Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 25 мая 2005 г. N 67-005-35 Вывод суда о доказанности вины осужденного в совершении разбойного нападения и убийстве соответствует материалам дела и подтвержден приведенными в приговоре доказательствами, нарушений процессуального законодательства не имеется

Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 25 мая 2005 г. N 67-005-35


Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ

рассмотрела в судебном заседании от 25 мая 2005 года кассационные жалобы осужденного П., адвоката А. на приговор Новосибирского областного суда от 28 декабря 2004 года, по которому

П., родившийся 9 декабря 1987 года в г. Карасуке Новосибирской области, судимый 24 февраля 2004 года по ст. 158 ч. 2 п. "б" УК РФ к 1 году лишения свободы условно с испытательным сроком 1 год; 19 июля 2004 года по ст. 158 ч. 2 пп. "а, б, в" УК РФ к штрафу в сумме 1500 рублей,

осужден к лишению свободы: по ст. 105 ч. 2 пп. "ж, з" УК РФ на 8 лет 6 месяцев, по ст. 162 ч. 4 п. "в" УК РФ на 8 лет без штрафа.

На основании ст. 69 ч. 3 УК РФ путем частичного сложения назначено 9 лет лишения свободы без штрафа в воспитательной колонии.

Приговоры от 24 февраля 2004 года и от 19 июля 2004 года постановлено исполнять самостоятельно.

Взыскано с П. в пользу потерпевшей Н. в счет компенсации морального вреда 30000 рублей.

По делу осуждены М. и К., в отношении которых приговор не обжалован.

Заслушав доклад судьи Е., возражения прокурора К., полагавшей приговор оставить без изменения, а кассационные жалобы без удовлетворения, Судебная коллегия установила:

П. признан виновным в том, что группой лиц по предварительному сговору с осужденными по этому же делу К., М. и лицом, в отношении которого применены принудительные меры медицинского характера, совершил разбойное нападение с применением насилия, опасного для жизни и здоровья с применением предмета, используемого в качестве оружия, с причинением тяжкого вреда здоровью потерпевшего и убийство Л. группой лиц по предварительному сговору, сопряженное с разбоем.

Преступления совершены в ночь со 2 на 3 марта 2004 года в г. Карасук Новосибирской области при изложенных в приговоре обстоятельствах.

В судебном заседании П. вину признал частично - только в хищении имущества потерпевшего, вину в убийстве не признал.

В кассационных жалобах:

- адвокат А. в защиту интересов П. выражает несогласие с приговором. Ссылается на несоответствие выводов суда фактическим обстоятельствам дела, достаточных доказательств вины П. в убийстве Л. не имеется, суд необоснованно сослался как на доказательство вины на протокол осмотра места происшествия с участием И.; необоснованно отклонено ходатайство о проведении дополнительной судебно-психиатрической экспертизы в отношении И., назначенное П. наказание является чрезмерно суровым.

- осужденный П. в жалобе и дополнениях оспаривает обоснованность осуждения за разбойное нападение и убийство, считает, что может нести ответственность лишь по ч. 1 ст. 158 УК РФ. Ссылается на то, что судебное следствие проведено с обвинительным уклоном, приговор постановлен с нарушением ст. 307 УПК РФ, не исследованы показания свидетелей, данные в ходе предварительного следствия, не учтены показания К. на допросе от 11 марта 2004 года, отрицает предварительный сговор с другими лицами на совершение преступлений. Считает, что М. оговорил его в преступлении.

Государственный обвинитель возражает против доводов приведенных в кассационных жалобах. Принесла возражения и осужденная К.

Проверив материалы дела, обсудив доводы, изложенные в жалобах, судебная коллегия не находит оснований для их удовлетворения.

Вывод суда о доказанности вины П. в разбойном нападении и убийстве соответствует материалам дела и подтвержден приведенными в приговоре доказательствами: показаниями осужденного М. о том, что он, П. и К. наносили удары ножом Л., желали его убить с тем, чтобы завладеть его вещами, т.к. у него была хорошая обстановка, показаниями свидетеля Ж., который подтвердил, что к нему рано утром 6 марта пришли И. и другие осужденные. Руки у всех четверых были в крови, рассказывали об убийстве мужчины-охранника и хвастались друг перед другом количеством нанесенных ножевых ударов. При этом П. сам говорил, что лично нанес 2-3 удара ножом; показаниями свидетеля И. о том, что ее сын и другие осужденные обсуждали убийство мужчины, которому нанесли много ножевых ранений, выводами судебно-медицинской экспертизы о количестве и локализации причиненных Л. колото-резаных ранений и причине его смерти, выводами экспертов о том, что на одежде осужденных, в т.ч. П. обнаружена кровь, происхождение которой не исключено от Л., протоколами опознания похищенных у Л. вещей.

