Определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 30 июня 2005 г. N 67-005-42 Исследовав обстоятельства дела и оценив все доказательства в их совокупности, суд пришел к выводу о доказанности вины осужденного в истязании заведомо несовершеннолетней

Определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 30 июня 2005 г. N 67-005-42


Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации

рассмотрела в судебном заседании от 30 июня 2005 г. кассационную жалобу адвоката М. на приговор Новосибирского областного суда от 28 марта 2005 г., которым К., родившийся 15 октября 1982 г. в с. Верх-Ирмень Ордынского района Новосибирской области, с неполным средним образованием, не работавший, ранее не судимый;

осужден по п. "г" ч. 2 ст. 117 УК РФ к четырем годам шести месяцам лишения свободы в исправительной колонии общего режима.

К. признан виновным и осужден за истязание заведомо несовершеннолетней Т., 1995 г. рождения.

Преступление совершено им 17 июля 2004 г. на станции Евсино Искитимского района Новосибирской области при обстоятельствах, установленных приговором.

Заслушав доклад судьи К., мнение прокурора К., полагавшего приговор в отношении К., подлежащим оставлению без изменения, судебная коллегия установила:

В кассационной жалобе адвокат М. в защиту интересов осужденного К. просит изменить приговор, переквалифицировать действия К. на ст. 119 УК РФ, ссылаясь на несоответствие выводов суда, изложенных в приговоре, фактическим обстоятельствам. Как считает адвокат М., действия К. по удушению Т. являлись имитацией, умысла на причинение ей вреда он не имел.

В возражениях государственный обвинитель П. считает доводы жалобы несостоятельными и просит оставить приговор без изменения.

Проверив материалы дела и обсудив доводы кассационной жалобы и возражений на нее, судебная коллегия находит приговор в отношении К. законным, обоснованным и справедливым по следующим основаниям.

Виновность К. в содеянном им подтверждается совокупностью доказательств, собранных по делу, исследованных в судебном заседании и приведенных в приговоре. Этим доказательствам судом дана надлежащая оценка.

Так, потерпевшая Т. объясняла в судебном заседании, что когда пьяный К. проснулся и обнаружил отсутствие косули, то стал спрашивать о косуле ее. Она сказала, что не знает, где находится косуля. Тогда К. ударил ее пяткой по нижней губе и заставил принести из кухни веревку. Она боялась его, поэтому выполнила его указание. К. сделал из веревки петлю и стал ее (Т.) "вешать" сначала в коридоре, надев петлю на ее шею и за веревку поднимая и опуская ее. При этом ее ноги от пола не отрывались, но ей было трудно дышать, она вставала на "цыпочки", плакала, кричала о помощи, она ощущала боль в области шеи. Затем К. за веревку перевел ее к окну кухни. Она видела, что на улице собралось много людей, которые объясняли К., что косулю забрали работники милиции. Однако К., продолжая требовать косулю, 3-4 раза за конец веревки поднял ее перед окном, угрожая, что если кто-нибудь ворвется в дом, то он ее сразу повесит. Она боялась угроз К., считает, что он мог ее задушить. К. не говорил ей, что он пытается с ее помощью создать видимость совершения насильственных действий. Она реально воспринимала угрозы К. и его действия, испытывала страх и физическую боль.

Когда сотрудники милиции стали взламывать дверь, К. продолжать тянуть за веревку, петлей, надетой на ее шею, и кричал, что ее "придушит". Когда дверь выбили и она упала на К., тот упал сам, поэтому она (Т.) смогла ослабить петлю, освободиться и убежать. В последующем у ней под подбородком на шее "были болячки от веревки".

Суд обоснованно признал достоверными показания потерпевшей Т., поскольку они подтверждаются другими доказательствами.

Из акта комплексной судебной психолого-психиатрической экспертизы следует, что у Т. отмечается добросовестность, ориентация на социально нормативное поведение. При происшедшем она ориентировалась в ситуации, могла правильно воспринимать обстоятельства, имеющие значение для дела, и может давать показания.

