Постановление Президиума Верховного Суда РФ от 20 апреля 2005 г. N 111п05 Виновность осужденного в разбойном нападении, совершенном с применением предмета, используемого в качестве оружия, и в убийстве потерпевшего из хулиганских побуждений доказана, суд правильно квалифицировал его действия по ст.ст. 162 ч. 2 п. "г", 105 ч. 2 п. "и" УК РФ. Вместе с тем суд считает необходимым приговор изменить путем исключения в части указания о взыскании с законного представителя несовершеннолетнего осужденного суммы за проведенную судебно-медицинскую экспертизу

Постановление Президиума Верховного Суда РФ от 20 апреля 2005 г. N 111п05


Президиум Верховного Суда Российской Федерации

рассмотрел уголовное дело по надзорной жалобе адвоката Б. на приговор Архангельского областного суда от 1 августа 2003 года, по которому

Ф., родившийся 2 июля 1986 года в г. Архангельске, несудимый,

осужден к лишению свободы:

по ст. 105 ч. 2 п. "и" УК РФ на 8 лет; по ст. 162 ч. 2 п. "г" УК РФ на 7 лет; на основании ст. 69 ч. 3 УК РФ на 9 лет в воспитательной колонии.

Срок наказания исчислен с 23 февраля 2003 года.

С Ф. в пользу потерпевшей Г. в счет компенсации морального вреда взыскано 100.000 рублей и расходы на погребение в размере 8.644 рубля.

С законного представителя несовершеннолетнего осужденного Ф. в пользу Архангельского областного бюро судебно-медицинских экспертиз взыскано 4.650 рублей, израсходованных на производство судебных экспертиз в экспертном учреждении.

С нее же в доход государства взыскано 200 рублей процессуальных издержек по делу, состоящих из сумм, выплаченных юридической консультации из средств федерального бюджета за защиту осужденного Ф. в период предварительного следствия адвокатом по назначению.

По делу осуждены также Д. и Г., надзорное производство в отношении которых не возбуждалось.

Судебной коллегией по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации 27 октября 2003 года приговор в отношении Ф. оставлен без изменения.

В надзорной жалобе адвоката Б. поставлен вопрос об отмене состоявшихся по делу судебных решений.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Н., изложившего обстоятельства уголовного дела, содержание приговора и кассационного определения, мотивы надзорной жалобы и вынесения постановления о возбуждении надзорного производства, мнение заместителя Генерального прокурора Российской Федерации К., полагавшего, что жалобу следует оставить без удовлетворения, но исключить указание о взыскании с Ф. 4.650 рублей в пользу Архангельского ОБСМЭ, Президиум Верховного Суда Российской Федерации установил:

Ф. признан виновным в разбойном нападении на Т. с применением предмета, используемого в качестве оружия, и в убийстве потерпевшего из хулиганских побуждений, совершенных при следующих обстоятельствах.

Ночью 21 февраля 2003 года в г. Архангельске Ф., Д. и Г. договорились открыто похитить деньги у стоявших около коммерческого киоска несовершеннолетних Т. и Ч. Осужденные окружили потерпевших, Ф., пригрозив избиением, потребовал у Т. деньги, а когда тот ответил, что денег нет, Г. обыскал его одежду, забрал 32 рубля и отдал их Ф., тот разделил похищенное. Ф. и Д. поочередно нанесли удары кулаками по лицу Т., отчего у потерпевшего пошла кровь из носа.

Затем Д. потребовал деньги у Ч., а Ф., выйдя за пределы заранее достигнутой между осужденными договоренности о применении насилия, не опасного для жизни и здоровья, достал нож и, приставив его к животу Т., тоже потребовал у него деньги. Испугавшись за свою жизнь и здоровье, потерпевшие побежали в разные стороны от осужденных и скрылись.

