Постановление Президиума Верховного Суда РФ от 13 апреля 2005 г. N 121п05пр Нарушение уголовно-процессуального законодательства привело к ограничению прав осужденного, поскольку материалы дела рассмотрены в отсутствие защитника и осужденному не было разъяснено его право воспользоваться услугами и помощью защитника

Постановление Президиума Верховного Суда РФ от 13 апреля 2005 г. N 121п05пр


Президиум Верховного Суда Российской Федерации

рассмотрел уголовное дело по надзорному представлению заместителя Генерального прокурора Российской Федерации К. на кассационное определение Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации от 27 декабря 2004 г. в отношении М.

Коллегией из трех судей Воронежского областного суда 2 ноября 2004 г. и связи с представлением исполняющего обязанности Генерального прокурора Российской Федерации дано заключение о наличии в действиях

М., судьи Центрального районного суда г. Воронежа, признаков преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 305 УК РФ.

Кассационным определением Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации от 27 декабря 2004 г. определение коллегии из трех судей Воронежского областного суда в отношении М. отменено, материалы направлены на новое судебное рассмотрение в тот же суд в ином составе судей.

В надзорном представлении заместителя Генерального прокурора Российской Федерации К. поставлен вопрос об отмене кассационного определения и передаче материалов дела на новое кассационное рассмотрение.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Н., изложившего обстоятельства материалов дела, содержание заключения коллегии из трех судей и кассационного определения, мотивы надзорного представления и вынесения постановления о возбуждении надзорного производства, выступление заместителя Генерального прокурора Российской Федерации С., поддержавшего надзорное представление, объяснения М. и его защитника - адвоката Б., просивших оставить надзорное представление без удовлетворения, Президиум Верховного Суда Российской Федерации установил:

давая заключение о наличии в действиях судьи М. признаков преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 305 УК РФ, коллегия из трех судей указала в определении, что Воронежским областным судом 12 марта 2004 г. осуждены граждане Республики Азербайджан Г. и Д. по ст. 127 ч. 2 п.п. "а, г, ж" УК РФ к 4 годам лишения свободы каждый. В связи с кассационными жалобами Д. и потерпевших по делу приговор в законную силу не вступил. По состоянию на 15 июля 2004 г. Г. и Д. находились в учреждении ИЗ-36/1 г. Воронежа, ожидая решения суда кассационной инстанции.

В суд Центрального района г. Воронежа 8 июля 2004 г. поступили ходатайства адвоката Ч., представлявшего интересы осужденных Г. и Д., о применении к ним условно-досрочного освобождения от отбывания наказания.

Судья Центрального районного суда г. Воронежа М. 15 июля 2004 г. вынес постановления об условно-досрочном освобождении от отбывания наказания Г. и Д.

Данные решения им вынесены с грубыми нарушениями уголовно-процессуального закона.

В соответствии с ч. 4 ст. 397 УПК РФ и ст. 79 УК РФ вопросы об условно-досрочном освобождении от наказания подлежат рассмотрению судом только к осужденным, отбывающим наказание по вступившим в законную силу приговорам. Приговор Воронежского областного суда, а не Советского районного суда г. Воронежа, как указано в постановлении, в отношении Г. и Д. на момент рассмотрения ходатайства 15 июля 2004 г. в законную силу не вступил. По процессуальному положению эти лица осужденными не являлись и наказание не отбывали. Судья М. вынес постановления в отсутствие предусмотренной ч. 2 ст. 175 УИК РФ характеристики осужденных, а также заключения администрации исправительного учреждения, а не следственного изолятора, о целесообразности применения условно-досрочного освобождения. Кроме того, судебные постановления им вынесены без приговора Воронежского областного суда, из которого было бы видно, с какого времени осужденные находятся под стражей, какой ими отбыт срок лишения свободы, вступил ли приговор в законную силу. По материалам не велся протокол судебного заседания.

В постановлениях суда указано об участии в судебных заседаниях старшего помощника прокурора Воронежской прокуратуры по надзору за соблюдением законов в исправительных учреждениях В., который в это время находился в очередном отпуске и выезжал из г. Воронежа.

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации, отменяя определение суда первой инстанции, указала на ряд нарушений уголовно-процессуального закона, допущенных при рассмотрении материалов в отношении М.

Заместитель Генерального прокурора Российской Федерации К. в надзорном представлении просит отменить кассационное определение Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в отношении М. и передать материалы на новое кассационное рассмотрение. В обоснование надзорного представления указано, что М. в суд не пригласил защитника и ходатайства о рассмотрении представления прокурора с участием защитника не заявлял. В представлении прокурора подробно отражены все материалы, представленные в суд, и именно на них основано решение коллегии из трех судей Воронежского областного суда. Вынесение судом определения, а не заключения, не является основанием для отмены судебного решения.

Президиум Верховного Суда Российской Федерации считает, что надзорное представление не подлежит удовлетворению по следующим основаниям.

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации, принимая решение об отмене заключения коллегии из трех судей Воронежского областного суда, правильно указала в определении, что в нарушение требований, содержащихся в ч. 2, ч. 3 ст. 448 УПК РФ, материалы дела в отношении судьи М. рассмотрены в отсутствие защитника, из протокола судебного заседания усматривается, что М. не было разъяснено его право воспользоваться услугами и помощью защитника.

В нарушение ч. 3 ст. 16 Закона Российской Федерации "О статусе судей в Российской Федерации" и ст. 448 УПК РФ вывод о наличии в действиях М. признаков преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 305 УК РФ, коллегией судей сделан без какого-либо исследования представленных в суд материалов (л.д. 1-269).

В протоколе судебного заседания отсутствуют данные о том, что указанные материалы оглашались, не сослался на эти материалы суд и в своем определении, какой-либо оценки данные материалы не получили.

В определении суда первой инстанции не приведено обоснования и мотивов принятого решения, не указано, на основании каких данных коллегия пришла к выводу о наличии в действиях М. признаков преступления.

Как видно из протокола судебного заседания, судебное разбирательство ограничилось тем, что прокурор огласил представление, после чего было заслушано мнение прокурора по данному представлению и допрошен сам М. Затем коллегия судей удалилась в совещательную комнату, по возвращении из которой было оглашено определение.

Таким образом, коллегия из трех судей вывод о наличии в действиях М. признаков преступления сделала на основе оценки содеянного им органами прокуратуры, а не в результате собственной оценки и анализа исследованных и добытых судом данных.

Кроме того, по результатам рассмотрения представления в соответствии с ч. 3 ст. 448 УПК РФ суд дает заключение, форма которого определена в приложении N 14 к ст. 477 УПК РФ. Принятие каких-либо иных решений по представлению прокурора о наличии или отсутствии признаков преступления в действиях лица уголовно-процессуальным законом не предусмотрено.


На основании изложенного и руководствуясь ст.ст. 407, 408 УПК РФ, Президиум Верховного Суда Российской Федерации постановил:

надзорное представление заместителя Генерального прокурора Российской Федерации К. оставить без удовлетворения.



Постановление Президиума Верховного Суда РФ от 13 апреля 2005 г. N 121п05пр


Текст постановления официально опубликован не был


Откройте нужный вам документ прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.