Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 28 июня 2005 г. N 73-005-1 Отменяя приговор в части осуждения за нанесение побоев, суд исходил из того, что, поскольку действия осужденных, начатые как менее тяжкое преступление (нанесение побоев), а затем переросшие в более тяжкое (убийство), квалифицируются по норме закона, предусматривающей более строгое наказание и дополнительной квалификации не требуют. Учитывая изменения, внесенные в УК РФ, имеющие обратную силу, суд исключил из приговора указание суда о назначении принудительных мер медицинского характера

Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 28 июня 2005 г. N 73-005-1


Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации

рассмотрела в судебном заседании 28 июня 2005 года кассационные жалобы осужденных М., В. и М. на приговор Верховного Суда Республики Бурятия от 2 ноября 2004 года, по которому С., 26 марта 1985 года рождения, уроженец п. Ильинка Прибайкальского района Республики Бурятия, ранее не судим

осужден по ч. 1 ст. 116 УК РФ к четырем месяцам исправительных работ с удержанием 10% заработка в доход государства; по п.п. "б, в" ч. 2 ст. 132 УК РФ к пяти годам лишения свободы; по п.п. "жк" ч. 2 ст. 105 УК РФ к десяти годам лишения свободы.

В силу ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений, путем частичного сложения наказаний назначено двенадцать лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

М., 19 сентября 1981 года рождения, уроженец пос. Ильинка Прибайкальского района Республики Бурятия, ранее не судим

осужден по ч. 1 ст. 116 УК РФ к пяти месяцам исправительных работ с удержанием 10% заработка в доход государства; по п.п. "б, в" ч. 2 ст. 132 УК РФ к шести годам лишения свободы; по п.п. "ж, к" ч. 2 ст. 105 УК РФ к одиннадцати годам лишения свободы.

На основании ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений, путем частичного сложения наказаний назначено тринадцать лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

В., 19 декабря 1982 года рождения, уроженка г. Байкальска Иркутской области, ранее не судима

осуждена по ч. 1 ст. 116 УК РФ к пяти месяцам исправительных работ с удержание 10% заработка в доход государства; по п.п. "б, в" ч. 2 ст. 132 УК РФ к шести годам лишения свободы; по п.п. "ж, к" ч. 2 ст. 105 УК РФ к одиннадцати годам лишения свободы.

В соответствии с ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений, путем частичного сложения наказаний назначено двенадцать лет шесть месяцев лишения свободы в исправительной колонии общего режима.

М., 13 октября 1985 года рождения, уроженец пос. Усть-Омчуг Тенькинского района Магаданской области, ранее судим: 11 июня 2003 года по ч. 3 ст. 158 УК РФ к двум годам лишения свободы условно с испытательным сроком два года

осужден по ч. 1 ст. 116 УК РФ к трем месяцам исправительных работ с удержанием 10% заработка в доход государства; по п. "б" ч. 2 ст. 132 УК РФ к пяти годам лишения свободы; по п.п. "ж, к" ч. 2 ст. 105 УК РФ к восьми годам лишения свободы.

На основании ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений, путем частичного сложения наказаний назначено восемь лет три месяца лишения свободы.

В силу ч. 5 ст. 74 УК РФ отменено условное осуждение по предыдущему приговору от 11 июня 2003 года и на основании ст. 70 УК РФ по совокупности приговоров окончательно назначено восемь лет шесть месяцев лишения свободы в исправительной колонии общего режима с применением принудительных мер медицинского характера в виде амбулаторного наблюдения и лечения от алкоголизма.

Дело в отношении С. рассматривается в порядке ст. 360 УПК РФ.

С., М., В., М. признаны виновными и осуждены за нанесение побоев З.; за насильственные действия сексуального характера, за убийство З. 1986 года рождения, совершенное в середине сентября 2003 года в пос. Ильинка Прибайкальского района Республики Бурятия группой лиц по предварительному сговору, с целью сокрытия другого преступления.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Р.., мнение прокурора Л., полагавшей судебное решение в отношении М. изменить, исключив указание суда о применении к М. принудительных мер медицинского характера, а по ч. 1 ст. 116 УК РФ приговор отменить за истечением сроков давности, в остальной части приговор оставить без изменения, судебная коллегия установила:

В кассационных жалобах:

- осужденный М. просит о смягчении наказания, ссылаясь на то, что он написал "явку с повинной", активно способствовал раскрытию преступления, суд не учел того обстоятельства, что он является ограниченно вменяемым, нуждается в лечении;

- осужденный М. оспаривает обоснованность осуждения по п.п. "бв" ч. 2 ст. 132 УК РФ, указывая на то, что показания в ходе предварительного следствия им были даны в отсутствии защитника; судебно-медицинской экспертизой не было установлено насильственных действий по отношению к потерпевшей; не установлено факта принадлежности трупа З.;

- осужденная В. указывает, что в ходе предварительного следствия ей не была разъяснена ст. 51 Конституции РФ; указывает на нарушение ее права на защиту, поскольку ее интересы и интересы М. осуществлял один адвокат Ч.; ссылается на недозволенные методы ведения следствия; не были проведены очные ставки с М. и С.; полагает, что ее вина за насильственные действия сексуального характера не доказана.

