Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 23 июня 2005 г. N 59-005-5 Суд правильно квалифицировал действия подсудимого как служебный подлог и вынесение заведомо неправосудных судебных актов

Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 23 июня 2005 г. N 59-005-5


Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ

рассмотрела в судебном заседании от 23 июня 2005 г. кассационную жалобу К. на заключение судебной коллегии Амурского областного суда от 24 марта 2005 г., которым в действиях

К., родившегося 1 февраля 1959 г. в с. Здвинске Новосибирской области, с высшим юридическим образованием, работавшего судьей Шимановского районного суда Амурской области с 23 июня 1989 г., решением квалификационной коллегии судей Амурской области от 27 июня 2003 г. прекращены полномочия судьи за совершение дисциплинарного проступка, работающего адвокатом Ленинской коллегии адвокатов г. Новосибирска, ранее не судимого,

- признано наличие признаков преступлений, предусмотренных ст. 292 и ч. 2 ст. 305 УК РФ.

Заслушав доклад судьи К., объяснения К., поддержавшего свою кассационную жалобу по изложенным в ней основаниям, мнение прокурора Ф.,

полагавшего необходимым оставить заключение без изменения, судебная коллегия установила:

14 февраля 2001 г. помощником прокурора Хабаровского края было возбуждено уголовное дело по признакам преступления, предусмотренного п. "б" ч. 3 ст. 159 УК РФ, в связи с тем, что в декабре 2000 г. в г. Москве неустановленными лицами по подложным исполнительным листам Железнодорожного районного суда г. Хабаровска путем обмана были похищены денежные средства со счета Правительства РФ в сумме 195.253.000 рублей.

Постановлением следователя от 22 мая 2003 г. было установлено, что выявленые в ходе расследования факты представления в суды Амурской области поддельных исковых документов и незаконного получения денежных средств не связаны с фактами хищения денежных средств по поддельным исполнительным листам судов г. Хабаровска, и документы были выделены из уголовного дела в отдельное производство и направлены прокурору Амурской области.

Постановлением от 4 июня 2003 г. первым заместителем прокурора Амурской области было возбуждено уголовное дело по признакам преступления, предусмотренного п. "б" ч. 3 ст. 159 УК РФ.

9 февраля 2005 г. Генеральный прокурор РФ обратился в Амурский областной суд с просьбой о даче заключения о наличии в действиях бывшего судьи Шимановского районного суда К. признаков преступлений, предусмотренных ст. 292 и ч. 2 ст. 305 УК РФ. В обоснование такой просьбы Генеральный прокурор РФ указал в представлении, что как установлено проверкой, судья К. с марта по сентябрь 2000 г. вынес заведомо неправосудные решения по 38 гражданским делам о взыскании с Правительства РФ 635.302.039 рублей в пользу фиктивных истцов, затем изготовил и выдал по ним неустановленному лицу подложные исполнительные листы, поступившие в службу судебных приставов Центрального административного округа г. Москвы, по которым со счета Главного управления Федерального казначейства Минфина России незаконно взысканы и получены неустановленными лицами денежные средства в сумме 635.302.039 рублей, чем действиями судьи К. причинен существенный вред интересам общества и государства и что эти его действия повлекли за собой тяжкие последствия.

При этом судья К. принял к своему производству неоплаченные государственной пошлиной однотипные фиктивные исковые заявления 6.354 граждан, не проживавших в г. Шимановске Амурской области, исполненные на бланках, изготовленных с помощью компьютерной техники с рукописными записями фамилий, имен, отчеств истцов и марок автомобилей. При подготовке дел к судебному разбирательству им не опрошен ни один из истцов по существу заявленных ими требований, ответчика - по обстоятельствам дела. Им одновременно рассматривалось от 2 до 5 гражданских дел в отсутствие истцов и ответчиков и без направления им извещений о времени и месте судебного заседания.

Президиумом Амурского областного суда были отменены заочные незаконные решения по 38 указанным гражданским делам.

Кроме того, 27 мая 2004 г. сотрудниками Шимановского районного суда во время ремонта в кабинете К. было обнаружено и 28 мая 2004 г. - изъято гражданское дело без номера по искам 12 лиц к Правительству РФ о взыскании убытков, связанных с неисполнением обязательств по целевым чекам. Дело сформировано и сшито аналогично вышеуказанным делам. Определения о назначении разбирательства, об объединении однородных гражданских дел в одно производство подписаны от имени судьи К. и датированы 14 марта 2000 г., а также имеется определение от 28 марта 2000 г. о вынесении заочного решения в отсутствие ответчика и его представителя. К материалам гражданского дела приобщено уведомление Правительства РФ об обеспечении представительства интересов по иску И. от 22 декабря 1999 г. (лицом с такой фамилией исковое заявление в Шимановский районный суд не подавалось). Имеющиеся в деле протокол судебного заседания и заочное решение от 28 марта 2000 г. никем не подписаны, а уведомления о назначении судебного заседания и направлении копий заочного решения подписаны судьей, но не имеют даты и номера.

