Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 21 июля 2005 г. N 58-о05-31 Доводы, приводимые осужденным в свою защиту, в том числе о непричастности его к причинению смерти потерпевшей, о самооговоре на предварительном следствии в результате принуждения со стороны работников милиции, признаны не нашедшими подтверждения как опровергающиеся совокупностью доказательств по делу. Оснований к смягчению наказания, либо отмене приговора нет

Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 21 июля 2005 г. N 58-о05-31


Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации

рассмотрела в судебном заседании от 21 июля 2005 года дело по кассационным жалобам осужденного Н., на приговор Хабаровского краевого суда от 6 апреля 2005 года, которым

Н., 16 ноября 1974 года рождения, уроженец г. Комсомольска-на-Амуре, несудимый,

осужден по ст. 105 ч. 2 п.п. "г, д" УК РФ к 14 годам лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима.

Заслушав доклад судьи Ф., мнение прокурора Т., полагавшей приговор, как законный и обоснованный оставить без изменения, кассационные жалобы - без удовлетворения, судебная коллегия установила:

согласно приговору Н. признан виновным в умышленном причинении смерти Н., заведомо для него находящейся в состоянии беременности, с особой жестокостью, на почве личных неприязненных отношений.

Преступление совершено в ночь на 21 декабря 2004 года, в г. Комсомольске-на-Амуре Хабаровского края, при обстоятельствах, установленных судом и приведенных в приговоре.

В судебном заседании Н. виновным себя в совершении указанного преступления не признал.

В кассационных жалобах осужденный Н., не отрицая того, что смерть потерпевшей наступила от его действий, ссылается на неосторожный характер действий по причинению потерпевшей смерти. Утверждает, что хватал потерпевшую за шею из-за того, что она мешала ему спать, причинить ей смерть не хотел, "когда очнулся" потерпевшая уже не дышала. Считает, что судом не исследован вопрос о его психическом состоянии, полагает, что в отношении него необходимо было провести стационарную судебно-психиатрическую экспертизу. Находя предварительное и судебное следствие необъективным, односторонним, считает назначенное ему наказание чрезмерно суровым. Ссылается на то, что он нужен своим малолетним детям, о которых в сложившейся ситуации не кому позаботиться. Просит о смягчении наказания до не связанного с лишением свободы, либо об отмене приговора с направлением дела на новое судебное рассмотрение.

В возражениях на кассационные жалобы государственный обвинитель Л., просит приговор, как законный и обоснованный оставить без изменения, кассационные жалобы - без удовлетворения.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационных жалоб, судебная коллегия находит выводы суда о виновности осужденного Н. в совершенном им преступлении, основанными на доказательствах, полученных в установленном законом порядке, всесторонне, полно и объективно исследованных в судебном заседании и получивших оценку суда в соответствии с требованиями ст. 88 УПК РФ.

Так вина осужденного Н. в им содеянном, подтверждается его собственными показаниями, обоснованно признанными судом правдивыми в той их части, в которой они соответствуют фактическим обстоятельствам преступлений, подтверждаются другими доказательствами.

Судом, в соответствии с требованиями закона в приговоре даны подробный анализ и оценка показаниям Н., приведены мотивы признания одних его показаний правдивыми, других не правдивыми.

Судом выяснялись причины изменения Н. показаний, чему дана правильная оценка в приговоре.

Основаны на материалах дела, мотивированы в приговоре и поэтому признаются судебной коллегией правильными выводы суда о допросе Н. на предварительном следствии в установленном законом порядке, с соблюдением его права на защиту, об отсутствии у Н. оснований к самооговору. В том числе обоснованно признаны судом несостоятельными, ссылки Н. на принуждение к самооговору работниками милиции.

В подтверждение вины осужденного Н. суд также правильно сослался в приговоре на показания свидетелей П., К., которых пригласил в квартиру сам Н., сразу после происшедшего и которые видели лежащую на полу мертвую потерпевшую, рядом с которой лежала подушка, со слов старшей дочери Н. они узнали, что Н. ругались, Н. избивал потерпевшую, затем толкнул потерпевшую на пол, сел на нее и несколько раз прикладывал к лицу подушку.

Из показаний малолетнего свидетеля Н., усматривается, что она и сестра проснулись ночью от шума, она увидела, как папа бьет маму, потом папа душил маму, клал ей подушку на лицо.