Объективно показания потерпевшей Т. подтверждаются:

- протоколом осмотра места происшествия, из которого следует, что на полу при входе в кухню квартиры находилась веревка, один конец которой был завязан в петлю;

- заключением судебно-медицинской экспертизы о том, что при освидетельствовании Т. 21 июля 2004 г. на переходной кайме нижней губы имелась рана, которая могла образоваться от воздействия тупого твердого предмета; на ее шее имелись ссадины в виде полос на передней поверхности - размером 10 x 0,3 см (в нижней трети с переходом на боковую поверхность слева); - размером 7 x 0,3 см (на 1,5 см выше ранее указанной ссадины); - размером 1 x 0,3 см (в верхней трети справа), которые могли образоваться при сдавливании шеи бельевым шнуром, веревкой или подобным предметом.

Наличие нескольких полосовидных ссадин, находящихся в разных частях шеи, свидетельствует о неоднократности затягивания петли на шее Т.

Свидетель К., мать осужденного, поясняла в судебном заседании, что в день, когда егеря забрали косулю, она, возвращаясь из отделения Сбербанка, увидела в оконном проеме кухни, что пьяный сын держит в руке конец веревки, а в петле веревки находилась голова Т. Она видела, как сын 4 раза "подвешивал" Т. на веревке.

Свидетель Т. дала показания об обстоятельствах происшедшего, аналогичные показаниям потерпевшей Т. свидетеля К., известных ей из рассказов Т. и К.

Как поясняла свидетель Б., она услышала крик К. о том, что "Вовка Таню душит". Она подошла к окну кухни, в это время К. подвел Т. к окну, на ее шее была веревка, а К. ругался нецензурно. Потом К. поднял руку с находившейся в ней веревкой и она увидела, что Т. повисла в петле, хватаясь за веревку руками, она "визжала". К. кричал, что если кто-нибудь выбьет дверь, то он девушку придушит. Действия К. длились около часа. После освобождения Т. она видела на ее шее следы от веревки.

Виновность К. подтверждается и другими, имеющимися в деле, приведенными в приговоре, доказательствами.

Ссылка в жалобе на то, что действия К. являлись имитацией удушения, не влияет на законность и обоснованность приговора, поскольку К. и не осужден за покушение на убийство Т. Кроме того, действия К. в отношении Т. носили насильственный характер и причиняли ей физические и психические страдания.

Ссылка на то, что при удушении Т. ее ноги не отрывались от поверхности (как поясняла Т., при натяжении веревки вверх ей было трудно дышать, она испытывала боль и вынуждена была вставать "на цыпочки"), так же не влияет на правильность выводов суда в связи с непризнанием К. виновным в покушении на убийство Т. и причинением такими действиями физических и психических страданий Т.

Нанесение К. удара ногой по губе Т., помещение на ее шею веревочной петли, неоднократное натягивание веревки, затягивание петли, сдавливание шеи Т. петлей, перемещение ее по квартире на веревке, высказывание угроз убийством Т., реально воспринимаемых ею, длительность преступных действий К. в отношении Т. - около часа - в своей совокупности подтверждают правильность выводов суда об истязании К. Т. и о наличии у него умысла по причинении вреда Т. в виде физических и психических страданий.

Тщательно исследовав обстоятельства дела и правильно оценив все доказательства в их совокупности, суд пришел к обоснованному выводу о доказанности вины К. в содеянном им и верно квалифицировал его действия по п. "г" ч. 2 ст. 117 УК РФ по указанным в приговоре признакам.

Наказание К. назначено в соответствии с требованиями закона, с учетом целей наказания, установленных с ч. 2 ст. 43 УК РФ, данных о его личности, влияния назначенного наказания на его исправление и всех конкретных обстоятельств дела.

Назначенное К. наказание является справедливым, соразмерным содеянному самим им и оснований к его смягчению не усматривается.

Возбуждение данного уголовного дела и производство по делу процессуальных действий совершено в установленные УПК РФ сроки.

Нарушений уголовно-процессуального законодательства, влекущих отмену приговора, из материалов дела не усматривается.

Судебная коллегия не находит оснований для удовлетворения жалобы.

На основании изложенного и руководствуясь ст.ст. 377, 378 и 388 УПК РФ, судебная коллегия определила:

приговор Новосибирского областного суда от 28 марта 2005 г. в отношении К. оставить без изменения, а кассационную жалобу адвоката М. - оставить без удовлетворения.



Определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 30 июня 2005 г. N 67-005-42


Текст определения официально опубликован не был


Откройте нужный вам документ прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.