Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 2 марта 2005 г. N 81-о04-136 Вывод суда о доказанности вины осужденных в убийстве и в заранее обещанном сокрытии этого преступления является правильным, поскольку подтвержден показаниями осужденных и свидетелей о фактических обстоятельствах дела

Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 2 марта 2005 г. N 81-о04-136


Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ

рассмотрела в судебном заседании от 2 марта 2005 года кассационные жалобы осужденных П. и М. на приговор Кемеровского областного суда от 15 октября 2004 года, по которому

П., родившийся 13 июня 1980 года в г. Тайга Кемеровской области, судимый: 22.06.99 года Тайгинским городским судом по ст. 162 ч. 2 п.п. "б, г" к 4 годам 6 месяцам лишения свободы, освободившийся 30.09.2003 года по отбытии срока,

осужден к наказанию в виде лишения свободы с признанием в его действиях особо опасного рецидива:

- по ст. 105 ч. 2 п.п. "ж, и" УК РФ на 15 лет;

- по ст. 105 ч. 1 УК РФ на 9 лет.

На основании ст. 69 ч. 3 УК РФ путем частичного сложения окончательно назначено 18 лет лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии особого режима;

М., родившийся 15 апреля 1980 года в дер. Киевка Татарского района Новосибирской области, судимый 20.01.2004 года Тайгинским городским судом по ст. 158 ч. 2 п. "а" УК РФ к 2 годам 6 месяцам лишения свободы,

осужден к лишению свободы:

- по ст. 105 ч. 2 п. "ж" УК РФ на 12 лет;

- по ст. 316 УК РФ на 1 год.

На основании ст. 69 ч. 3 УК РФ путем частичного сложения окончательно назначено 12 лет 6 месяцев лишения свободы.

На основании ст. 69 ч. 5 УК РФ частично присоединено наказание, назначенное М. по приговору от 20 января 2004 года Тайгинского городского суда и окончательно назначено 13 лет лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима.

Заслушав доклад судьи Е., объяснения осужденного М., прокурора Т., возражавшую против доводов жалоб и полагавшую исключить особо опасный рецидив в отношении П. и направить его в колонию строгого режима, Судебная коллегия установила:

Согласно приговору П. совершил убийство, т.е. причинение смерти другому человеку - К. из хулиганских побуждений, группой лиц, а кроме того - убийство, т.е. умышленное причинение смерти другому человеку - Б.

М. совершил убийство К., т.е. причинение смерти другому человеку, группой лиц, а также заранее не обещанное укрывательство особо тяжкого преступления.

Указанные преступления были совершены в г. Тайга Кемеровской области и в пос. Таежный г. Тайга Кемеровской области при изложенных в приговоре обстоятельствах 12 и 30 декабря 2003 года.

В судебном заседании П. и М. вину признали частично. В кассационных жалобах и дополнениях;

- осужденный П. выражает несогласие с приговором, так как он, по его мнению, основан на предположениях. Ссылается на то, что первоначальные показания дал под давлением со стороны правоохранительных органов. Считает, что суд не учел, что объективных доказательств его вины не имеется, не учел всех смягчающих обстоятельств. Ссылается на то, что убийство К. совершил М. Полагает возможным смягчить наказание по ч. 1 ст. 105 УК РФ с применением ст. 64 УК РФ. Вместе с тем, просит об отмене приговора с направлением дела на новое судебное рассмотрение;

- осужденный М. выражает несогласие с приговором. Отрицает вину в убийстве К. Ссылается на давление (физическое и моральное) со стороны сотрудников милиции. Просит разобраться в деле. Считает, что нарушен закон при назначении наказания. Ссылаясь на то, что нанес К. 2 удара ножом, считает, что от его действий смерть не могла наступить. Просит об отмене приговора.

Потерпевшая К. возражает против доводов осужденных.

Проверив материалы дела, обсудив изложенные в жалобах доводы, судебная коллегия не находит оснований для их удовлетворения.

Вывод суда о доказанности вины П. и М. в убийстве К. группой лиц соответствует материалам дела и подтвержден приведенными в приговоре доказательствами.

Доводы, изложенные в кассационных жалобах каждого из осужденных о непричастности к убийству К. не могут быть признаны обоснованными, так как опровергаются показаниями П. и М., данными в ходе предварительного следствия, обоснованно признанными судом достоверными, так как получены с соблюдением норм уголовно-процессуального закона, в присутствии защиты, а при выходе на место происшествия и в присутствии понятых, т.е. в условиях, исключающих возможность оказания сотрудниками правоохранительных органов физического и психологического давления на М. и П., на что имеется ссылка в кассационных жалобах.

Так, доводы П. о том, что убийство К. совершил М., опровергаются его же показаниями на следствии, где он неоднократно в присутствии адвоката пояснял, что удары ножом потерпевшему наносили они оба, сначала он нанес 2 удара в область спины и 3 удара в область живота, а потом, когда потерпевший, убегая от него, направился в сторону М., тот нанес ему еще несколько ударов.