Спустя непродолжительное время осужденные, находясь у здания школы, увидели направлявшегося в сторону дома Т. Ф. окликнул потерпевшего и велел остановиться. Поскольку Т. не подчинился, Ф. догнал его и из хулиганских побуждений ударил кулаком по лицу, а затем, преследуя убегавшего потерпевшего до дома и в подъезде, нанес ему множество ударов кулаками, ногами и ножом по голове и телу.

Смерть Т. наступила на месте происшествия от острой кровопотери, которая развилась от множественных (49) колото-резаных ранений и ран правой кисти, груди, шеи, лица, других областей головы, повредивших яремную вену, щитовидную железу, шейные отделы позвоночника, наружную костную пластину свода черепа, легкие, оцениваемых в совокупности как тяжкий вред здоровью.

В надзорной жалобе адвокат Б. заявляет, что Ф. во время происшествия спал дома, никуда не выходил, это подтверждается показаниями его матери и распечаткой телефонных разговоров. Ч. оговорил Ф., его показания противоречивы. Во время грабежа Ф. не причинил вреда здоровью Т., его действия следовало квалифицировать по ст. 161 ч. 2 УК РФ, а не по ст. 162 ч. 2 УК РФ. Даже если усматривать разбой в действиях Ф., то следует учесть, что у осужденных не было договоренности отбирать деньги с применением ножа, поэтому его действия следовало квалифицировать по ст. 162 ч. 1 УК РФ. Д. оговорил Ф. в результате незаконных методов расследования дела. Кроме того, его показания расходятся с показаниями Ч. Время наступления смерти потерпевшего, а, следовательно, и время нанесения ему ударов, надлежащим образом не установлено. Заключение химической экспертизы волокон одежды не подтверждает виновность Ф., волокна могли произойти и от другой одежды. Выводы экспертизы о наличии крови потерпевшего на куртке осужденного носят предположительный характер. При выемке одежды и обуви Ф. допущены нарушения уголовно-процессуального закона. Суд вышел за рамки предъявленного обвинения, изменив время совершения преступления, указанное в обвинительном заключении. Судом достоверно не установлено, что именно Ф. причинил телесные повреждения Т., повлекшие его смерть. В жалобе содержится просьба об отмене приговора и кассационного определения за недоказанностью вины Ф. в разбое и убийстве Т.

Рассмотрев надзорную жалобу адвоката Б., проверив материалы уголовного дела, Президиум Верховного Суда Российской Федерации считает, что изложенные в жалобе доводы не дают оснований для ее удовлетворения.

Вина Ф. в преступлениях установлена судом и подтверждается собранными по делу и исследованными в судебном заседании доказательствами.

Будучи неоднократно допрошенным в ходе предварительного следствия с соблюдением требований уголовно-процессуального закона, осужденный по этому же делу Д. давал показания о том, что он, Ф. и Г. в начале первого часа ночи увидели у киоска Т. и Ч., подошли к ним, и Ф. потребовал у Т. деньги. Услышав отрицательный ответ, Ф. ударил его рукой по лицу, отчего у потерпевшего появилась кровь. Г. передал Ф. 30 рублей, после чего Г. обыскал карманы потерпевшего, но ничего ценного не нашел. Ф. достал нож и приставил его к животу Т., вновь требуя деньги, но потерпевшие убежали в разные стороны. Не догнав их, осужденные остановились вблизи гаражей, расположенных у школы N 33, и увидели через некоторое время, как из-за гаражей вышел Г. и направился в сторону своего дома. Ф. окликнул его, велел остановиться, но тот не подчинился. Тогда Ф. догнал потерпевшего, ударил кулаком в лицо, затем достал нож и нанес им 2-3 удара в живот. Г. согнулся, а Ф. ударил его ножом в спину, затем схватил рукой и нанес новый удар ножом в шею. Испугавшись увиденного, он и Г. разбежались по домам.

В приговоре проанализированы показания Д. в ходе предварительного следствия и в судебном заседании, им дана надлежащая оценка, наиболее достоверными обоснованно признаны те из них, которые соответствуют фактическим обстоятельствам преступлений и подтверждаются другими доказательствами. Суд выяснял причины изменения им показаний и в приговоре мотивировал выводы о том, по каким основаниям отвергнуты одни показания и признаны достоверными другие.

