Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного суда РФ от 17 ноября 2004 г. N 5-004-214cп Приговор о виновности осужденных в приготовлении к убийству по предварительному сговору группой лиц и по найму, в подстрекательстве и пособничестве в разбойном нападении, в разбойном нападении основан на всестороннем, полном и объективном исследовании обстоятельств дела, оснований для изменения приговора не усматривается

Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного суда РФ от 17 ноября 2004 г. N 5-004-214сп


Судебная коллегия по уголовным делам Верховного суда Российской Федерации

рассмотрела в судебном заседании дело по кассационным жалобам осужденных П., Ш., С., С., адвокатов Ф., Ф., Н. на приговор суда присяжных Московского городского суда от 3 августа 2004 года, которым

Ш., родившийся 25 августа 1970 года в гор. Черкассы на Украине, ранее не судимый,

осужден к лишению свободы по ч. 1 ст. 30, п.п. "ж, з" ч. 2 ст. 105 УК РФ на 9 лет, по ч.ч. 4 и 5 ст. 33, ч. 2 ст. 162 УК РФ на 6 лет, на основании ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений - на 13 лет с отбыванием в исправительной колонии строгого режима;

С., родившийся 28 августа 1958 года в пос. Оротукан Магаданской области, ранее не судимый,

осужден к лишению свободы по ч. 1 ст. 30, п.п. "ж, з" ч. 2 ст. 105 УК РФ на 7 лет 6 месяцев, по ч. 2 ст. 162 УК РФ на 7 лет 6 месяцев, на основании ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений - на 14 лет с отбыванием в исправительной колонии строгого режима;

П., родившийся 4 декабря 1965 года в гор. Москве, ранее не судимый,

осужден к лишению свободы по ч. 1 ст. 30, п.п. "ж, з" ч. 2 ст. 105 УК РФ на 6 лет 8 месяцев, по ч. 2 ст. 162 УК РФ на 6 лет 8 месяцев, на основании ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений - на 10 лет с отбыванием в исправительной колонии строгого режима;

С., родившийся 9 июля 1968 года в гор. Москве, ранее не судимый,

осужден к лишению свободы по ч. 1 ст. 30, п.п. "ж, з" ч. 2 ст. 105 УК РФ на 8 лет, по ст. 33, ч. 2 ст. 162 УК РФ на 6 лет, на основании ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений - на 12 лет с отбыванием в исправительной колонии строгого режима;

П., родившаяся 1 февраля 1971 года в гор. Москве, ранее не судимая,

осуждена к лишению свободы по ч. 1 ст. 30, п.п. "ж, з" ч. 2 ст. 105 УК РФ на 6 лет 8 месяцев, по ч.ч. 4 и 5 ст. 33, ч. 2 ст. 162 УК РФ на 6 лет 8 месяцев, на основании ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений - на 12 лет с отбыванием в исправительной колонии строгого режима.

Заслушав доклад судьи К., объяснения осужденных П., Ш., С., С., адвокатов Ф., К., Ф., Н., полагавших приговор отменить и дело направить на новое рассмотрение, возражение на жалобы представителя потерпевшего В., мнение прокурора А., полагавшего приговор оставить без изменения, судебная коллегия установила:

вердиктом коллегии присяжных заседателей П., Ш., С., П. и С. признаны виновными в приготовлении к убийству С. (мужа П.) по предварительному сговору группой лиц и по найму. Кроме того, П. и Ш. признаны виновными в подстрекательстве и пособничестве в разбойном нападении на С. с целью завладения его имуществом, а С., С. и П. - в разбойном нападении на С. по предварительному сговору группой лиц.

Данные преступления совершены ими 29 мая 2003 года в гор. Москве при обстоятельствах, изложенных в приговоре.

В кассационных жалобах:

осужденный Ш. ссылается на односторонность и необъективность судебного разбирательства; в суде исследовались недопустимые доказательства; оглашались сведения о судимости одного из подсудимых; вопросный лист не отвечает требованиям ст.ст. 338, 339 УПК РФ; на коллегию присяжных заседателей со стороны председательствующего было оказано незаконное воздействие; старшина коллегии незаконно была выведена из состава суда; протокол судебного заседания является неполным; просит приговор отменить и дело направить на новое рассмотрение;

адвокат Ф. в интересах осужденного Ш. указывает на незаконный состав коллегии присяжных заседателей, поскольку некоторые члены жюри общались со стороной обвинения; незаконно был удовлетворен отвод старшины присяжных заседателей; в приговоре судья ссылался на недопустимые доказательства и в суде исследовались недопустимые доказательства; допущена ошибка при квалификации действий Ш., поскольку он не являлся исполнителем подготовительных действий к убийству; действия осужденных неверно квалифицированы как разбой, поскольку у них отсутствовал корыстный мотив; не конкретизированы действия Ш. в приготовлении к убийству и соучастии в разбое; неверно определен Ш. вид исправительной колонии и ему назначено чрезмерно суровое наказание; на присяжных заседателей председательствующий оказал незаконное воздействие; просит приговор отменить и дело направить на новое рассмотрение;