Судебная коллегия Амурского областного суда, проверив и обсудив данное представление прокурора и приложенные к нему материалы, дала указанное заключение.

В кассационной жалобе К. просит отменить заключение судебной коллегии и отказать в удовлетворении представления Генерального прокурора РФ. Не оспаривая, что им были допущены ошибки при рассмотрении дел, что он ненадлежаще проконтролировал подготовку дел к судебному разбирательству, небрежно отнесся к досудебной подготовке, К. утверждает, что все это явилось следствием чрезмерной служебной нагрузки. Как считает К., судебной коллегией не установлена заведомость вынесения им неправосудных решений, а наличие прямого умысла является обязательным элементом состава преступлений, предусмотренных ст.ст. 292 и 305 УК РФ, не дано оценки доказательствам и в заключении отсутствует мотивировочная часть. Как утверждает К., он не знал о фиктивности исков и документов, полагал, что казначейство извещено о рассмотрении дела, он (К.) не формировал дела.

В возражениях прокурор Амурской области С. считает доводы жалобы несостоятельными и просит оставить заключение без изменения.

Проверив материалы и обсудив доводы жалобы и возражений, судебная коллегия не находит оснований для удовлетворения жалобы по следующим основаниям.

Дача заключения о наличии (отсутствии) признаков преступления является самостоятельной стадией уголовного процесса. Исходя из контрольной функции суда на данной стадии уголовного процесса и в силу ч. 2 ст. 140, ч. 4 ст. 146, ст. 147 и ст. 148 УПК РФ, дача заключения о наличии (отсутствии) признаков преступления означает проверку судом достаточности представленных прокурором данных, указывающих на признаки преступления.

Судебная коллегия Амурского областного суда, исследовав представление прокурора и приложенные к нему материалы в 11 томах, пришла к обоснованному выводу о том, что изложенные в представлении деяния содержат признаки преступлений, предусмотренных ст. 292 и ч. 2 ст. 305 УК РФ, а приложенные материалы подтверждают обстоятельства происшедшего, изложенные в представлении.

На стадии дачи заключения о наличии (отсутствии) признаков преступления судебная коллегия не вправе предрешать те вопросы, которые могут быть предметом судебной оценки последующих решений органов предварительного расследования и прокурора на досудебных стадиях уголовного судопроизводства либо предметом судебного разбирательства по существу уголовного дела.

При таких данных установление прямого умысла К. на вынесение заведомо неправосудных решений, его осведомленность о фиктивности исков и документов, о неизвещении казначейства о времени и месте рассмотрении дел - не входит в компетенцию судебной коллегии при даче заключения о наличии признаков преступления. Данные вопросы, а также - оценка достоверности доказательств, представленных сторонами, подлежат разрешению при расследовании и рассмотрении дела (в случае его возбуждения и направления в суд).

В жалобе К. ошибочно ссылается на составы преступлений, поскольку судебная коллегия дала заключение о наличии признаков (а не составов) преступлений, как это и предусмотрено законом.

Заключение судебной коллегии соответствует требованиям закона; выводы судебной коллегии, изложенные в заключении, соответствуют имеющимся материалам.

Судебная коллегия не находит оснований к удовлетворению жалобы.

На основании изложенного и руководствуясь ст.ст. 377, 378 и 388 УПК РФ, судебная коллегия определила:

заключение судебной коллегии Амурского областного суда от 24 марта 2005 г. о наличии в действиях К. признаков преступлений, предусмотренных ст. 292 и ч. 2 ст. 305 УК РФ, оставить без изменения, а кассационную жалобу К. - оставить без удовлетворения.



Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 23 июня 2005 г. N 59-005-5


Текст определения официально опубликован не был


Текст документа на сайте мог устареть

Вы можете заказать актуальную редакцию полного документа и получить его прямо сейчас.

Или получите полный доступ к системе ГАРАНТ бесплатно на 3 дня


Получить доступ к системе ГАРАНТ

(1 документ в сутки бесплатно)

(До 55 млн документов бесплатно на 3 дня)


Чтобы приобрести систему ГАРАНТ, оставьте заявку и мы подберем для Вас индивидуальное решение