Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 14 июня 2005 г. N 66-005-24 Суд установил, что осужденные, преследуя цель вооруженных налетов, сопряженных с разбойными нападениями на граждан, объединившись в организованную преступную группу, стали осуществлять поставленную перед собой цель в составе банды, поэтому оснований для отмены приговора нет

Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 14 июня 2005 г. N 66-005-24


Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации

рассмотрела в судебном заседании 14 июня 2005 года кассационное представление государственного обвинителя П., кассационные жалобы осужденных С., Р., Ц., Л., адвокатов Ю., Х. на приговор Иркутского областного суда от 7 декабря 2004 года, по которому

Л., 19 октября 1972 года рождения, уроженец г. Усолье-Сибирское Иркутской области, ранее судим: 24 июня 2001 года по п. "г" ч. 2 ст. 158 УК РФ к трем годам лишения свободы условно с испытательным сроком два года

осужден по п.п. "а, б, в" ч. 2 ст. 158 УК РФ к трем годам лишения свободы; по ч. 1 ст. 222 УК РФ к двум годам лишения свободы; по ч. 1 ст. 209 УК РФ к двенадцати годам лишения свободы; по п. "а" ч. 3 ст. 162 УК РФ (по эпизоду разбойного нападения на А.) к восьми годам лишения свободы; по п. "а" ч. 3 ст. 162 УК РФ (по эпизоду разбойного нападения на Мальтийский военный лесхоз) к восьми годам лишения свободы; по п. "а" ч. 3 ст. 162 УК РФ (по эпизоду разбойного нападения на В.) к восьми годам лишения свободы; по п.п. "а, б" ч. 4 ст. 226 УК РФ к восьми годам лишения свободы.

На основании ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений, путем частичного сложения наказаний назначено семнадцать лет лишения свободы.

В силу ч. 5 ст. 74 УК РФ отменено условное осуждение по предыдущему приговору от 24 июня 2001 года и в соответствии со ст. 70 УК РФ по совокупности приговоров назначено восемнадцать лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

Р., 1 января 1973 года рождения, уроженец г. Усолье-Сибирское Иркутской области, ранее судим: 1). 8 октября 1998 года по п.п. "а, в" ч. 2 ст. 158 УК РФ к четырем годам лишения свободы; 2). 6 апреля 2000 года по п.п. "а, б, в, г" ч. 2 ст. 158 УК РФ к пяти годам лишения свободы, освобожден 2 августа 2002 года

осужден по ч. 1 ст. 209 УК РФ к десяти годам лишения свободы; по п. "а" ч. 3 ст. 162 УК РФ (по эпизоду разбойного нападения на А.) к восьми годам лишения свободы; по п. "а" ч. 3 ст. 162 УК РФ (по эпизоду разбойного нападения на Мальтинский военный лесхоз) к восьми годам лишения свободы; по п. "а" ч. 3 ст. 162 УК РФ (по эпизоду разбойного нападения на В.) к восьми годам лишения свободы; по п.п. "а, б" ч. 4 ст. 226 УК РФ к восьми годам лишения свободы; по п. "в" ч. 2 ст. 158 УК РФ к трем годам лишения свободы.

На основании ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений, путем частичного сложения наказаний назначено пятнадцать лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

С., 11 марта 1975 года рождения, уроженец пос. Мишелевка Усольского района Иркутской области, ранее судим: 1). 8 декабря 1998 года по п.п. "в, г" ч. 2 ст. 158; ч. 1 ст. 175 УК РФ к двум годам шести месяцам лишения свободы; 2). 28 октября 2002 года по п.п. "а, б, в, г" ч. 2 ст. 158 УК РФ к четырем годам шести месяцам лишения свободы условно с испытательным сроком три года; 3). 2 марта 2004 года по ч. 1 ст. 158 УК РФ к трем годам лишения свободы

осужден по ч. 2 ст. 209 УК РФ к восьми годам лишения свободы; по п. "а" ч. 3 ст. 162 УК РФ к восьми годам лишения свободы; по п.п. "а, б" ч. 4 ст. 226 УК РФ к восьми годам лишения свободы.