осужденный С. ссылается на недозволенные методы следствия; дело рассмотрено с обвинительным уклоном; прокурор публично заявил о наличии судимости у одного из подсудимых; во время совещания присяжных заседателей к ним в комнату постоянно заходила секретарь судебного заседания; на старшину со стороны судьи было оказано незаконное воздействие (т. 16 л.д. 260); пистолет в суде не исследовался, поэтому нельзя было на него ссылаться как на доказательство; подсудимым перед вынесением вердикта не предоставлялось последнее слово; приговор не содержит мотивов принятого решения по оценке доказательств; оспаривает наличие умысла на убийство С.; просит приговор отменить и дело прекратить;

осужденный С. указывает на незаконное воздействие на коллегию присяжных заседателей со стороны судьи и прокурора; в суде присяжных исследовались недопустимые доказательства; незаконно судья отвел старшину присяжных заседателей; вопросный лист составлен с обвинительным уклоном; прокурор незаконно огласил сведения о его прежней судимости; напутственное слово

председательствующего было необъективным; после вынесенного вердикта подсудимым последнее слово не предоставлялось; потерпевший С. в суде их оговорил; просит приговор отменить и дело прекратить или направить на новое рассмотрение;

адвокат Н. в интересах осужденного П. указывает на незаконное воздействие со стороны председательствующего на коллегию присяжных заседателей, поскольку тот несколько раз удалял ее в совещательную комнату после принятия присяжными неугодного ему решения; председательствующий незаконно заменил присяжного заседателя после удаления коллегии на совещание; просит приговор отменить и дело направить на новое рассмотрение;

адвокат Ф. в интересах осужденной П. указывает на то, что председательствующий незаконно ссылался в приговоре на наличие пистолета у подсудимых несмотря на то, что исключил из числа доказательств протокол его обнаружения; незаконно судья признал вещественными доказательствами 2 лопаты и бейсбольную биту, поскольку в ходе расследования они не признавались таковыми; протокол осмотра места происшествия (т. 1 л.д. 45-49) является недопустимым доказательством, поскольку понятые являются родственниками потерпевшего; прокурор в прениях ссылался на сведения, которые не исследовались в суде; оспаривает наличие разбоя в действиях осужденных и подзащитной; ошибочно исследовалась записка в качестве доказательства, поскольку ее изъятие было признано незаконным; показания Ш. на предварительном следствии были даны под незаконным воздействием со стороны работников милиции; личный обыск Ш. был произведен в отсутствии адвоката; незаконно в суде исследовались 200 листов телефонных соединений, протокол обыска в квартире П., почвоведческая экспертиза; протокол осмотра автомобиля "Москвич", протоколы явки С. с повинной, его допросов в качестве подозреваемого и обвиняемого; прокурор сообщила присяжным заседателям сведения о прошлой судимости Самарина; суд обязан был удовлетворить отвод присяжным И. и О., поскольку они общались с представителем потерпевшего; незаконно был удовлетворен отвод старшины присяжных заседателей; вопросный лист составлен с обвинительным уклоном и без учета предложений защиты; суд ошибочно признал П. виновной в исполнительстве приготовления к убийству, поскольку она сама не готовилась к нападению на потерпевшего; П. назначено чрезмерно суровое наказание; просит приговор отменить и дело направить на новое рассмотрение.

В возражениях представитель потерпевшего В., государственный обвинитель С. не согласны с доводами жалоб и просят оставить их без удовлетворения.

Изучив материалы дела, проверив и обсудив доводы жалобы, судебная коллегия приходит к выводу, что приговор постановлен правильно.

Вердикт коллегии присяжных заседателей о виновности П., Ш., С., П. и С. в содеянном основан на всестороннем, полном и объективном исследовании обстоятельств дела.

Данных об ошибочном исключении из разбирательства допустимых доказательств либо об исследовании в суде доказательств, полученных с нарушением закона, не установлено. Выводы председательствующего относительно допуска доказательств, указанных в жалобах, подробно мотивированы в соответствующих постановлениях (т. 10 л.д. 78, т. 11 л.д. 115, 169-170, 186-199, т. 12 л.д. 2, 18, 34, 37, 38, 50, 61).

Правомерно председательствующий допустил к исследованию протокол осмотра места происшествия (т. 1 л.д. 45-49), поскольку в суде понятой А. подтвердил участие в этом следственном действии другого независимого понятого - И.

