмотрено с обвинительным уклоном;

адвокат С. в защиту интересов осужденной А. также просит отменить приговор и прекратить уголовное дело, ссылаясь на те же доводы, что и осужденная А. в своей жалобе.

В возражениях на жалобы государственный обвинитель Т. считает доводы жалоб несостоятельными, а приговор - законным и обоснованным.

Проверив материалы дела и обсудив доводы кассационных жалоб и возражений на них, Судебная коллегия находит приговор в отношении А. законным, обоснованным и справедливым по следующим основаниям.

Виновность А. в содеянном ею подтверждается совокупностью доказательств, собранных по делу, исследованных в судебном заседании и приведенных в приговоре. Этим доказательствам судом дана надлежащая оценка.

Из протокола следует, что с 18 часов 15 минут до 19 часов 10 декабря 2003 года старшим следователем А. в служебном кабинете N 17 РУВД был произведен допрос в качестве свидетеля Ч.

Из показаний подсудимой А. и свидетеля Ч. видно, что А. Ч. ни в указанное время, ни в какое другое - не допрашивался.

Как видно из протокола допроса потерпевшего (по другому уголовному делу) А., он допрашивался старшим следователем А. в служебном кабинете РУВД 10 декабря 2003 года с 18 часов 50 минут до 19 часов 45 минут, то есть с учетом данных протокола допроса свидетеля Ч. указанный свидетель и потерпевший по другому делу А. допрашивались в таком случае, следователем А. одновременно.

Из протокола допроса свидетеля Ч. следует, что он имеет среднетехническое образование и он холост. Свидетель Ч. пояснил, что эти данные не соответствуют действительности, он имеет высшее образование и он женат.

Судом проверялись доводы А. о том, что анкетные данные свидетеля Ч. ей по телефону сообщила заведующая отдела кадров отдельного батальона ДПС ГИБДД по имени "Зоя".

Из показаний свидетеля Б., ведавшей кадровой службой, следует, что к ней никогда по телефону не обращались по вопросу анкетных данных сотрудника ДПС, в том числе - Ч., и сообщение таких данных запрещено, она никому анкетных данных Ч. не сообщала.

Свидетель Е., заместитель командира батальона ДПС ГИБДД по кадровой и воспитательной работе, дал аналогичные показания.

Как указано следователем А. в протоколе допроса свидетеля Ч., Ч. пояснял, что после того, как был остановлен автомобиль, в котором находились Е. и В., к ним подошли два парня, у которых была похищена шапка. Парень, увидев находившуюся в салоне машины шапку, заявил, что именно ее снял с него парень и указал на Е. Е. подтвердил слова В., что он действительно на остановке "Воинская" сорвал с головы В. шапку.

Свидетель Ч. пояснял в судебном заседании, что его не только следователь А. не допрашивала, но Е. и не признавал, что он сорвал шапку с потерпевшего, такого Е. не говорил.

В судебном заседании 13 февраля 2004 года подсудимый Е. пояснял, что при задержании он отрицал, что сорвал с потерпевшего шапку.

Заключением судебно-почерковедческой экспертизы подтверждается, что протокол допроса свидетеля подписан не Ч., а иным лицом.

В составленное ею обвинительное заключение в отношении Е. следователем А. в перечень доказательств, подтверждающих обвинение Е., включен протокол допроса свидетеля Ч. с указанием в нем, что Е. подтвердил заявление В., сообщив, что действительно на остановке "Воинская" сорвал с головы В. шапку.

Согласно ст.ст. 166 и 190 УПК РФ протокол допроса составляется в ходе следственного действия или непосредственно после его окончания. Поскольку следователем А. допрос Ч. в качестве свидетеля не проводился, то А. не имела права вообще составлять протокол допроса свидетеля Ч., подписывать его, приобщать к материалам дела и приводить его в обвинительном заключении в качестве доказательства виновности Е. в грабеже.

Свидетель Н., принимавший участие в задержании Е. вместе с Ч., пояснял, что, когда стало известно о фальсификации, к нему на службу приехала А., представилась следователем и призналась, что протокол допроса Ч. в его отсутствие составила она и сама расписалась за Ч. в протоколе. Его она просила при вызове на допрос сказать, что вместо Ч. он (Н.) приезжал на допрос, а она не выяснив его анкетных данных, допросила его и он (Н.) подписал протокол за Ч.

