Определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 22 октября 2004 г. N 19-о04-39 "Действия виновных обоснованно квалифицированы судом как хищение чужого имущества путем мошенничества в составе организованной группы" (извлечение)

Определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 22 октября 2004 г. N 19-004-39
"Действия виновных обоснованно квалифицированы судом как хищение чужого имущества путем мошенничества в составе организованной группы"
(извлечение)


По приговору Нижегородского областного суда от 1 апреля 2004 г. осуждены: Шилин, Серенко, Дубровина, Кроваткина, Носкова по ч. 4 ст. 159 УК РФ, ч. 3 ст. 30, ч. 4 ст. 159 УК РФ, Балашов и Козлитин по ч. 4 ст. 159 УК РФ.

Они признаны виновными в хищениях чужого имущества в г. Нижнем Новгороде путем мошенничества в составе организованной группы, а Шилин, Серенко, Дубровина, Кроваткина, Носкова, кроме того, - в покушении на хищение чужого имущества путем мошенничества в составе организованной группы, совершенных в период с апреля 2000 г. по февраль 2003 г.

По делу также осуждены Гурьянов, Потанин, Шишканова, приговор в отношении которых не обжаловался.

В апреле 2000 г. Шилин создал организованную группу с целью похищения у граждан денег путем мошенничества.

Мошенничество совершалось под видом проведения рекламных акций услуг сотовой связи, промышленных и продовольственных товаров. При этом соучастники вручали гражданам использованные карточки оплаты услуг сотовой связи, разовые упаковки шампуня либо кофе, после чего предлагали проверить номера, коды или штрих-коды, после проверки убеждали граждан, что те "выиграли" какой-либо приз, подстрекали их принять участие в розыгрыше приза.

Участники организованной группы выполняли следующие роли: рекламных агентов, в обязанности которых якобы входило вручение гражданам заранее подготовленных рекламных проспектов - использованных карточек оплаты услуг сотовой связи, разовых упаковок шампуня либо кофе с целью вовлечения граждан в игру; проверка с гражданами по заранее подготовленным таблицам розыгрышей врученных им рекламных проспектов, которые всегда имели выигрышные номера; ведущего игры, который сообщал гражданам, что они выиграли какой-либо приз, проводил розыгрыш приза и получал денежные средства от граждан; подставных лиц, изображавших случайных прохожих, якобы выигравших аналогичный с потерпевшим приз; подстрекателей и кредиторов, которые должны были подстрекать граждан к розыгрышу приза, а в том случае, когда материальные возможности потерпевшего оказывались исчерпанными, давать им деньги "в долг" и обеспечивать возврат "долга"; охранников, в обязанности которых входило следить за обстановкой в момент розыгрыша, предупреждать участников группы в случае возникновения опасности.

13 февраля 2003 г. участники организованной группы Шилин, Серенко, Дубровина, Носкова, Гурьянов, Кроваткина, Балашов, Козлитин были задержаны работниками милиции во время проведения оперативно-розыскных мероприятий при попытке совершить аналогичным способом хищение денег у работника милиции Т.

В кассационных жалобах и дополнениях к ним осужденный Шилин просил изменить приговор по эпизодам в отношении потерпевших Рукавишниковой, Мишарина, Виноградовой, исключить квалифицирующий признак совершения мошенничества организованной группой, переквалифицировать его действия на ч. 2 ст. 159 УК РФ в редакции от 8 декабря 2003 г., а в остальной части приговор отменить и дело прекратить за его непричастностью к преступлениям, так как, по его мнению, объективных доказательств его вины нет, как не имеется доказательств и того, что он был руководителем организованной группы, кроме того, опознание потерпевшими осужденных проведено с нарушением закона.

Осужденная Серенко в кассационной жалобе просила исключить часть эпизодов и снизить наказание, признав свою вину по трем эпизодам, по остальным считала осуждение необоснованным, опознание ее потерпевшими - проведенным с нарушением закона.

В кассационной жалобе осужденная Дубровина, не отрицая своей вины по эпизодам, связанным с потерпевшими Кузнецовой и Т., просила приговор изменить: исключить остальные эпизоды, переквалифицировать ее действия на ч. 2 ст. 159, ч. 3 ст. 30 и ч. 2 ст. 159 УК РФ, так как нет доказательств того, что преступления она совершила в составе организованной устойчивой группы, по предварительному сговору, при наличии организатора.

В кассационных жалобах осужденные Кроваткина, Носкова, Балашов и Козлитин просили приговор отменить и дело прекратить в связи с непричастностью их к преступлениям, указывали на то, что опознания их потерпевшими проводились с нарушением процессуального закона.

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ 22 октября 2004 г. приговор оставила без изменения, а кассационные жалобы - без удовлетворения по следующим основаниям.

Вина осужденных в содеянном подтверждается исследованными судом доказательствами: показаниями осужденных на предварительном следствии и в суде, показаниями потерпевших, протоколом осмотра места происшествия, протоколами изъятия у осужденных Шилина, Серенко, Дубровиной, Носковой части денег, которые были выданы свидетелю (работнику милиции) Т. перед проведением мероприятия по задержанию виновных, протоколом осмотра принадлежащей Шилину автомашины (при осмотре которой были обнаружены и изъяты таблицы для розыгрыша), распечатками телефонных разговоров между Шилиным, с одной стороны, и Серенко, Носковой, Дубровиной, Гурьяновым, Потаниным - с другой, а также иными материалами дела.