Из показаний потерпевшего Ч. усматривается, что во втором часу ночи 21 февраля 2003 года он и Г. обсуждали у киоска, какое пиво купить, но сделать это не успели, поскольку подошедшие сзади Г., Д. и Ф. окружили их, последний потребовал у Т. деньги, пригрозив в случае отказа вместе с другими осужденными избить его. Г. ответил, что денег у него нет, тогда Г. обыскал карманы куртки, забрал у Т. 32 рубля и передал деньги Ф., тот поделил их между осужденными. Затем Ф. и Д. поочередно нанесли удары кулаками в лицо Т., из носа потерпевшего пошла кровь. Д. спросил, есть ли у него, Ч., деньги, на что он ответил, что денег нет. Ф. достал нож и, направив его в живот Т., вновь потребовал деньги, пригрозив, что будет хуже. Испугавшись за свою жизнь, он и Г. убежали от осужденных.

Показания Ч. стабильны и последовательны, не доверять им у суда оснований не имелось. Его показания о времени встречи с осужденными у киоска во втором часу ночи соответствуют показаниям потерпевшей Г., пояснившей, что, возвращаясь с работы около 1 часа 30 минут 21 февраля 2003 года, она на лифте поднялась к квартире, не застав сына, вышла на лестничную площадку и увидела его и Ч. сбегавшими вниз по лестнице.

Согласно показаниям свидетеля А., около 2 часов ночи 21 февраля 2003 года к ней зашел Г. с разбитым носом, с порезанной рукой и сказал, что его избили двое или трое парней.

Свидетель Л. показал, что ночью, примерно в 1 час 45 минут - 2 часа 15 минут 21 февраля 2003 года, к нему заходил Г., на руке у него была рана, а из носа шла кровь. Г. сообщил, что его избили Ф. и Д., отобрали пиво, с ним у киоска был Ч., который видел избиение. Г. попросил вату, вытер кровь под носом и минут через 10 ушел. Самый близкий путь от его дома до дома, в котором проживал Г., проходил мимо гаражей, расположенных вблизи школы N 33.

В соответствии с пояснениями судебно-медицинского эксперта П. смерть Т. могла наступить в промежуток времени с 1 часа 50 минут до 5 часов 50 минут 21 февраля 2003 года.

На основании вышеизложенных показаний суд правильно установил время совершения преступления после 1 часа 30 минут 21 февраля 2003 года, а также и время наступления смерти потерпевшего, не выйдя при этом за рамки обвинительного заключения и не нарушив право осужденных на защиту.

По заключению криминалистической экспертизы на куртке и джинсовых брюках Ф. обнаружены волокна общей групповой принадлежности с волокнами из состава куртки потерпевшего Т., а на куртке и брюках потерпевшего имеются волокна общей родовой принадлежности с волокнами из состава утепляющей подстежки куртки осужденного.

Согласно заключению судебно-медицинской экспертизы вещественных доказательств, кровь, обнаруженная на джинсовых брюках и куртке Ф., могла произойти от потерпевшего Т. Происхождение крови от самого Ф. исключается.

Выводы экспертиз получили надлежащую оценку в приговоре и в совокупности с другими доказательствами правильно признаны судом доказательствами, подтверждающими виновность Ф.

Судом исследовалась распечатка входящих и исходящих разговоров с телефонов Ф. и З., на которую имеется ссылка в надзорной жалобе. Из нее усматривается, что 18, 19, 20 и 22 февраля 2003 года разговоры между абонентами заканчивались около 3-4 часов ночи, но в ночь с 20 на 21 февраля 2003 года, когда осужденными совершено преступление, разговоры между абонентами с телефона Ф. и З. закончились в 0 часов 20 минут. Поэтому доводы жалобы о том, что данная распечатка подтверждает присутствие Ф. дома во время преступления, являются необоснованными.