Подсудимая А. не отрицала высказывания Н. указанной просьбы.

Совокупность указанных доказательств позволила суду прийти к правильному выводу не только о фальсификации А. протокола допроса ею Ч. в качестве свидетеля, но и о наличии у нее умысла на фальсификацию этого протокола.

Ссылка в жалобах на то, что фактические данные, указанные А. в протоколе допроса Ч., соответствовали фактическим обстоятельствам, не влияет на правильность выводов суда, поскольку весь протокол является фальсифицированным источником доказательств и, кроме того, данные о признании Е. грабежа, изложенные в протоколе, не соответствовали фактическим обстоятельствам, а эти данные имели доказательственное значение по делу.

Ссылка на наличие в материалах дела в отношении Е. достаточных доказательств его виновности и без протокола допроса свидетеля Ч. не влияет на юридическую оценку содеянного А., может учитываться лишь при назначении ей наказания и, кроме того, достаточность (либо недостаточность) доказательств виновности лица для постановления обвинительного (оправдательного) приговора - является исключительной компетенцией суда, а наступление тяжких последствий в виде постановления неправосудного приговора в отношении Е. в вину А. не вменено.

Наличие корыстной, иной личной заинтересованности по содержанию ч. 2 ст. 303 УК РФ не является элементом этого состава преступления.

В соответствии с действующим законодательством в обязанности следователя входит сбор доказательств по делу в установленном законом порядке в целях обеспечения по делу правосудия. За соблюдение установленного порядка сбора доказательств и их достоверность следователь несет личную персональную ответственность. По данному делу видно, что следователем А. представлено суду фальсифицированное доказательство, что согласно ст. 303 УК РФ образует состав преступления.

Мотив действий А. судом установлен верно, в соответствии с имеющимися доказательствами. Личное мнение свидетеля З. об отсутствии у А. личной и иной заинтересованности при передаче дела в суд с указанным протоколом допроса свидетеля Ч. не влияет на правильность выводов суда.

Тщательно исследовав обстоятельства дела и правильно оценив все доказательства в их совокупности, суд пришел к обоснованному выводу о доказанности вины А. в содеянном ею и верно квалифицировал ее действия по ч. 2 ст. 303 УК РФ по указанным в приговоре признакам.

Наказание А. назначено судом в соответствии с требованиями закона, соразмерно содеянным ею, с учетом данных о ее личности, целей назначения наказания, влияния назначенного наказания на ее исправление и всех конкретных обстоятельств дела.

Выводы суда, изложенные в приговоре, соответствуют имеющимся доказательствам, правильно оцененным судом и надлежащим образом обоснованны, мотивированны.

Данное дело рассмотрено судом объективно, принцип состязательности сторон судом не нарушен.

Нарушений уголовно-процессуального законодательства, влекущих отмену приговора, из материалов дела не усматривается.

На основании изложенного и руководствуясь ст.ст. 377, 378 и 388 УПК РФ, Судебная коллегия определила:

приговор Новосибирского областного суда от 29 ноября 2004 года в отношении А. оставить без изменения, а кассационные жалобы осужденной А. и адвоката С. - оставить без удовлетворения.


При проверке приговора по уголовному делу Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ подтвердила выводы суда первой инстанции о том, что наличие корыстной, иной личной заинтересованности не является необходимым условием для квалификации действий по ч. 2 ст.303 УК РФ - фальсификация доказательств по уголовному делу лицом, производящим дознание, следователем, прокурором или защитником.

Подделка протокола допроса следователем квалифицируется как преступление, а не служебный проступок. Ссылка на наличие достаточных доказательств помимо фальсифицированного протокола не влияет на юридическую оценку содеянного и может учитываться лишь при назначении судом наказания.


Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 3 марта 2005 г. N 67-о05-2


Текст определения официально опубликован не был


Текст документа на сайте мог устареть

Вы можете заказать актуальную редакцию полного документа и получить его прямо сейчас.

Или получите полный доступ к системе ГАРАНТ бесплатно на 3 дня


Получить доступ к системе ГАРАНТ

(1 документ в сутки бесплатно)

(До 55 млн документов бесплатно на 3 дня)


Чтобы приобрести систему ГАРАНТ, оставьте заявку и мы подберем для Вас индивидуальное решение

Если вы являетесь пользователем системы ГАРАНТ, то Вы можете открыть этот документ прямо сейчас, или запросить его через Горячую линию в системе.