Доводы о необоснованности осуждения П. за убийство опровергаются вышеприведенными показаниями осужденного М. и свидетеля Ж. Показания их подробны, непротиворечивы, объективно подтверждены проведенными по делу экспертными исследованиями и не доверять им оснований не имеется.

Оснований для оговора П. со стороны М. и Ж. не усматривается.

Оснований сомневаться в достоверности показаний потерпевшей Н., свидетелей Ж., И., Ш. и других не имеется, т.к. они взаимно дополняют, и подтверждают друг друга, непротиворечивы по существу.

Ссылка П. на то, что он мог испачкаться кровью Л. при падении с ним, судом проверялась и обоснованно критически оценена судом с приведением в приговоре мотивированных суждений в этой части.

Доводы о необоснованности признания достоверным доказательством протокола осмотра места происшествия с участием И., несостоятельны, т.к. в приговоре имеется ссылка на объективные данные, обнаруженные при осмотре места происшествия, а не на показания И., в связи с чем сам факт его участия в осмотре не ставит под сомнение достоверность протокола осмотра места происшествия.

Доводы о необоснованном, по мнению адвоката, отказе в проведении дополнительной судебно-психиатрической экспертизы И., нельзя признать убедительными. Как видно из дела, адвокатом было заявлено ходатайство о проведении повторной экспертизы, т.к. оспаривался вывод экспертов о психическом состоянии И. Поскольку оснований сомневаться в обоснованности выводов экспертов не имелось, ходатайство было отклонено мотивированным постановлением суда.

Поскольку по предыдущим делам (приговоры от 13.03.03 г. и 29.04.04 г.) судебно-психиатрические экспертизы И. не проводились, факты его осуждения не свидетельствуют о необоснованности выводов экспертов-психиатров по настоящему делу. Отказ в удовлетворении ходатайства адвоката при таких данных не может свидетельствовать о необъективности суда.

Доводы П. о неисследованности показаний свидетелей, данных в ходе следствия, не основаны на материалах дела, т.к. ни П., ни его адвокат не заявляли ходатайства об оглашении показаний свидетелей. Оснований для оглашения показаний свидетелей в силу ст. 281 УПК РФ не имелось, т.к. существенных противоречий в их показаниях (кроме свидетеля Ж.) не имелось.

В приговоре суда дана надлежащая оценка собранным по делу доказательствам с приведением мотивов решения. В описательно-мотивировочной части приговора изложено описание преступного деяния, формы вины, мотивы преступления, собранные по делу доказательства, в связи с чем доводы П. о несоблюдении судом требований ст. 307 УПК РФ являются необоснованным.

Анализ материалов дела свидетельствует о том, что вопреки утверждению П. стороной обвинения представлено достаточно доказательств, оценив которые суд пришел к обоснованному выводу о доказанности его вины в содеянном.

Юридическая оценка действий П. является правильной.

Фактические обстоятельства дела, совместный и согласованный характер действий осужденных, а также показания К. и М. об имевшей место договоренности о совершении преступлений, опровергают доводы П. об отсутствии предварительного сговора.

Выводы суда в части квалификации действий П. в приговоре надлежаще мотивированы.

Нарушений уголовно-процессуального закона, влекущих отмену приговора не усматривается.

Наказание назначено в соответствии с требованиями ст. 60 УК РФ, с учетом несовершеннолетнего возраста П., данных о его личности и всех обстоятельств дела.

Оснований для применения ст. 64 УК РФ суд не усмотрел.

Не усматривает оснований для смягчения наказания и судебная коллегия.

В силу изложенного, руководствуясь ст.ст. 377, 378 и 388 УПК РФ, Судебная коллегия определила:

приговор Новосибирского областного суда от 28 декабря 2004 года в отношении Константина Николаевича оставить без изменения, кассационные жалобы - без удовлетворения.



Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 25 мая 2005 г. N 67-005-35


Текст определения официально опубликован не был


Откройте актуальную версию документа прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.