Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 1 июня 2005 г. N 53-005-19 Оснований для отмены или изменения приговора нет, поскольку виновность осужденного в убийстве из корыстных побуждений, покушении на мошенничество подтверждается совокупностью доказательств по делу

Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 1 июня 2005 г. N 53-005-19


Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ

рассмотрела в судебном заседании от 1 июня 2005 года кассационные жалобы осужденного Р. и адвоката Е. на приговор Красноярского краевого суда от 24 ноября 2004 года, которым

Р., родившийся 3 ноября 1976 года в г. Баку Республики Азербайджан, со средним образованием, не работавший, судимый 8 июня 2004 года по п.п. "а, г" ч. 2 ст. 161 УК РФ к 3 годам лишения свободы условно с испытательным сроком в два года,

- осужден п. "з" ч. 2 ст. 105 УК РФ - к семнадцати годам лишения свободы, ч. 3 ст. 30 и ч. 1 ст. 159 УК РФ - к одному году лишения свободы, а по совокупности преступлений на основании ч. 3 ст. 69 УК РФ - к семнадцати годам шести месяцам лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

Постановлено приговор от 8 июня 2004 года в отношении Р., по которому он осужден по п.п. "а, г" ч. 2 ст. 161 УК РФ к трем годам лишения свободы условно с испытательным сроком в два года, исполнять самостоятельно.

Постановлено взыскать с Р. в пользу Г. в счет компенсации морального вреда - 100000 рублей.

Р. признан виновным и осужден за: - убийство из корыстных побуждений Г., 1946 года рождения,

- покушение на мошенничество, то есть хищение чужого имущества путем обмана.

Преступления совершены им 26 февраля и 1 марта 2004 года при обстоятельствах, установленных приговором.

Заслушав доклад судьи К., мнение прокурора М., полагавшей судебное решение в отношении Р. оставить без изменения, судебная коллегия установила:

в кассационных жалобах:

- осужденный Р. оспаривает законность и обоснованность приговора, ссылается на отказ суда в рассмотрении ходатайств, в вызове и допросе свидетелей; ссылается на оказание давления на свидетелей со стороны работников милиции. Просит приговор в части его осуждения по "ч. 1 ч. 2 ст. 105 УК РФ" отменить и дело направить на новое судебное рассмотрение; утверждает, что обвинительное заключение не соответствует закону, судья был лично заинтересован в исходе дела. Ссылается на то, что его вина не доказана, убийство Г. совершил З., а не он; судом не проверено его алиби. Просит отменить приговор в части его осуждения по п. "з" ч. 2 ст. 105 УК РФ и уголовное дело в этой части прекратить за недоказанностью его вины в совершении преступления, а также смягчить назначенное ему наказание как несправедливо суровое;

адвокат Е. в интересах осужденного Р. просит отменить приговор в части осуждения Р. по п. "з" ч. 2 ст. 105 УК РФ и уголовное дело в этой части прекратить за недоказанностью его вины в совершении преступления, а также смягчить назначенное ему наказание как несправедливо суровое. В свой жалобе адвокат ссылается на несоответствие выводов суда, изложенных в приговоре, фактическим обстоятельствам уголовного дела, а также на нарушение норм уголовно-процессуального законодательства. Утверждает, что свидетель З., на чьи показания суд сослался в приговоре, не сообщал, что он видел, как Р. затянул петлю на шее Г.; к показаниям З. необходимо отнестись критически, поскольку между ним и Р. были неприязненные отношения, З. сам совершил убийство Г. и перекладывает свою вину на Р. Считает, что имеющиеся в деле заключения судебно-медицинских экспертов противоречат друг другу, а суд необоснованно отказал в назначении дополнительной комплексной судебно-медицинской экспертизы для устранения данных противоречий. Ссылается на то, что судом неполностью проверено алиби Р., отказано в истребовании дополнительных документов из ООО "Торговая площадь"; не допрошены близкие родственники и знакомые (чьи и для выяснения каких обстоятельств дела - не указано), не проведено опознание Р. работником ООО "Торговая площадь" на предмет приобретения им товара.

В возражениях государственный обвинитель В. считает доводы жалобы адвоката Е. несостоятельными и просит оставить приговор без изменения.