Проверив материалы дела, выслушав объяснения адвоката О., поддержавшей доводы кассационной жалобы осужденной В., по основаниям в ней изложенным, а также объяснения осужденных В. и М., обсудив доводы кассационных жалоб, судебная коллегия находит приговор суда подлежащим изменению.

Виновность осужденных М., В. и М. в совершении преступлений материалами дела установлена и подтверждается собранными в ходе предварительного следствия и исследованными в судебном заседании доказательствами, которым дана надлежащая оценка.

Так, в период предварительного расследования В. последовательно поясняла о том, что с З. она познакомилась в марте 2003 года. В середине сентября 2003 года она вместе с З., а также со своими двоюродными братьями С. и М. находились в доме М., куда через некоторое время пришел и М. В ходе распития спиртных напитков между ею и З. произошла ссора, в ходе которой она схватила З. за волосы и ударила несколько раз ладонью по лицу, после чего все стали избивать З., нанося удары руками и ногами по различным частям тела. После этого она, С., М., М. совершили по отношению к З. насильственные действия сексуального характера, а когда З. сказала, что сообщит об их действиях в милицию, договорились убить З. в лесу, где все наносили З. удары лопатами по различным частям тела. Кто-то из парней нашел цепь, которой задушили З., засыпав труп землей.

Суд первой инстанции обоснованно признал указанные показания В. в ходе предварительного следствия достоверными, так как они подтверждаются другими доказательствами.

В материалах дела имеется протокол осмотра места происшествия, из которого следует, что 30 декабря 2003 года в месте, указанном В. был обнаружен труп женского телосложения с обмотанной на шее металлической цепью.

Согласно заключения судебно-медицинской экспертизы смерть З. наступила от механической асфиксии в результате сдавливания органов шеи тупым твердым предметом.

Виновность В., С., М. и М. в совершении преступлений подтверждается и другими, имеющимися в деле и приведенными в приговоре доказательствами.

Тщательно исследовав обстоятельства дела и правильно оценив все доказательства по делу, суд первой инстанции пришел к обоснованному выводу о доказанности вины В., С., М. и М. в насильственных действиях сексуального характера и в убийстве, верно квалифицировав их действия по п.п. "б, в" ч. 2 ст. 132; п.п. "ж, к" ч. 2 ст. 105 УК РФ соответственно по указанным в приговоре признакам.

Выводы суда о наличии у В. предварительного сговора с М., С., М. на совершение убийства надлежащим образом мотивированы в приговоре и подтверждается приведенными показаниями В. в ходе предварительного следствия, правильно признанными соответствующими действительности, так как соответствуют согласованным и совместным действиям всех осужденных при совершении убийства.

Суд правильно оценил последующее изменение показаний В. Ее ссылки на незаконность методов расследования проверялись и обоснованно отвергнуты как несостоятельные. В. показания в ходе предварительного следствия давала в присутствии понятых, с участием адвоката, что не свидетельствует о применении незаконных методов расследования. Сама В., как следует из протоколов допроса, неоднократно утверждала, что показания давала добровольно, без какого-либо психического или физического воздействия. При таких данных, указанная ссылка В. в жалобе несостоятельна и ее показания правильно оценены как допустимые доказательства.

Ссылка осужденной В. на то, что в ходе предварительного следствия не были проведены очные ставки, по мнению судебной коллегии, является несостоятельной, поскольку органами предварительного расследования самостоятельно определяется объем доказательств, которые подтверждают виновность лица в предъявленном обвинении. Проведение либо не проведение очных ставок является компетенцией следователя и определяется им в зависимости от имеющихся материалов. Кроме того, все лица в судебном заседании были допрошены в присутствии и с участием подсудимой В., которая имела возможность задавать интересующие ее и относящиеся к делу вопросы. Как следует из материалов дела, в ходе предварительного следствия ходатайств о проведении очных ставок не заявлялось.

Доводы кассационных жалоб о том, что опознание потерпевшей З. проводилось с нарушением УПК РФ и достоверно не установлена принадлежность трупа З., не имеет юридического значения, поскольку судом исследовался и оценивался не протокол опознания, а показания В. и других осужденных, являющиеся доказательствами по делу.

Принадлежность трупа З. подтверждается материалами дела, показаниями В. о принадлежности вещей потерпевшей, обнаруженных на квартире; заключением судебно-медицинской экспертизы о месте расположения и характере смертельных ранений; совпадении половой принадлежности и другими материалами дела.

Доводы кассационных жалоб о том, что судебно-медицинской экспертизой не установлено наличие насильственных действий сексуального характера по отношению к потерпевшей, не влияет на законность и обоснованность приговора, поскольку сами осужденные не отрицали того обстоятельства, что после избиения потерпевшей заставляли последнюю вводить в половые пути стеклянную бутылку, а также совершали другие действия сексуального характера. Кроме того, согласно ст. 123 Конституции РФ судопроизводство осуществляется на основе состязательности сторон. Органы предварительного следствия представили суду доказательства, которые, по их мнению, подтверждали виновность обвиняемых, эти, а также дополнительные доказательства исследованы в судебном заседании, оценены судом и суд пришел к выводам, изложенным в приговоре.

