Постановление Президиума Верховного Суда РФ от 20 апреля 2005 г. N 122п05 Поскольку умысел осужденного был направлен на изнасилование малолетней потерпевшей, а не на ее похищение, приговор в части осуждения по ст.ст. 126 ч. 2 п. "д", 30 ч. 3, 105 ч. 2 п.п. "в, к" УК РФ подлежит отмене

Постановление Президиума Верховного Суда РФ от 20 апреля 2005 г. N 122п05


Президиум Верховного Суда Российской Федерации

рассмотрел уголовное дело по надзорной жалобе осужденного С. на приговор Свердловского областного суда от 30 декабря 1998 года, по которому

С., родившийся 17 мая 1970 года в г. Ревде Свердловской области, ранее не судимый,

осужден к лишению свободы по ст. 135 УК РФ на 2 года, по ст. 131 ч. 3 п. "в" УК РФ на 12 лет, по ст. 285 ч. 1 УК РФ на 3 года, по ст. 126 ч. 2 п. "д" УК РФ на 4 года, по ст.ст. 30 ч. 3, 105 ч. 2 п.п. "в, к" УК РФ на 12 лет;

на основании ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений назначено 19 лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима, срок наказания исчислен с 6 июля 1998 года.

На основании ст. 97 ч. 1 п. "г" УК РФ применена принудительная мера медицинского характера в связи с нуждаемостью в лечении от алкоголизма.

Взыскано в пользу О. в счет компенсации морального вреда 30000 рублей.

Определением Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации от 15 апреля 1999 года приговор в части осуждения С. по ст. 285 ч. 1 УК РФ отменен и дело прекращено за отсутствием в его действиях состава преступления. Кроме того, приговор изменен: назначенное по ст. 131 ч. 3 п. "в" УК РФ наказание смягчено до 11 лет лишения свободы. На основании ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений, предусмотренных ст.ст. 135, 131 ч. 3 п. "в", 126 ч. 2 п. "д", 30 ч. 3, 105 ч. 2 п.п. "в, к" УК РФ, назначено 16 лет лишения свободы. В остальном приговор оставлен без изменения.

В надзорной жалобе С. поставлен вопрос об отмене судебных решений в части его осуждения по ст.ст. 126 ч. 2 п. "д", 30 ч. 3, 105 ч. 2 п.п. "в, к" УК РФ и смягчении наказания.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Н., изложившего обстоятельства уголовного дела, содержание приговора и кассационного определения, мотивы надзорной жалобы и вынесения постановления о возбуждении надзорного производства, мнение заместителя Генерального прокурора Российской Федерации К., полагавшего, что надзорную жалобу следует отклонить, Президиум Верховного Суда Российской Федерации установил:

согласно приговору, С. осужден за преступления, совершенные при следующих обстоятельствах.

Будучи милиционером роты патрульно-постовой службы милиции Верх-Исетского РУВД г. Екатеринбурга, находясь в состоянии алкогольного опьянения, он 24 июня 1997 года встретил З. и В., родившихся в 1989 г., прошел за ними, предъявил служебное удостоверение, представился сотрудником милиции, заявил о будто бы совершенном похищении золотых сережек у малолетней девочки и приказал идти за ним в подъезд дома N 16 по ул. Заводской в г. Екатеринбурге якобы для проверки причастности их к похищению сережек и осмотра вещей. З. и В. прошли за осужденным на площадку подъезда между 4 и 5 этажами. Зная о малолетнем возрасте девочек, он приказал им раздеться и обнажить половые органы, после осмотрел их половые органы, трогал руками.

Затем он отпустил В., а З. на электропоезде привез в лесной массив, где снова совершил развратные действия, после чего изнасиловал ее.

26 мая 1998 года С. встретил Б., 1986 года рождения, сказал о якобы поступившей на нее жалобе о попрошайничестве на вещевом рынке. Затем он на электропоезде привез ее в лесной массив, угрожал убийством, демонстрировал газовый пистолет, надел наручники и, используя беспомощное состояние, изнасиловал ее.