Проверив материалы дела и обсудив доводы кассационных жалоб и возражений, судебная коллегия находит приговор в отношении Р. законным, обоснованным и справедливым по следующим основаниям.

Виновность Р. в содеянном им установлена совокупностью доказательств, собранных по делу, исследованных в судебном заседании и приведенных в приговоре.

Так, свидетель З. как в ходе предварительного следствия, так и в судебном заседании пояснял, что 26 февраля 2002 года он ездил в Пировский район по личным делам. Р. предложил ему поехать с ним на автомашине ВАЗ-2106 красного цвета. Когда он, З., садился в машину, то там уже сидел ранее незнакомый ему Г., находившийся в состоянии алкогольного опьянения. Р. сообщил ему, З., что купил у Г. квартиру и везет Г. в г. Лесосибирск к своим родственникам. По дороге Р. остановил машину, взял из-под сидения что-то светлое, как он понял потом - веревку, вывел Г. из машины. Отойдя от машины, Р. сзади накинул на шею Г. веревку и затянул. Г. упал, а Р. присел на него, придавил коленом, а затем оттащил Г. с дороги вниз по склону к деревьям. Через три дня Р. сообщил ему, что покупатели стали выбрасывать из квартиры вещи, но их задержали работники милиции и возбудили уголовное дело, ищут его. Р. после этого приходил к нему, З., часто и просил деньги, чтобы уехать из Красноярска. Требуя деньги, Р. угрожал ему, что он в случае его задержания скажет работникам милиции, что убийство совершил З.

Доводы адвоката Е. о том, что свидетель З., на чьи показания суд сослался в приговоре, не сообщал, что он видел, как Р. затянул петлю на шее Г., не могут быть признаны состоятельными.

Из протокола судебного заседания усматривается, что указанный свидетель пояснял, что он "видел, как Р. накинул сзади на шею мужчины веревку, затянул ее... и куда-то вниз от дороги к деревьям потащил того мужчину" (т. 2 л.д. 231). Замечания адвоката на протокол судебного заседания в этой части были рассмотрены в установленном законом порядке и постановлением судьи от 28 января 2005 года отклонены (т. 3 л.д. 43).

Ссылка в жалобе осужденного Р. на то, что З. при происшедшем не мог видеть белого цвета веревки, не состоятельна, поскольку, как пояснял З., белый цвет предмета он видел, когда его (предмет) Р. брал из машины, а что это - веревка, он увидел вне машины. Как следует из материалов дела, при обнаружении трупа Г. на его шее имелась бельевая веревка, которая удалялась экспертом при проведении судебно-медицинской экспертизы. При таких данных довод жалобы о предположительном выводе суда об использовании при убийстве Г. веревки является несостоятельным.

Само по себе наличие либо отсутствие неприязненных отношений между свидетелем и подсудимым не дает оснований к признанию показаний свидетеля недостоверными. Показания свидетеля З. правильно оценивались, исходя из совокупности всех доказательств по делу.

Доводы адвоката Е. о том, что убийство Г. совершено З., который в целях уйти от ответственности, оговаривает Р., также не могут быть признаны обоснованными.

Постановлением следователя от 21 апреля 2004 года установлено, что З. являлся очевидцем совершенного преступления и участия в его совершении не принимал, в связи с чем уголовное преследование в отношении него было прекращено на основании п. 1 ч. 1 ст. 27 УПК РФ за непричастностью З. к совершению данного преступления. Данное постановление не отменено и в установленном законом порядке не признано незаконным. Согласно ст. 252 УПК РФ судебное разбирательство проводится только в отношении подсудимого (Р.) и лишь по предъявленному ему обвинению. При таких обстоятельствах установление судом преступности действий З., вызов в этих целях каких-либо свидетелей, сбор других доказательств - в компетенцию суда не входило.

Свидетель З. подтвердила, что ее муж З. в конце февраля 2002 года уехал по делам в Пировский район вместе с Р. на его автомашине красного цвета. Позднее он рассказал ей, что с ними был мужчина, которого Р. на трассе вывел из машины, задушил веревкой.