На основании ч. 3, ч. 5 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений, путем частичного сложения наказаний назначено двенадцать лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

Ц., 29 января 1978 года рождения, уроженец пос. Белореческий Усольского района Иркутской области, ранее судим: 14 июня 2001 года по п.п. "а, б, в, г" ч. 2 ст. 158 УК РФ к трем годам лишения свободы условно с испытательным сроком два года

осужден по ч. 1 ст. 209 УК РФ к десяти годам лишения свободы; по п. "а" ч. 3 ст. 162 УК РФ (по эпизоду разбойного нападения на А.) к восьми годам лишения свободы; по п. "а" ч. 3 ст. 162 УК РФ (по эпизоду разбойного нападения на Мальтийский военный лесхоз) к восьми годам лишения свободы.

На основании ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений, путем частичного сложения наказаний назначено одиннадцать лет лишения свободы.

В силу ч. 5 ст. 74 УК РФ отменено условное осуждение по предыдущему приговору от 24 июня 2001 года и по совокупности преступлений окончательно назначено одиннадцать лет шесть месяцев лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

К., 19 февраля 1964 года рождения, уроженец с. Сосновка Чунского района Иркутской области, ранее не судим

осужден по п.п. "а, б, в" ч. 2 ст. 158 УК РФ с применением ст. 64 УК РФ к одному году лишения свободы; по п.п. "а, в, г" ч. 2 ст. 162 УК РФ с применением ст. 64 УК РФ к четырем годам лишения свободы.

В соответствии с ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений, путем частичного сложения наказаний назначено четыре года шесть месяцев лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

С., 3 мая 1981 года рождения, уроженец г. Усолье-Сибирское Иркутской области, ранее не судим

осужден по ч. 1 ст. 175 УК РФ к одному году лишения свободы условно с испытательным сроком один год

М., 4 ноября 1981 года рождения, уроженец г. Усолье-Сибирское Иркутской области, ранее не судим

осужден по ч. 1 ст. 175 УК РФ к одному году лишения свободы условно с испытательным сроком один год.

По ч. 2 ст. 209 УК РФ М., С., К. оправданы за отсутствием в их действиях состава преступления.

Постановлено взыскать с Л., Р., Ц., К. солидарно в счет возмещения материального ущерба 137724 рублей 94 копейки в пользу Мальтинского военного лесхоза.

Л., Р. и Ц. признаны виновными и осуждены за создание банды; С. - за участие в банде.

С. и М. признаны виновными и осуждены за приобретение имущества, заведомо добытого преступным путем.

К. признан виновным и осужден за кражу чужого имущества и разбойное нападение, совершенное в целях хищения чужого имущества с применением насилия, опасного для жизни и здоровья, с применением оружия и предметов, используемых в качестве оружия, группой лиц по предварительному сговору, с проникновением в помещение или иное хранилище.

Кроме того:

- Л., Р., С. признаны виновными и осуждены за разбойное нападение в целях хищения чужого имущества, с применением насилия, опасного для жизни и здоровья, с применением оружия и предметов, используемых в качестве оружия, с незаконным проникновением в жилище, организованной группой; за хищение огнестрельного оружия, совершенное организованной группой с применением насилия, опасного для жизни и здоровья и с угрозой применением такого насилия;

- Л. и Р. признаны виновными и осуждены за кражу чужого имущества;

- Л. признан виновным и осужден за незаконное приобретение и хранение огнестрельного оружия;

- Ц.признан виновным и осужден за разбойное нападение в целях хищения чужого имущества, совершенное с применением насилия, опасного для жизни и здоровья и угрозой применением такого насилия, с применением оружия, с незаконным проникновением в жилище, организованной группой.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Р., мнение прокурора М., не поддержавшего кассационного представления и просившего об изменении приговора в отношении С. и М. в части исключения из приговора указания о виде исправительной колонии, а в остальной части полагавшем судебное решение в отношении всех осужденных оставить без изменения, судебная коллегия установила:

В кассационном представлении поставлен вопрос об отмене приговора и направлении дела на новое судебное разбирательство по тем основаниям, что суд необоснованно квалифицировал действия С. и М. по ст. 175 УК РФ; применяя ст. 64 УК РФ к осужденному К. суд умалил роль осужденного в совершенных им преступлениях, назначив мягкое наказание.