Доводы осужденной В. о нарушении ее права на защиту, не могут быть признаны состоятельными, поскольку участие адвоката по другому уголовному делу в интересах осужденного М. не препятствует осуществлению функций защиты по данному делу в отношении В.

Изложенные в кассационных жалобах доводы в защиту осужденных, в том числе об отсутствии умысла на совершение насильственных действий сексуального характера, тщательно исследованы судом первой инстанции и получили надлежащую оценку в приговоре с указанием мотивов их несостоятельности.

Выводы суда по всем этим доводам основаны на конкретных доказательствах по делу, которым дана оценка в соответствии с требованиями ст. 88 УПК РФ, поэтому у судебной коллегии правильность выводов не вызывает сомнений.

Доводы кассационных жалоб о недоказанности вины осужденных в совершении преступлений, установленных судом первой инстанции, противоречат приведенным в приговоре доказательствам и на материалах дела не основаны. Обстоятельства по делу исследованы в соответствии с требованиями уголовно-процессуального законодательства. Допустимость приведенных доказательств сомнений не вызывает, поскольку они добыты в установленном законом порядке.

Вместе с тем, судебная коллегия считает необходимым отменить приговор в части осуждения В., М., С. и М. по ч. 1 ст. 116 УК РФ, поскольку действия осужденных, начатые как менее тяжкое преступление (нанесение побоев), а затем переросшее в более тяжкое (убийство) квалифицируются по норме закона, предусматривающей более строгое наказание и дополнительной квалификации не требуется.

Учитывая изменения, внесенные Федеральным законом РФ от 8 декабря 2003 года в УК РФ, имеющим обратную силу, судебная коллегия находит необходимым исключить из приговора указание суда о назначение М. принудительных мер медицинского характера

Кроме того, суд при назначении М. наказания учел в качестве смягчающего наказание обстоятельства его "явку с повинной" активное способствование раскрытию преступления. При таких обстоятельствах, в соответствии со ст. 62 УК РФ наказание не должно превышать 3/4 максимального срока наказания. С учетом того обстоятельства, что М. на момент совершения преступления являлся несовершеннолетним срок назначенного ему по п.п. "ж, к" ч. 2 ст. 105 УК РФ не должен был превышать семи лет шести месяцев лишения свободы, следовательно в этой части приговор в отношении М. подлежит изменению.

При назначении наказания С., М., В., М. судебная коллегия учитывает степень общественной опасности совершенных преступлений, данные о личности каждого и конкретные обстоятельства дела.

За исключением вносимых изменений, данное дело органами предварительного следствия - расследовано, а судом первой инстанции - рассмотрено полно, всесторонне и объективно; выводы суда, изложенные в приговоре, соответствуют имеющимся доказательствам и надлежащим образом мотивированы.

Нарушений уголовно-процессуального законодательства, влекущих отмену приговора, из материалов дела не усматривается.

Исходя из изложенного, руководствуясь ст.ст. 377, 378, 388 УПК РФ, судебная коллегия определила:

приговор Верховного Суда Республики Бурятия от 2 ноября 2004 года в отношении М., В., М., С. в части осуждения каждого по ч. 1 ст. 116 УК РФ отменить за отсутствием состава преступления.

Снизить М. наказание по п.п. "ж, к" ч. 2 ст. 105 УК РФ до семи лет шести месяцев лишения свободы.

На основании ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений, предусмотренных п. "б" ч. 2 ст. 132; п.п. "ж, к" ч. 2 ст. 105 УК РФ, путем частичного сложения наказаний назначить семь лет девять месяцев лишения свободы.

В силу ст. 70 УК РФ по совокупности приговоров М. окончательно назначить наказание в виде лишения свободы сроком на восемь лет в исправительной колонии общего режима.

Исключить из приговора указание о назначении М. принудительных мер медицинского характера.

В соответствии с ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений, предусмотренных п.п. "б, в" ч. 2 ст. 132; п.п. "ж, к" ч. 2 ст. 105 УК РФ, путем частичного сложения наказаний окончательно назначить:

- М. двенадцать лет одиннадцать месяцев лишения свободы;

- В. двенадцать лет пять месяцев лишения свободы;

- С. одиннадцать лет одиннадцать месяцев лишения свободы.

В остальной части тот же приговор в отношении М., М., В. и С. оставить без изменения, кассационные жалобы осужденных М., В. и М. - без удовлетворения.



Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 28 июня 2005 г. N 73-005-1


Текст определения официально опубликован не был


Текст документа на сайте мог устареть

Вы можете заказать актуальную редакцию полного документа и получить его прямо сейчас.

Или получите полный доступ к системе ГАРАНТ бесплатно на 3 дня


Получить доступ к системе ГАРАНТ

(1 документ в сутки бесплатно)

(До 55 млн документов бесплатно на 3 дня)


Чтобы приобрести систему ГАРАНТ, оставьте заявку и мы подберем для Вас индивидуальное решение