Вечером 4 июля 1998 года, также в состоянии алкогольного опьянения, С. встретил в г. Ревде несовершеннолетних девочек. С целью изнасилования кого-нибудь из них он представился сотрудником милиции и заявил о будто бы совершенном хищении золотых сережек у малолетней девочки. Под этим предлогом он приказал О., 1987 года рождения, идти за ним. Используя малолетний возраст, доверчивость, С. с применением обмана похитил ее, переместив в квартиру своей матери.

Закрыв дверь, угрожая убийством, демонстрируя нож, в период с 23 часов 4 июля до 3 часов 5 июля 1998 года осужденный дважды изнасиловал ее.

Опасаясь разоблачения и ответственности за совершенные преступления, он решил убить О., для чего заранее приготовил орудия преступления - шнурки и веревку и около 4 часов 5 июля 1998 года повел якобы домой. По пути С. завел ее на веранду детского учреждения, предложил поиграть, связал веревкой руки за спиной. Используя беспомощность потерпевшей, он накинул ей на шею петлю-удавку и сдавил ее. Когда О. перестала подавать признаки жизни, С., полагая, что она умерла, с места преступления скрылся. Смерть О. не наступила по независящим от осужденного причинам.

В надзорной жалобе осужденного С. указано, что у него был умысел на изнасилование О., для этого он и доставил ее в квартиру своей матери, но не похищал потерпевшую. Государственный обвинитель, выступая в судебных прениях, отказался от поддержания обвинения по ст.ст. 30 ч. 3, 105 ч. 2 п.п. "в, к" УК РФ, просил суд исключить ее из обвинения, но суд не сделал этого.

Президиум считает, что надзорная жалоба осужденного С. подлежит удовлетворению по следующим основаниям.

Статьей 126 УК РФ предусмотрена уголовная ответственность за похищение человека, то есть за тайное, открытое либо с помощью обмана завладение, а также изъятие и перемещение с места постоянного или временного пребывания либо удержание человека с лишением свободы вопреки его воле.

По данному делу, квалифицируя действия С. по ст. 126 ч. 2 п. "д" УК РФ как похищение заведомо несовершеннолетней О., суд указал в приговоре, что он путем обмана увел потерпевшую в квартиру своей матери и насильственно удерживал в течение ночи, сопровождал похищение совершением других преступлений.

Однако при описании преступных действий С. суд указал в приговоре, что он подошел к несовершеннолетним девочкам с целью изнасилования кого-либо из них, представился сотрудником милиции, заявил о будто бы совершенном хищении золотых сережек у малолетней девочки и под этим предлогом приказал О. следовать за ним.

Таким образом, фактические обстоятельства дела, как они установлены этим же судом, свидетельствуют о том, что умысел осужденного был направлен на изнасилование малолетней потерпевшей, а не на ее похищение. Обманув девочку, он привел ее в квартиру своей матери, где реализовал свой умысел, дважды изнасиловав потерпевшую.

Поэтому вывод суда в данной части нельзя признать соответствующим фактическим обстоятельствам дела. По ст. 126 ч. 2 п. "д" УК РФ С. осужден необоснованно.

Довод надзорной жалобы об отказе государственного обвинителя в судебном заседании от поддержания обвинения С. в покушении на убийство О., то есть в совершении преступления, предусмотренного ст.ст. 30 ч. 3, 105 ч. 2 п.п. "в, к" УК РФ, соответствует материалам дела. Выступая в прениях, прокурор З. заявила: "От действий по совершению умышленного убийства С. в последний момент отказался" (т.4 л.д. 112). Она не просила суд признать С. виновным в этом преступлении.