Согласно показаниям потерпевшего Г., 26 февраля 2002 года З. предложил ему купить квартиру его знакомого за 250 тысяч рублей, требовал задаток в сумме 50 тысяч рублей. Г. согласился на покупку квартиры, так как ему нужно было помещение под офис, но дать задаток в отсутствие хозяина квартиры отказался. 27 февраля 2002 года Р. передал ему документы на квартиру, а также - паспорт и военный билет на имя Г., после чего вновь попросил задаток, но получил отказ. Р. сказал, что квартиру можно посмотреть и занимать, Г. возражать не будет, обещал устроить встречу Г. с Г. 1 марта 2002 года, после чего можно будет вывозить вещи. 1 марта 2002 года он нанял рабочих, которые стали вывозить вещи из квартиры, но соседи вызвали работников милиции. Позднее в этот же день Р. снова пообещал ему привезти Г., но так этого не сделал. После этого он, Г., передал все документы в органы милиции. В апреле 2002 года он узнал о смерти Г.

Сам подсудимый Р., отрицая свою вину в убийстве Г., пояснял, что вместе с З. и Б. собирался продать квартиру Г., а деньги присвоить. Кроме того, согласно его показаниям, узнав от жены, что к ним приезжали сотрудники милиции, он стал скрываться и, по его просьбе, жена написала заявление об объявлении его в розыск.

Из заключения комиссионной судебно-медицинской экспертизы следует, что смерть Г. наступила от сочетания общего переохлаждения организма и прерванной механической асфиксии вследствие сдавления органов шеи петлей. На трупе были обнаружены различные телесные повреждения, в том числе - замкнутая одиночная прижизненная поперечно расположенная в средней трети шеи странгуляционная борозда, вызвавшая угрожающее для жизни состояние - механическую асфиксию. Данная асфиксия носила прерванный характер, причинила тяжкий вред здоровью - полную глубокую потерю сознания с нарушением функций центральной нервной системы и органов дыхания, утрату возможности активных действий. Вследствие воздействия низкой температуры наступило общее переохлаждение.

Судом были исследованы оба заключения судебно-медицинских экспертов, а также проведен допрос эксперта И.

С учетом описания расположения странгуляционной борозды на шее Г., того, что она не горизонтальная, а поперечно расположенная, противоречий в выводах экспертиз о ее нахождении в верхней либо средней трети шеи не усматривается. Не имеется противоречий по актам экспертиз и в отношении того, от чего могли возникнуть мелкие ссадины на лбу Г. Доводы жалобы об отсутствии ответа комиссионной экспертизы на вопрос о причинной связи повреждений со смертью не обоснованы, поскольку в акте экспертизы прямо указано о наступлении Г. вследствие сочетания общего переохлаждения с прерванной механической асфиксией.

С учетом того, что при гистологических исследованиях использовались различные участки кожи в области странгуляционной борозды, то необнаружение признаков прижизненности возникновения этой борозды при первоначальной экспертизе и обнаружение признаков компрессионного воздействия на кожу в области борозды при комиссионной экспертизе не свидетельствует о противоречивости выводов экспертиз, которые основывались на исследовании конкретных участков кожи.

Ссылка в жалобе на то, что в акте комиссионной экспертизы отсутствуют выводы по вопросу, почему первоначальное заключение неверно, не влияет на оценку актов экспертиз, поскольку оценка доказательств по делу является компетенцией следственных и судебных, а не экспертных органов.

Судом правильно отказано в назначении дополнительной комплексной судебно-медицинской экспертизы трупа Г. для устранения противоречий между заключениями первоначальной и комиссионной экспертиз, поскольку при наличии противоречий устранить их невозможно, а оценка актов экспертиз является компетенцией суда.

Виновность Р. подтверждается и другими доказательствами, которым судом дана надлежащая оценка.

Сам Р. и свидетель Р. не отрицали, что в марте 2002 года по просьбе мужа Р. официально объявила его в розыск как без вести пропавшего.

Допрошенный в ходе предварительного следствия с участием адвоката Р. сообщал, что в феврале 2002 года он ездил по доверенности на автомашине ВАЗ-2106 красного цвета.

Подсудимый Р. и свидетель Р. в подтверждение его алиби ссылались на свидетелей М. и Я., которые, якобы, видели, как Г. вывели из квартиры З. и трое парней, посадили в машину ВАЗ-2109 белого цвета и уехали.