В приговоре действительно имеется ссылка на приобретение пистолета ТТ С. несмотря на исключение из доказательственной базы протокола проверки показаний С. на месте и заключения баллистической экспертизы. Между тем в суде присяжных исследовались явка С. с повинной и протоколы его допросов в качестве подозреваемого и обвиняемого, в которых содержалась информация о приобретении и предназначении оружия, в связи с чем судья правомерно сослался на эти сведения в вопросном листе и в приговоре, выводы которого были основаны на обвинительном вердикте (т. 12 л.д. 51).

В суде также исследовались в качестве вещественных доказательств две лопаты и бейсбольная бита, поскольку их наличие в автомобиле не оспаривалось самими подсудимыми (т. 12 л.д. 45, 51). По этой причине осмотр данных вещественных доказательств, при наличии показаний осужденных в суде и на следствии, не мог повлиять на вердикт коллегии присяжных заседателей.

В процессе судебного разбирательства государственный обвинитель действительно ссылался на прежнюю судимость С. Однако председательствующий признал эти сведения недопустимыми и рекомендовал коллегии присяжных заседателей не руководствоваться ими при вынесении вердикта (т. 11 л.д. 215).

Данных о прямой или иной личной заинтересованности председательствующего судьи, государственного обвинителя, присяжных заседателей И. и О. в исходе дела не установлено. Присяжные заседатели действительно удалялись председательствующим в совещательную комнату в соответствии с требованиями ч. 2 ст. 345 УПК РФ для устранения противоречий вердикта.

Вопросный лист составлен с соблюдением требований ст. 339 УПК РФ.

Последнее слово предоставлялось всем подсудимым как перед вынесением вердикта присяжными заседателями, так и при обсуждении последствий вердикта (т. 12 л.д. 78-80, 97).

Напутственное слово председательствующего отвечает положениям ст. 340 УПК РФ. Возражений на напутственное слово судьи по причине его необъективности от участников процесса не поступило (т. 12 л.д. 82).

Отвод старшине коллегии присяжных заседателей был заявлен государственным обвинителем, а затем и удовлетворен председательствующим судьей в соответствии с положениями ч. 4 ст. 333 УПК РФ, так как старшина отказалась выполнить указание судьи об удалении в совещательную комнату для устранении противоречий в вопросном листе в соответствии со ст. 345 РФ. Отказалась старшина присяжных заседателей удаляться в совещательную комнату и после повторного разъяснения судьи о необходимости устранения имеющихся противоречий в ответах в вопросном листе (т. 12 л.д. 85).

При наличии таких обстоятельств председательствующий судья обоснованно удовлетворил ходатайство государственного обвинителя об отводе присяжного заседателя и заменил его на, запасного присяжного заседателя.

Не основаны на материалах дела утверждения, содержащиеся в жалобах, о нарушении тайны совещательной комнаты со стороны секретаря судебного заседания, поскольку таких данных в деле не имеется.

Вердикт коллегии присяжных заседателей является ясным и понятным.

К обстоятельствам, как они были установлены коллегией присяжных заседателей, уголовный закон применен правильно.

Наказание осужденным назначено с учетом содеянного, их личности и является справедливым. Вид исправительного учреждения Ш. определен в соответствии с положениями ст.ст. 17 ч. 3 и 58 ч. 1 п. "в" УК РФ, и оснований для изменения приговора в этой части, как это ошибочно утверждается в жалобе адвоката Ф., не усматривается.

Протокол судебного заседания соответствует положениям ст. 259 УПК РФ, и поданные на него замечания рассмотрены председательствующим в установленном законом порядке (т. 12 л.д. 190-193).

Исходя из изложенного, руководствуясь ст.ст. 378 и 388 УПК РФ, судебная коллегия определила:

приговор суда присяжных Московского городского суда от 3 августа 2004 года в отношении П., Ш., С., П. и С. оставить без изменения, кассационные жалобы - без удовлетворения.



Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного суда РФ от 17 ноября 2004 г. N 5-004-214cп


Текст определения в извлечении опубликован в Бюллетене Верховного Суда Российской Федерации, сентябрь 2005 г., N 9


Текст документа на сайте мог устареть

Вы можете заказать актуальную редакцию полного документа и получить его прямо сейчас.

Или получите полный доступ к системе ГАРАНТ бесплатно на 3 дня


Получить доступ к системе ГАРАНТ

(1 документ в сутки бесплатно)

(До 55 млн документов бесплатно на 3 дня)


Чтобы приобрести систему ГАРАНТ, оставьте заявку и мы подберем для Вас индивидуальное решение

Если вы являетесь пользователем системы ГАРАНТ, то Вы можете открыть этот документ прямо сейчас, или запросить его через Горячую линию в системе.