Поскольку государственный обвинитель З. отказалась от поддержания обвинения С. по ст. 30 ч. 3, 105 ч. 2 п.п. "в, к" УК РФ, суду в соответствии с ч. 3 ст. 49 Конституции Российской Федерации надлежало неустранимые сомнения в виновности лица истолковать в пользу обвиняемого. При этом следовало учесть также положения ч. 1 ст. 15 Конституции Российской Федерации, согласно которым Конституция Российской Федерации имеет высшую юридическую силу, прямое действие и применяется на всей территории Российской Федерации. Законы и иные правовые акты, принимаемые в Российской Федерации, не должны противоречить Конституции Российской Федерации.

На обязанность суда обеспечивать в состязательном процессе справедливое и беспристрастное разрешение дела и невозможность принимать на себя дополнительно выполнение процессуальной функции стороны, представляющей обвинение, обращено внимание в постановлении Конституционного Суда Российской Федерации от 28 ноября 1996 года по делу о проверке конституционности ст. 418 УПК РСФСР, то есть до рассмотрения дела С. судом.

Поэтому после отказа прокурора от поддержания обвинения в указанной части суд по данному делу не должен был принимать на себя дополнительно обоснование виновности С. в совершении преступления, предусмотренного ст.ст. 30 ч. 3, 105 ч. 2 п.п. "в, к" УК РФ.

Постановлением Конституционного Суда Российской Федерации от 20 апреля 1999 года по делу о проверке конституционности положений пунктов 1 и 3 части первой статьи 232, части четвертой статьи 248 и части первой статьи 258 УПК РСФСР в связи с запросами Иркутского районного суда Иркутской области и Советского районного суда города Нижнего Новгорода часть четвертая статьи 248 УПК РСФСР, действовавшего ко времени рассмотрения судом данного дела, как допускавшая при отказе прокурора от обвинения осуществление судом не свойственной ему обязанности по обоснованию предъявленного органами расследования обвинения, признана не соответствующей статьям 49 и 123 ч. 3 Конституции Российской Федерации.

При таких обстоятельствах осуждение С. за покушение на убийство О. нельзя признать законным.

Наказание ему по совокупности преступлений, предусмотренных по ст.ст. 131 ч. 3 п. "в", 135 УК РФ, следует назначить с учетом характера и степени общественной опасности преступлений, данных о личности и всех обстоятельств дела.

В связи с признанием Федеральным законом от 8 декабря 2003 года N 162-ФЗ п. "г" ч. 1 ст. 97 УК РФ утратившим силу из приговора подлежит исключению указание о применении принудительной меры медицинского характера к осужденному.

На основании изложенного и руководствуясь ст.ст. 407 и 408 УПК РФ, Президиум Верховного Суда Российской Федерации постановил:

1. Надзорную жалобу осужденного С. удовлетворить.

2. Приговор Свердловского областного суда от 30 декабря 1998 года и определение Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации от 15 апреля 1999 года в отношении С. в части осуждения его по ст.ст. 126 ч. 2 п. "д", 30 ч. 3, 105 ч. 2 п.п. "в, к" УК РФ отменить и дело прекратить за отсутствием в его действиях состава преступления.

Исключить из судебных решений указание о применении на основании ст. 97 ч. 1 п. "г" УК РФ принудительной меры медицинского характера в связи с нуждаемостью в лечении от алкоголизма.

На основании ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений, предусмотренных ст.ст. 131 ч. 3 п. "в", 135 УК РФ, назначить С. 12 лет лишения свободы.

В остальном приговор и кассационное определение в отношении него оставить без изменения.



Постановление Президиума Верховного Суда РФ от 20 апреля 2005 г. N 122п05


Текст постановления официально опубликован не был


Текст документа на сайте мог устареть

Вы можете заказать актуальную редакцию полного документа и получить его прямо сейчас.

Или получите полный доступ к системе ГАРАНТ бесплатно на 3 дня


Получить доступ к системе ГАРАНТ

(1 документ в сутки бесплатно)

(До 55 млн документов бесплатно на 3 дня)


Чтобы приобрести систему ГАРАНТ, оставьте заявку и мы подберем для Вас индивидуальное решение