Надзорное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 6 сентября 2005 г. N 66-Д05-9 Действия осужденного подлежат переквалификации с покушения на убийство двух лиц на покушение на убийство, совершенное на почве личных неприязненных отношений, так как суд учел противоправное поведение потерпевшей. С учетом этого подлежит смягчению наказание как за отдельно совершенные преступления, так и по совокупности преступлений

Надзорное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 6 сентября 2005 г. N 66-Д05-9


Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации

рассмотрела в судебном заседании 6 сентября 2005 года надзорную жалобу осужденного Г. на приговор Иркутского областного суда от 21 октября 1999 года, по которому

Г., 24 ноября 1954 года рождения, уроженец г. Якутска, ранее судим: 25 января 1993 года по ч. 1 ст. 108; ч. 3 ст. 206 УК РСФСР к шести годам лишения свободы, освобожден условно-досрочно на один год пять месяцев двадцать три дня в соответствии с Указом Президента РФ о помиловании

осужден по ч. 3 ст. 30 - п. "а" ч. 2 ст. 105 УК РФ к двенадцати годам лишения свободы; по п. "а" ч. 2 ст. 105 УК РФ к шестнадцати годам лишения свободы.

На основании ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений, путем частичного сложения наказаний назначено восемнадцать лет лишения свободы в исправительной колонии особого режима.

Постановлено взыскать с Г. в счет возмещения ущерба 2626 рублей в пользу Шелеховской ЦРБ.

Г. признан виновным и осужден за покушение на убийство А.; за убийство двух лиц - А. 1965 года рождения и А. 1946 года рождения, совершенные 21 мая 1999 года на ст. "Родниковый" Шелеховского района Иркутской области.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Р., мнение прокурора Ц., полагавшей судебное решение в отношении Г. изменить, судебная коллегия установила:

в надзорной жалобе осужденный Г., выражая несогласие с приговором, оспаривает правильность квалификации его действий, полагая, что в момент убийства находился в состоянии аффекта, поскольку потерпевшие его избили и с учетом сложившихся неприязненных отношении он реально опасался за свою жизнь.

Проверив материалы дела, обсудив доводы надзорной жалобы, судебная коллегия находит приговор суда подлежащим изменению.

Виновность осужденного Г. в совершении преступлений материалами дела установлена и подтверждается собранными в ходе предварительного следствия и исследованными в судебном заседании доказательствами и не оспаривается в жалобе.

Вместе с тем, действия Г. по эпизоду покушения на убийство А. судом первой инстанции квалифицированы не верно. Материалами дела установлено и это отражено в приговоре, что между Г. и потерпевшими А., А. и А. сложились неприязненные отношения из-за недовольства последних в подаче Г. заявления о незаконной порубке А. леса для строительства забора и ремонта дома. 21 мая 1999 года сгорел дом, в котором проживали потерпевшие, ставшие подозревать Г. в умышленном поджоге дома. Для выяснения отношений вначале А., а затем А. и А. направились в дом Г. и, когда последний открыл дверь, А. схватила Г. за волосы. В ответ на эти действия Г. нанес имевшимся у него ножом два удара А., а затем этим же ножом нанес множественные удары А. и А. Смерть А. не наступила по независящим от воли Г. причинам - в результате своевременно оказанной медицинской помощи жизнь А. была спасена.

Таким образом, при совершении покушения на убийство в отношении А. действия Г. следует переквалифицировать с ч. 3 ст. 30 - п. "а" ч. 2 ст. 105 УК РФ на ч. 3 ст. 30 - ч. 1 ст. 105 УК РФ как покушение на убийство, совершенное на почве личных неприязненных отношений.

Действия Г. по факту убийства А. и А. по п. "а" ч. 2 ст. 105 УК РФ как убийство двух лиц судом первой инстанции квалифицированы правильно.

Доводы осужденного о том, что убийство было совершено в состоянии физиологического аффекта, по мнению судебной коллегии, не могут быть признаны состоятельными, поскольку противоречат имеющимся доказательствам. Как следует из акта амбулаторной судебно-психиатрической экспертизы Г. в момент совершения преступлений не находился в состоянии аффекта либо ином эмоциональном состоянии, приравненном к аффекту. Из материалов дела явствует, что при совершении преступлений Г. совершал осмысленные, целенаправленные, контролируемые действия. При таких данных, в действиях Г. не усматривается необходимых признаков физиологического аффекта. Об этом же свидетельствуют и последующие действия Г., который сразу же после убийства потерпевших скрылся с места происшествия и на несколько дней ушел в тайгу.

Учитывая наряду со степенью общественной опасности совершенных Г. преступлений, а также противоправное поведение потерпевших, судебная коллегия считает необходимым смягчить Г. наказание как за отдельно совершенные преступления, так и по совокупности преступлений.

Исходя из изложенного, руководствуясь ст.ст. 407, 408 УПК РФ, судебная коллегия определила:

приговор Иркутского областного суда от 21 октября 1999 года в отношении Г. изменить: переквалифицировать действия Г. с ч. 3 ст. 30 - п. "а" ч. 2 ст. 105 УК РФ на ч. 3 ст. 30 - ч. 1 ст. 105 УК РФ, по которой назначить наказание в виде лишения свободы сроком на десять лет.

Смягчить Г. назначенное по п. "а" ч. 2 ст. 105 УК РФ наказание до четырнадцати лет лишения свободы.

На основании ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений, предусмотренных ч. 3 ст. 30 - ч. 1 ст. 105; п. "а" ч. 2 ст. 105 УК РФ, путем частичного сложения наказаний назначить пятнадцать лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

В остальной части тот же приговор в отношении Г. оставить без изменения, надзорную жалобу осужденного Г. - без удовлетворения.



Надзорное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 6 сентября 2005 г. N 66-Д05-9


Текст определения официально опубликован не был


Откройте актуальную версию документа прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.