Надлежащая оценка дана в приговоре и показаниям свидетеля Ф., утверждавшей, что ее сын 20 февраля 2003 года пришел домой в 23 часа 15 минут и больше никуда не отлучался.

Доводы о нарушении уголовно-процессуального закона при выемке одежды и обуви Ф. противоречат материалам дела. Как видно из протокола выемки, он проводился следователем прокуратуры в присутствии двух понятых. Ф. было предложено выдать куртку, джинсовые брюки, свитер, кроссовки, которые тот выдал добровольно. Каких-либо замечаний от понятых и Ф. не последовало, о чем свидетельствуют имеющиеся в протоколе выемки подписи понятых и получившего копию протокола Ф. (т. 1 л.д. 138).

Оценив все собранные по делу доказательства в их совокупности, суд обоснованно пришел к выводу о виновности Ф. в разбойном нападении на Т., совершенном с применением предмета, используемого в качестве оружия, и в убийстве потерпевшего из хулиганских побуждений и правильно квалифицировал его действия по ст.ст. 162 ч. 2 п. "г", 105 ч. 2 п. "и" УК РФ.

Вместе с тем, исходя из положений, содержащихся в ч. 1 ст. 410 УПК РФ, согласно которым при рассмотрении уголовного дела в порядке надзора суд не связан доводами надзорной жалобы и вправе проверить все производство по уголовному делу в полном объеме, Президиум Верховного Суда Российской Федерации считает, что приговор и кассационное определение в отношении Ф. подлежат изменению по следующим основаниям.

Судом взыскано с законного представителя несовершеннолетнего осужденного - Ф. в пользу Архангельского областного бюро судебно-медицинских экспертиз 4650 рублей, израсходованных на производство судебных экспертиз в экспертном учреждении.

Однако, как видно из материалов уголовного дела, судебно-медицинская экспертиза для установления обстоятельств наступления смерти потерпевшего проводилась Архангельским областным бюро судебно-медицинских экспертиз по заданию следователя прокуратуры Ломоносовского района г. Архангельска (т. 1 л.д. 212), то есть в порядке служебного задания. Поэтому, исходя из положений, содержащихся в п. 4 ч. 2 ст. 131 УПК РФ, вознаграждение экспертам за выполнение ими своих обязанностей в ходе уголовного судопроизводства в данном случае не подлежит выплате.

При таких обстоятельствах из состоявшихся судебных решений подлежит исключению указание о взыскании с законного представителя несовершеннолетнего осужденного Ф. в пользу Архангельского областного бюро судебно-медицинских экспертиз 4650 рублей, израсходованных на производство судебных экспертиз в экспертном учреждении.

На основании изложенного и руководствуясь ст.ст. 407, 408 и 410 ч. 1 УПК РФ, Президиум Верховного Суда Российской Федерации постановил:

1. Надзорную жалобу адвоката Б. оставить без удовлетворения.

2. Приговор Архангельского областного суда от 1 августа 2003 года и кассационное определение Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации от 27 октября 2003 года в отношении Ф. изменить.

Исключить указание о взыскании с законного представителя несовершеннолетнего осужденного Ф. в пользу Архангельского областного бюро судебно-медицинских экспертиз 4.650 рублей, израсходованных на производство судебных экспертиз в экспертном учреждении.

В остальной части судебные решения в отношении него оставить без изменения.



Постановление Президиума Верховного Суда РФ от 20 апреля 2005 г. N 111п05


Текст постановления официально опубликован не был


Текст документа на сайте мог устареть

Вы можете заказать актуальную редакцию полного документа и получить его прямо сейчас.

Или получите полный доступ к системе ГАРАНТ бесплатно на 3 дня


Получить доступ к системе ГАРАНТ

(1 документ в сутки бесплатно)

(До 55 млн документов бесплатно на 3 дня)


Чтобы приобрести систему ГАРАНТ, оставьте заявку и мы подберем для Вас индивидуальное решение