Суд подробно изложил доказательства в приговоре, дал им надлежащую оценку.

Свидетели, работники милиции, наблюдавшие за деятельностью организованной группы в феврале 2003 г. с целью выяснения механизма обмана, дали подробные показания об обстоятельствах хищения денег граждан путем мошенничества, о том, какие роли выполняли участники группы при совершении преступлений. Из показаний следовало, что руководил действиями группы Шилин, который направлял других участников группы на "работу", обеспечивал группу автотранспортом, таблицами для розыгрыша, отвозил потерпевших за деньгами, разговаривал с работниками милиции, когда кого-нибудь из членов группы задерживали, в конце дня выдавал участникам группы деньги, заработанные указанным выше способом.

Гурьянов на предварительном следствии показал, что осенью 2002 года Шилин предложил ему участвовать в обмане граждан, пояснив, что в его обязанности будет входить охрана девчонок, которые "раскручивают" граждан при игре в "лохотрон". Он согласился, приходил несколько раз, каждый раз в конце дня Шилин платил ему от 100 до 300 руб.

Согласно показаниям на предварительном следствии Носковой и Кроваткиной Шилин организовывал работу группы, совершавшей обманы граждан, он же платил участникам группы деньги.

Все потерпевшие по делу и свидетель Т. подробно рассказали об обстоятельствах, при которых у них путем обмана были похищены деньги, опознали лиц, принимавших участие в их обмане.

Судом проверялись доводы осужденных о том, что их опознания проведены с нарушением процессуального закона и протоколы этих следственных действий, якобы, являются недопустимыми доказательствами, но законно были отвергнуты с приведением мотивов.

Необоснованны и выдвинутые в жалобе осужденной Дубровиной доводы о том, что протоколы ее опознания являются недопустимыми доказательствами, поскольку не при всех опознаниях присутствовал адвокат. Как видно из материалов дела, адвокат Дубровиной не присутствовал при проведении опознания лишь тогда, когда она заявляла, что в его помощи не нуждается, о чем делала собственноручные записи в протоколах.

Под руководством Шилина группа совершала преступления с апреля 2000 г., это следовало из показаний свидетелей Пегушина и Асадова, потерпевших Ротной, Матвеева, Муравьевой, Куркиной, что опровергает доводы осужденного Шилина о том, что до июля - августа 2002 г. он не участвовал в мошенничестве.

Опровергаются исследованными доказательствами, в том числе показаниями потерпевших, доводы: осужденной Кроваткиной о том, что до конца декабря 2002 г. она не участвовала в мошенничестве; осужденной Серенко, что мошенничеством она начала заниматься с октября 2002 г.; осужденной Дубровиной, что летом 2002 года она находилась на даче и не могла участвовать в данных преступлениях.

Проверялись судом и доводы жалоб осужденных Шилина и Дубровиной о том, что после задержания 13 февраля 2003 г. работники милиции подбросили им меченые деньги. Эти заявления не соответствуют действительности.

То обстоятельство, что в связи с показаниями потерпевшей Куркиной суд уточнил дату совершения в отношении нее мошенничества: не 27, а 29 сентября 2001 г., не являлось нарушением судом требования ст. 252 УПК РФ, как об этом ставили вопрос в жалобах осужденные Козлитин и Серенко.

Доводы осужденной Носковой и ее адвоката о том, что вина осужденной по эпизодам с потерпевшими Саранцевой, Борисовой, Глазовой, Дворниковой, Кузнецовой, Камыниной, Горшковой, Бурой не доказана, опровергаются показаниями этих потерпевших. Они опознали Носкову как участницу группы, похитившей у них деньги путем мошенничества, дали подробные пояснения о роли и действиях Носковой при совершении мошенничества.

Не доверять показаниям потерпевших оснований не имеется.

Доводы осужденного Балашова о том, что сумма денег, похищенная у потерпевшей Гусевой, не превышает размера мелкого хищения, не соответствуют материалам дела, так как на момент хищения 7 ноября 2002 г. минимальный размер оплаты труда составлял 300 руб., а у Гусевой было похищено 600 руб. Аналогичные доводы осужденной Кроваткиной по эпизоду, связанному с потерпевшей Виноградовой, также голословны.

Доводы Козлитина о нарушении его права на защиту необоснованны. Как видно из материалов дела, с момента задержания в качестве подозреваемого он был обеспечен помощью адвоката, однако в последующем подал заявление о том, что в услугах адвоката при расследовании дела не нуждается, в случае необходимости о желании иметь адвоката заявит, при ознакомлении с материалами дела от помощи защитника отказался.

При таких обстоятельствах суд, оценив исследованные доказательства в совокупности, пришел к обоснованному выводу о том, что осужденные в хищении чужого имущества путем мошенничества действовали длительное время, в составе устойчивой организованной группы с распределением ролей, причем Шилин был организатором группы. Вина Шилина, Серенко, Дубровиной, Кроваткиной, Носковой в покушении на хищение чужого имущества путем мошенничества в составе организованной группы также доказана.



Определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 22 октября 2004 г. N 19-о04-39 "Действия виновных обоснованно квалифицированы судом как хищение чужого имущества путем мошенничества в составе организованной группы" (извлечение)


Текст определения опубликован в Бюллетене Верховного Суда Российской Федерации, октябрь 2005 г., N 10



Откройте актуальную версию документа прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.