В кассационных жалобах:

- осужденный С. просит отменить приговор и дело направить на новое судебное разбирательство, ссылаясь на то, что дело рассмотрено с обвинительным уклоном; выводы суда, изложенные в приговоре, не соответствуют фактическим обстоятельствам дела; оспаривает обоснованность осуждения по ч. 2 ст. 209 УК РФ, указывая, что он не был осведомлен о создании банды;

- адвокат Х. в интересах осужденного Р. просит приговор отменить, дело направить на новое судебное разбирательство, ссылаясь на то, что выводы суда, изложенные в приговоре, не соответствуют фактическим обстоятельствам дела; оспаривает обоснованность осуждения по ч. 1 ст. 209 УК РФ, полагая, что доказательств создания Р. банды в материалах дела не имеется, знакомство Р., Л., Ц. и К. было поверхностным, отношения были неприязненные, что исключает возможность создания банды; по мнению адвоката, доказательств участия Р. в разбойных нападениях на квартиру А., на В. и Мальтинский военный лесхоз материалами дела не установлено; признательные показания Р. были даны в результате недозволенных методов ведения следствия;

- осужденный Р. просит об отмене приговора, ссылаясь на недозволенные методы ведения следствия; суд не дал оценки показаниям свидетеля Б. о том, что его не было в поселке Мальта в день совершения разбойного нападения на Мальтийский лесхоз; считает, что Ц. его оговаривает; ему не дали ознакомится с материалами дела в судебном заседании;

- осужденный Ц. оспаривает обоснованность осуждения по ч. 1 ст. 209 УК РФ, утверждая о том, что никакой банды он не создавал, знакомство с Л. у него было случайным, дружеских отношений он с Л. не поддерживал; опознание обреза в судебном заседании было проведено с нарушением закона;

- осужденный Л. просит об отмене приговора и направлении дела на новое судебное разбирательство, ссылаясь на то, что суд не учел смягчающие наказание обстоятельства: - нахождение на его иждивении малолетнего ребенка, наличие тяжелого заболевания; его ходатайство о допросе дополнительных свидетелей остались без удовлетворения; полагает, что его осуждение по ч. 1 ст. 209 УК РФ является необоснованным;

- адвокат Ю. в интересах осужденного Р. просит приговор отменить, дело направить на новое судебное разбирательство, указывая на несоответствие выводов суда фактическим обстоятельствам дела; по мнению адвоката не подтверждается вывод суда о длительной преступной совместной деятельности, поскольку Р. с Ц. был знаком непродолжительное время; Р. не имел оружия, о наличии огнестрельного оружия у Л. узнал случайно; при совершении разбойного нападения использовался газовый баллончик, не являющийся огнестрельным оружием; вывод о виновности Р. сделан на основе показаний Ц. в ходе предварительного следствия, от которых Ц. отказался в судебном заседании; не проверено алиби Р. о том, что 28 декабря 2002 года он находился в баре со своей знакомой Т.

В возражениях государственный обвинитель П. просит кассационные жалобы осужденных и адвокатов оставить без удовлетворения.

Проверив материалы дела, выслушав осужденных Л., С., поддержавших доводы своих жалоб по основаниям в них изложенным, адвоката И., поддержавшего доводы осужденного С., обсудив доводы кассационного представления и кассационных жалоб, судебная коллегия находит приговор суда в отношении С. и М. подлежащим изменению, в остальной части - законным и обоснованным.

Виновность осужденных Л., С., Р., Ц., К., С. и М. в совершении преступлений материалами дела установлена и подтверждается собранными в ходе предварительного следствия и исследованными в судебном заседании доказательствами, которым дана надлежащая оценка.

В ходе предварительного расследования Л. пояснял, что был знаком с Р. и Ц., с которыми поддерживал отношения.