Однако свидетель Я. ни в ходе судебного заседания, ни в ходе предварительного следствия не подтвердила указанное обстоятельство. Кроме того, по ее сообщению, на предварительном следствии ей показывали фотографию З., и она пояснила, что никогда не видела этого человека.

Свидетель М. в ходе предварительного следствия также не подтвердил данное обстоятельство и пояснил, что его сестра Р. просила дать такие показания.

Доводы Р. о том, что в день убийства Г. он находился в Новосибирске, куда ездил для приобретения продуктов в ООО "Торговая площадь", опровергаются информацией, представленной руководством данной организации, а также данными СибУВД, согласно которым, в период с 1 ноября 2001 года по 5 апреля 2002 года железнодорожные билеты на имя Р. в г. Новосибирск не приобретались.

С учетом того, что документы ООО "Торговая площадь" были представлены по официальному запросу следователя; сообщение исполнено на официальном бланке, имеет угловой штамп ООО "Торговая площадь" и подписано генеральным директором и главным бухгалтером, то оснований к признанию их (документов) недопустимыми не имелось.

Таким образом, судом обоснованно было отвергнуто заявление Р. об алиби, как не нашедшее своего подтверждения.

Ссылка в жалобе осужденного Р. на оказание давления оперуполномоченными на свидетелей никакими доказательствами не подтверждена, опровергается имеющимися доказательствами. Как следует из материалов дела, при допросах свидетелей оперуполномоченный милиции не присутствовал.

Тщательно исследовав обстоятельства дела и правильно оценив все доказательства в их совокупности, суд пришел к обоснованному выводу о доказанности вины Р. в содеянном и верно квалифицировал его действия по п. "з" ч. 2 ст. 105, ч. 3 ст. 30 и ч. 1 ст. 159 УК РФ по указанным в приговоре признакам.

Наказание Р. назначено в соответствии с требованиями закона, с учетом данных о его личности, влияния назначенного наказания на его исправление и всех конкретных обстоятельств дела.

Ему назначено справедливое наказание, соразмерное содеянному самим им и оснований к его смягчению не имеется.

Гражданский иск по делу разрешен в соответствии с действующим законодательством.

Выводы суда, изложенные в приговоре, соответствуют имеющимся доказательствам, правильно оцененным судом, и надлежащим образом обоснованы, мотивированы.

Доводы Р. о том, что судом необоснованно отказано в рассмотрении ходатайств, в вызове и допросе свидетелей не могут быть признаны состоятельными.

Как следует из протокола судебного заседания, все ходатайства, заявленные Р. и его защитником, были рассмотрены судом в установленном законом порядке, по ним приняты правильные решения, большая часть этих ходатайств была удовлетворена.

По ходатайству адвоката Е. были допрошены в качестве свидетелей Р. и Б.

Оснований для вызова и допроса в качестве свидетелей лиц, проживавших в одном доме с Г., с целью выяснить, когда и с кем в конце февраля 2002 года уезжал Г., не имелось. В материалах дела имеются справки, согласно которым в ходе предварительного следствия был проведен обход всех жильцов подъезда, в котором проживал Г., но очевидцев происшедшего установлено не было (т. 2 л.д. 67, 69). Кроме того, для вызова каких-либо лиц в качестве новых свидетелей, ходатайствующее об этом лицо обязано было указать фамилии, имена, отчества и адреса, чего сделано не было.

Ходатайств о проведении опознания Р. работниками ООО "Торговая площадь"; по исследованию, с кем ездил Р. в г. Новосибирк; какие документы на реализацию товара сохранены в г. Красноярске, как следует из протокола судебного заседания, - не заявлялось.

Обвинительное заключение соответствует требованиям уголовно-процессуального законодательства. Данное дело судом рассмотрено объективно.

Нарушений уголовно-процессуального законодательства, влекущих отмену приговора, из материалов дела не усматривается.

На основании изложенного и руководствуясь ст.ст. 377, 378 и 388 УПК РФ, судебная коллегия определила:

приговор Красноярского краевого суда от 24 ноября 2004 года в отношении Р. оставить без изменения, а кассационные жалобы осужденного Р. и адвоката Е. - оставить без удовлетворения.



Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 1 июня 2005 г. N 53-005-19


Текст определения официально опубликован не был


Откройте нужный вам документ прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.