Свидетель Р. пояснила суду, что, являясь соседкой Н. по квартире, она слышала, как они ругались в ночь происшедшего, в дальнейшем Н. зашел к ней в комнату, и сказал, что Настя мертвая.

Вина Н. в совершенном преступлении подтверждается также данными, зафиксированными в протоколе осмотра места происшествия, содержащимися в заключениях проведенных по делу судебных экспертиз, другими доказательствами, приведенными в приговоре.

Судом тщательно проверялись все доводы, приводимые Н. в свою защиту, в том числе, о непричастности его к причинению смерти потерпевшей, о том, что оказание им помощи жене, старшая дочь расценила в силу малолетнего возраста, как драку, о самооговоре на предварительном следствии в результате принуждения со стороны работников милиции и обоснованно признаны не нашедшими подтверждения, как опровергающиеся совокупностью доказательств по делу.

Судом приведено в приговоре убедительное обоснование выводов о признании несостоятельными, доводов осужденного.

Судом всесторонне и полно исследовался вопрос о психическом состоянии Н.

Решение суда о вменяемости Н. основано на материалах дела, данных о его личности, поведении до совершения преступления, после этого, в конкретной судебно-следственной ситуации, принято судом также с учетом выводов амбулаторной комиссионной судебно-психиатрической экспертизы, оснований сомневаться в правильности которых у суда не имелось.

Из заключения судебно-психиатрической экспертизы усматривается, что, экспертам было известно о том, что Н. находился на излечении в психиатрической больнице г. Комсомольска-на-Амуре в 1998 году с диагнозом шизоидная психопатия. При проведении экспертизы у Н. выявлено шизоидное расстройство личности, осложненное злоупотреблением алкоголем. Имеющееся психическое расстройство не лишало Н. способности осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий и руководить ими в период времени, относящийся к инкриминируемому ему деянию. Какого-либо временного психического расстройства у него не было. В настоящее время Н. также может осознавать фактический характер своих действий и руководить ими, правильно воспринимать обстоятельства, имеющие значение для дела и давать о них показания.

При таких обстоятельствах судебной коллегией признается правильным решение суда первой инстанции о достаточности данных, содержащихся в материалах дела, в том числе в заключении указанной экспертизы, для решения вопроса о психическом состоянии осужденного и отсутствии оснований к назначению по делу стационарной судебно-психиатрической экспертизы.

Судом не установлено обстоятельств, свидетельствующих о неправильном поведении потерпевшей, иных обстоятельств, способных привести Н. во время происшедшего в состояние аффекта.

С учетом изложенного следует признать, что тщательный анализ и основанная на законе оценка исследованных в судебном заседании доказательств, в их совокупности, позволили суду правильно установить фактические обстоятельства совершенного Н. преступления, в том числе мотив его действий, прийти к правильному выводу о виновности Н. в совершении этого преступления, а также о квалификации его действий.

Из материалов дела усматривается, что председательствующим принимались все предусмотренные законом меры по обеспечению состязательности и равноправия сторон, созданию необходимых условий для исполнения сторонами их процессуальных обязанностей и осуществления предоставленных им прав.

При этом все ходатайства, заявленные сторонами, разрешались судом в соответствии с требованиями закона.

Нарушений уголовно-процессуального закона, влекущих изменение приговора, а также нарушений закона, влекущих отмену приговора, судебной коллегией по настоящему делу не усматривается.

В том числе следует признать несостоятельными ссылки в кассационных жалобах на исследование в судебном заседании недопустимых доказательств.

При назначении Н. наказания, судом, в соответствии с требованиями закона учтены характер и степень общественной опасности совершенного им преступления, конкретные обстоятельства дела, данные о его личности, которым судом дана правильная оценка, смягчающее обстоятельство.

Назначенное Н. наказание соответствует требованиям закона, в том числе требованиям справедливости.

Оснований к смягчению назначенного Н. наказания судебной коллегией не усматривается.

По изложенным основаниям приговор в отношении Н. оставляется судебной коллегией без изменения, кассационные жалобы осужденного - без удовлетворения.

Руководствуясь ст.ст. 377, 378 и 388 УПК РФ, судебная коллегия определила:

приговор Хабаровского краевого суда от 6 апреля 2005 года в отношении Н. оставить без изменения, кассационные жалобы осужденного - без удовлетворения.



Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 21 июля 2005 г. N 58-о05-31


Текст определения официально опубликован не был


Откройте нужный вам документ прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.