Не могут быть признаны обоснованными и доводы М., утверждавшего в кассационной жалобе, что он причинил потерпевшему лишь 2 ножевых ранения в область шеи, которые по заключению судебно-медицинской экспертизы отнесены к легким, не повлекшим расстройства здоровья, смерть же наступила от ранений в области живота и грудной клетки, которые, по его мнению, причинил П.

Действительно, по заключению судебно-медицинской экспертизы, имевшиеся в области шеи повреждения в причинной связи со смертью не состоят и оцениваются как легкий вред здоровью. Однако из материалов дела следует, что М. наносил удары не только в область шеи. Это подтверждено заключением медико-криминалистической экспертизы, согласно которой повреждение на кожном лоскуте брюшной стенки справа от трупа К. могло быть причинено клинком выкидного ножа N 2.

М. как на следствии, так и в суде пояснял, что нож с выкидным лезвием принадлежит ему и именно им он наносил удары К.

В судебном заседании при оглашении выводов экспертизы он признал, что вероятно и это повреждение причинил потерпевшему он, так как с П. они ножами не менялись, каждый наносил удары потерпевшему своим ножом.

Судебно-медицинской экспертизой установлено, что причиной смерти К. явилась острая кровопотеря, развившаяся в результате трех колото-резаных ранений грудной клетки и живота, каждое из которых находится в прямой причинной связи со смертью.

Поскольку по заключению экспертизы в причинной связи со смертью состоит каждое из имевшихся в области грудной клетки и живота потерпевшего повреждений, а в судебном заседании достоверно установлено, что одно из них причинено М., другие - П., вывод суда об их виновности в убийстве К., совершенном группой лиц, является правильным.

Показания осужденных в ходе следствия объективно подтверждены протоколом осмотра места происшествия, где был обнаружен труп К., выводами судебно-медицинской экспертизы о локализации и степени тяжести причиненных ему телесных повреждений и причине смерти К., протоколом осмотра ножа, который находился у М. на момент убийства К., и выводами медико-криминалистической экспертизы о том, что телесные повреждения К. причинены этим ножом.

Утверждение каждого из осужденных о непричастности к убийству К. обоснованно оценены судом критически. Выводы суда об умысле на убийство надлежаще мотивированы.

Вывод суда о доказанности вины П. в убийстве Б., а М. - в сокрытии этого преступления также является правильным, подтвержден показаниями осужденных о фактических обстоятельствах дела, показаниями свидетелей П. и М., которым со слов П. известно о совершении им убийства Б., показаниями свидетеля Е., П. и другими, приведенными в приговоре доказательствами.

У судебной коллегии нет оснований согласиться с доводами осужденного П. о том, что приговор построен лишь на предположениях, поскольку в приговоре приведена совокупность объективных доказательств вины осужденных в совершении преступлений, получившая надлежащую оценку суда.

Оснований для направления дела на новое судебное рассмотрение коллегия не усматривает.

Признавая вывод суда о виновности осужденных правильным, судебная коллегия считает, что действия их квалифицированы правильно.

Вместе с тем, судебная коллегия считает необходимым исключить из приговора указание о признании в действиях П. особо опасного рецидива и направить его для отбытия наказания в исправительную колонию строгого режима, с учетом изменений, внесенных ФЗ от 8 декабря 2003 года в ст. 18 УК РФ, и того, что преступление, за которое П. был осужден 22.06.99 года (ст. 162 ч. 2 п.п. "г" УК РФ) с учетом изменений от 08.12.2003 года относится к числу тяжких преступлений.

Наказание назначено в соответствии с требованиями ст. 60 УК РФ, с учетом всех обстоятельств дела и данных о личности, соразмерно содеянному. Оснований для применения ст. 64 УК РФ судебная коллегия не усматривает.

Нарушений уголовно-процессуального закона, влекущих отмену приговора, не усматривается.

В силу изложенного, руководствуясь ст.ст. 377, 378 и 388 УПК РФ, Судебная коллегия определила:

приговор Кемеровского областного суда от 15 октября 2004 года в отношении П. изменить: исключить указание о признании рецидива в его действиях особо опасным.

Признать совершение им преступлений при опасном рецидиве и направить П. для отбывания наказания в исправительную колонию строгого режима.

В остальном приговор в отношении П. и гот же приговор в отношении М. оставить без изменения, кассационные жалобы осужденных - без удовлетворения.



Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 2 марта 2005 г. N 81-о04-136


Текст определения официально опубликован не был


Текст документа на сайте мог устареть

Вы можете заказать актуальную редакцию полного документа и получить его прямо сейчас.

Или получите полный доступ к системе ГАРАНТ бесплатно на 3 дня


Получить доступ к системе ГАРАНТ

(1 документ в сутки бесплатно)

(До 55 млн документов бесплатно на 3 дня)


Чтобы приобрести систему ГАРАНТ, оставьте заявку и мы подберем для Вас индивидуальное решение