Р. в своих показаниях не отрицал того обстоятельства, что он, Ц. собирались дома у Л., где у того хранился обрез и пистолет.

Ц. на предварительном следствии подтвердил, что вместе с Л. и Р. совершили разбойное нападение на А., а затем совершили разбойное нападение на военный лесхоз в пос. Мальта, в котором принимал участие К.

Суд первой инстанции обоснованно признал указанные показания Л., Р. и Ц. в ходе предварительного следствия достоверными, так как они подтверждаются другими доказательствами.

Так, в судебном заседании К. показал, что осенью 2002 года со слов своего знакомого ему стало известно о хранящихся в одном из гаражей долларов. Об этом он рассказал Л., который предложил совершить кражу иностранной валюты, путем срезания петель дверей гаража газосваркой. Поздно вечером с Л. поехали к гаражу, где Б. срезал петли на дверях, после чего Л. забрал доллары и два колеса. На следующий день Л. отдал двести долларов, колеса были проданы и с продажи Л. дал ему еще одну тысячу рублей

М. и С. последовательно поясняли о том, что после того как они ездили с Л., Р., Ц. 28 декабря 2002 года в пос. Белореченкий и увозили вещи домой к Л., то обнаружили в багажнике своего автомобиля обрез одноствольного ружья, который принадлежал Л., поэтому они отдали обрез Л.

Ц. в судебном заседании подтвердил, что при разбойном нападении на А. у Р. был обрез, который был взят у Л.

В судебном заседании были оглашены и исследованы показания С., из которых явствует, что перед разбойном нападением на В., Л. взял дома обрез, самодельный пистолет. После разбоя Л. отдал обрез ему. С. также в своих показаниях не отрицал того обстоятельства, что в январе 2003 года он жил у Л., к которому часто приходили Ц. и Р. Со слов Л. ему стало известно о том, что Л. и Р. совершали разбойные нападения на А. и Мальтинский лесхоз с применением огнестрельного оружия. Перед нападением на В., Л. передал ему обрез, у Р. был пистолет. При разбое похитили ружье и вещи. Похищенное ружье Л. оставил у себя, а ему отдал обрез.

Согласно протокола выемки у С. был изъят обрез одноствольного гладкоствольного охотничьего ружья 12 калибра.

При производстве обыска в доме Л. по улице Чапаева N 36 города Усолье-Сибирское Иркутской области изъят пистолет калибра 5,6 мм, который по заключению судебно-баллистической экспертизы является гладкоствольным огнестрельным оружием, изготовленным кустарным способом с применением металлорежущих станков, является пригодным для стрельбы.

По заключению судебно-баллистической экспертизы изъятый у С. обрез одноствольного охотничьего ружья является нестандартным, ручным огнестрельным оружием, для стрельбы пригоден.

Виновность осужденных Л., Р., С., Ц., К., С. и М. в совершении преступлений подтверждается и другими, имеющимися в деле и приведенными в приговоре доказательствами.

Тщательно исследовав обстоятельства дела и правильно оценив все доказательства по делу, суд первой инстанции пришел к обоснованному выводу о доказанности вины Л., Р., Ц. в создании банды; С. в участии в банде и совершаемых бандой разбойных нападениях, в совершении других преступлениях, верно квалифицировав их действия по соответствующим статьям УК РФ.

Выводы суда о наличии вооруженной группы (банды), руководстве ею Л. надлежащим образом мотивированы в приговоре и подтверждаются приведенными в приговоре доказательствами. Л., Р., Ц., С. планировали каждое разбойное нападение вооруженной группы, выбирая при этом место и время для нападений, принимали решения, связанные с материальным обеспечением преступной деятельности банды по совершению ею конкретных нападений, в частности, обеспечение автотранспортом для вывоза похищенного и скорейшего оставления места преступления.

Таким образом, преследуя цель вооруженных налетов, сопряженных в разбойными нападениями на граждан, объединившись в организованную преступную группу, Л., Р., Ц. и С. стали осуществлять поставленную перед собой цель в составе банды, поэтому доводы кассационных жалоб о необоснованном осуждении по ч. 1 и ч. 2 ст. 209 УК РФ являются несостоятельными.

