Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 27 апреля 2005 г. N 72-о05-2 Не основано на законе утверждение осужденного о том, что суд необоснованно признал его лицом, ранее судимым, поскольку он ошибочно полагал, что внесенные в УК РФ изменения влекли погашение его предыдущей судимости

Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 27 апреля 2005 г. N 72-о05-2


Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации

рассмотрела в судебном заседании дело по кассационным жалобам осужденного С. на приговор Читинского областного суда от 27 июля 2004 года, которым

С. 27 июля 1975 года рождения, уроженец д. Миничево Яшкенского района Кемеровской области, не работал, не имел определенного места жительства, судимый 26 января 1999 года по п.п. "б, в, г" ч. 2 ст. 158 УК РФ к 4 (четырем) годам лишения свободы, был освобожден после отбытия наказания 1 ноября 2002 года, -

осужден: по ст. 161 ч. 1 УК РФ к 2 (двум) годам лишения свободы; по ст.ст. 30 ч. 3 и п. "к" ч. 2 ст. 105 УК РФ к 12 (двенадцати) годам лишения свободы; по совокупности указанных преступлений на основании ст. 69 ч. 3 УК РФ путем частичного сложения наказаний к 13 (тринадцати) годам лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

Этим же приговором:

М. 14 мая 1976 года рождения, уроженец в г. Сибай Республики Башкортостан, не судимый, -

осужден по ст. 105 ч. 2 п.п. "а, к" УК РФ к 17 (семнадцати) годам лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

Приговор в отношении М. в кассационном порядке не обжалован.

С. осужден за грабеж и покушение на умышленное убийство И. с целью сокрытия преступления.

Осужденный по этому же делу М. признан виновным в умышленном убийстве двух лиц И. и И. с целью сокрытия другого преступления.

Преступления совершены вечером 9 января 2004 года в г. Краснокаменске Читинской области при обстоятельствах указанных в приговоре.

В судебном заседании С. признал себя виновным частично.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда РФ Л., объяснения осужденного С., возражения на кассационные жалобы прокурора Н., полагавшего, что приговор подлежит оставлению без изменения, а кассационные жалобы - без удовлетворения, судебная коллегия установила:

в кассационных жалобах осужденный С. просит об изменении приговора. Отрицая наличие у него умысла на убийство, С. утверждает, что И. сама дала деньги в сумме 60 рублей. Действия М., нанесшего удары потерпевшей ножом для него были неожиданными. С. ссылается на то, что от действий М. он находился в шоке, и, не давая отчета своим действиям, он, по приказу М., накинул на шею потерпевшей веревку. По его мнению, судом не были учтены все обстоятельства, смягчающие его ответственность. Он считает, что выводы суда основаны на противоречивых доказательствах, что не установлен мотив преступления. С. полагает, что суд дал неправильно квалифицировал его преступные действия, осудив его по ст. 30 ч. 3 и п. "к" ч. 2 ст. 105 УК РФ, поскольку его действиями не было причинено вреда здоровью потерпевшей. Кроме того, С. считает, что суд не учел изменений, внесенных в уголовный кодекс, и необоснованно признал его лицом ранее судимым, так как, по его мнению, его предыдущая судимость должна быть погашена.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационных жалоб осужденного, судебная коллегия не усматривает оснований к их удовлетворению.

К выводу о доказанности вины С. суд пришел на основании собранных по делу, и, исследованных в судебном заседании доказательств, которые получили правильную оценку в приговоре. В соответствии с установленными данными о фактически содеянном С., суд дал правильную оценку его преступным действиям.

В судебном заседании С., не оспаривая по существу фактических обстоятельств дела, отрицал наличие сговора между ним и М.

С. показал, что 9 января 2004 года в квартиру И. он пришел вместе с М., имея намерение занять денег на приобретение спиртного. Однако И. отказалась дать им деньги. После этого он отвел И. в спальную комнату, где она сама разделась. После того как он вывел И. из спальной комнаты и усадил в кресло, она сама дала ему 60 рублей. В это время М. сказал, что потерпевших нужно убить. Потом он увидел, как М. уже вытаскивает нож из груди И. После этого для приведения И. в бессознательное состояние, он накинул на шею И. веревку, стал душить потерпевшую, удерживая ее в таком состоянии около трех минут, а затем М. ножом перерезал горло потерпевшей. В период предварительного следствия С. признавал наличие у него умысла на убийство И. и давал показания, подтверждающие совершение им умышленных действий, направленных, именно, на убийство И.

Осужденный по этому же делу М. в период расследования дела давал показания, уличающие С. в совершении преступления при изложенных в приговоре обстоятельствах. Именно, эти показания нашли свое объективное подтверждение в других материалах дела.

Тщательно проверив все показания С. и М., и оценив их в совокупности с другими доказательствами по делу, суд обоснованно пришел к выводу о том, что ни у кого из них не имелось оснований к оговору друг друга.

В подтверждение вины С. суд обоснованно сослался в приговоре на показания свидетелей Б., А., Х., на протокол осмотра места происшествия, на выводы судебно-медицинской экспертиз о характере и локализации телесных повреждений у потерпевших и о причине их смерти и другие доказательства.

Исходя из фактических обстоятельств дела, установленных в стадии судебного разбирательства, суд обоснованно пришел к выводу о том, что о наличии у С. умысла на убийство свидетельствует сам характер его действий, характер и локализация телесного повреждения у И., причиненного ей во время затягивания петли на шее потерпевшей. Поскольку по причинам, не зависящим от воли С., смерть И. от этих действий не наступила, суд правильно квалифицировал его действия по ст.ст. 30 ч. 3 и 105 ч. 2 п. "к" УК РФ, предусматривающей ответственность за покушение на убийство с целью сокрытия другого преступления.

Установленные судом обстоятельства завладения деньгами потерпевших позволили суду прийти к обоснованному выводу о наличии в действиях С. состава преступления, предусмотренного ст. 161 ч. 1 УК РФ, предусматривающего ответственность за открытое хищение чужого имущества.

Соглашаясь с выводами суда о доказанности вины С., и, признавая правильной квалификацию его преступных действий, судебная коллегия считает, что назначенное ему наказание соответствует тяжести совершенного им преступления и данных, характеризующим его личность.

Не основано на законе утверждение осужденного о том, что суд необоснованно признал его лицом ранее судимым, поскольку он ошибочно полагал, что внесенные в уголовный кодекс изменения влекли погашение его предыдущей судимости по приговору от 26 января 1999 года.

На основании выше изложенного и руководствуясь ст.ст. 377, 378 и 388 УПК РФ, судебная коллегия определила:

приговор Читинского областного суда от 27 июля 2004 года в отношении С. оставить без изменения, а его кассационные жалобы - без удовлетворения.



Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 27 апреля 2005 г. N 72-о05-2


Текст определения официально опубликован не был


Текст документа на сайте мог устареть

Вы можете заказать актуальную редакцию полного документа и получить его прямо сейчас.

Или получите полный доступ к системе ГАРАНТ бесплатно на 3 дня


Получить доступ к системе ГАРАНТ

(1 документ в сутки бесплатно)

(До 55 млн документов бесплатно на 3 дня)


Чтобы приобрести систему ГАРАНТ, оставьте заявку и мы подберем для Вас индивидуальное решение