Виновность К., С. и М. в совершении преступлений подтверждается совокупностью приведенных в приговоре доказательств, не оспаривается в жалобах и не ставится под сомнение стороной обвинения в кассационной инстанции.

Суд правильно оценил последующее изменение показаний осужденных Р., С. Их ссылки на незаконность методов расследования проверялись и обоснованно отвергнуты как несостоятельные. Р. и С. показания в ходе предварительного следствия давали в присутствии понятых, при допросе с участием адвокатов отказывались от дачи показаний, что также не свидетельствует о применении незаконных методов расследования. Сами Р. и С., как следует из протоколов допроса, неоднократно утверждали, что показания давали добровольно, без какого-либо психического или физического воздействия. При таких данных, указанная ссылка Р. и С. несостоятельна и их показания в ходе предварительного расследования правильно оценены как допустимые доказательства.

Ссылка кассационных жалоб на то, что в судебном заседании не допрошены и суд не вызвал для допроса в качестве новых свидетелей не свидетельствует о нарушении закона, поскольку конкретных фамилий никто из осужденных не называл и ходатайств об их допросе не заявлял, а в обязанности суда с учетом конституционного принципа осуществления судопроизводства в России на основе состязательности сторон - сбор дополнительных доказательств не входит.

Судом первой инстанции тщательно проверялись доводы осужденных об оговоре их со стороны потерпевших и свидетелей, о самооговоре, однако эти доводы оказались несостоятельными и суд правильно отверг их.

Изложенные в кассационных жалобах доводы в защиту осужденных, в том числе об отсутствии организованной группы, тщательно исследованы судом первой инстанции и получили надлежащую оценку в приговоре с указанием мотивов их несостоятельности.

Выводы суда по всем этим доводам основаны на конкретных доказательствах по делу, которым дана оценка в соответствии с требованиями ст. 88 УПК РФ, поэтому у судебной коллегии правильность выводов не вызывает сомнений.

Доводы кассационных жалоб о недоказанности вины осужденных в совершении преступлений, установленных судом первой инстанции, противоречат приведенным в приговоре доказательствам и на материалах дела не основаны. Обстоятельства по делу исследованы в соответствии с требованиями уголовно-процессуального законодательства. Допустимость приведенных доказательств сомнений не вызывает, поскольку они добыты в установленном законом порядке.

Наказание назначено Л., Р., Ц., С., К., С. и М. в соответствии с требованиями, ст.ст. 60, 69 УК РФ, соразмерно содеянному ими и с учетом всех конкретных обстоятельств дела. Оснований для отмены приговора, как об этом ставится вопрос в кассационном представлении за мягкостью назначенного К. наказания, судебная коллегия не усматривает.

Вместе с тем, судом необоснованно при назначении С. и М. условного осуждения определена исправительная колония общего режима, поэтому в этой части приговор подлежит изменению.

За исключением вносимого изменения дело органами предварительного следствия - расследовано, а судом первой инстанции - рассмотрено полно, всесторонне и объективно; выводы суда, изложенные в приговоре, соответствуют имеющимся доказательствам и надлежащим образом мотивированы.

Нарушений уголовно-процессуального законодательства, влекущих отмену приговора, из материалов дела не усматривается.

Исходя из изложенного, руководствуясь ст.ст. 377, 378, 388 УПК РФ, судебная коллегия определила:

приговор Иркутского областного суда от 7 декабря 2004 года в отношении С., М. изменить: исключить из приговора указание об отбывании наказания в исправительной колонии общего режима.

В остальной части тот же приговор в отношении Самарцева Е.Ю., М., а также Л., Р., С., Ц., К. оставить без изменения, кассационное представление государственного обвинителя П., кассационные жалобы осужденных Л., Р., С., Ц., адвокатов Х., Ю. - без удовлетворения.



Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 14 июня 2005 г. N 66-005-24


Текст определения официально опубликован не был


Откройте нужный вам документ прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.