Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 8 июня 2005 г. N 81-005-41 Виновность осужденных в убийстве, сопряженном с разбоем, и в разбое, совершенном группой лиц по предварительному сговору, с применением предмета, используемого в качестве оружия, с причинением вреда здоровью потерпевшего, в разбое, совершенном группой лиц по предварительному сговору с причинением тяжкого вреда здоровью потерпевшего, в пособничестве в грабеже, совершенном группой лиц по предварительному сговору, с применением насилия, не опасного для жизни и здоровья, подтверждается совокупностью исследованных в суде доказательств. Оснований для удовлетворения требований, изложенных в кассационных жалобах, нет

Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 8 июня 2005 г. N 81-005-41


Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ

рассмотрела в судебном заседании от 8 июня 2005 года кассационные жалобы осужденных П., Б., Д. и адвоката З. на приговор Кемеровского областного суда от 1 марта 2005 года, которым

П., 24 июня 1968 года рождения, уроженец пос. Старобачаты Беловского района Кемеровской области, ранее судимый:

- 27 января 1989 года - по ст. 212-1 ч. 2 УК РСФСР к 2 годам лишения свободы;

- 4 июня 1990 года - по ст.ст. 145 ч. 2, 146 ч. 2 п. "а" УК РСФСР с применением ч. 3 ст. 40 УК РСФСР к 6 годам лишения свободы с конфискацией имущества;

- 30 мая 1994 года - по ст. 188 ч. 2 п.п. "б, д" УК РСФСР с присоединением наказания по предыдущему приговору к 6 годам лишения свободы (освободился из мест лишения свободы 30 сентября 1999 года по отбытию срока наказания);

- 15 февраля 2000 года - по ст.ст. 158 ч. 2 п.п. "б, в, г", 166 ч. 2 п. "б" УК РФ к 5 годам лишения свободы (освободился из мест лишения свободы 28 августа 2002 года по отбытию срока наказания - неотбытый срок наказания был сокращен на половину);

- 11 октября 2004 года - Ленинским районным судом г. Кемерово по ст.ст. 175 ч. 2 п. "а", 158 ч. 3, 175 ч. 2 п. "а" УК РФ к 3 годам 6 месяцам лишения свободы,

осужден по ст. 162 ч. 3 п. "в" УК РФ (в редакции ФЗ РФ от 13 июня 1996 года) к 10 годам лишения свободы, по ст. 105 ч. 2 п. "з" УК РФ - к 15 годам лишения свободы.

На основании ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения наказаний назначено 17 лет лишения свободы.

На основании ст. 69 ч. 5 УК РФ к назначенному наказанию частично присоединено неотбытое наказание по приговору Ленинского районного суда г. Кемерово от 11 октября 2004 года и по совокупности преступлений окончательно назначено 18 лет лишения свободы в исправительной колонии особого режима;

Б., 12 февраля 1982 года рождения, уроженец села Новоселово Парфеньевского района Костромской области, ранее судимый:

- 24.11.1997 года - по ст. 161 ч. 2 п.п. "а, г" УК РФ к 3 годам лишения свободы условно с испытательным сроком 2 года;

- 08.12.1999 года- Центральным районным судом г. Кемерово с учетом изменений президиума Кемеровского областного суда от 22 февраля 2000 года по ст. 158 ч. 2 п.п. "а, б, г" УК РФ с применением ст. 70 УК РФ к 4 годам лишения свободы;

- 17.07.2000 года - тем же судом с учетом изменений президиума Кемеровского областного суда от 31 августа 2000 года по ст.ст. 33 ч. 3 и 161 ч. 2 п.п. "а, б, в, г" УК РФ с применением ст. 69 ч. 5 УК РФ к 4 годам 6 месяцам лишения свободы (освобожден 15.04.2002 г. в силу акта об амнистии от 30.11.2001 г.);

- 27.01.2003 года - Ленинским районным судом г. Кемерово (с учетом изменений постановлением Заводского районного суда г. Кемерово от 29.03.2004 года) по ст. 158 ч. 3 УК РФ к 2 годам 6 месяцам лишения свободы;

- 05.02.2004 года - Ленинским районным судом г. Кемерово (постановлением судьи Заводского районного суда г. Кемерово от 29 марта 2004 года внесены изменения) по ст.ст. 158 ч. 3, 161 ч. 2 п. "г" УК РФ с применением ст. 69 ч. 5 УК РФ к 4 годам лишения свободы,

осужден по ст. 162 ч. 3 п. "в" УК РФ (в редакции ФЗ РФ от 13 июня 1996 года) к 10 годам лишения свободы.

На основании ст. 69 ч. 5 УК РФ к назначенному наказанию частично присоединено неотбытое наказание по приговору Ленинского районного суда г. Кемерово от 5 февраля 2004 года и по совокупности преступлений окончательно назначено 13 лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима;

Д., 4 июня 1984 года рождения, уроженка г. Кемерово, ранее судимая:

- 07.08.2002 года - по ст. 228 ч. 1 УК РФ к 1 году лишения свободы условно с испытательным сроком 1 год;

- 27.05.2003 года - по ст. 158 ч. 3 УК РФ с применением ст. 70 УК РФ к 3 годам 3 месяцам лишения свободы;

- 20.10.2003 года - по ст. 161 ч. 1 УК РФ с применением ст. 69 ч. 5 УК РФ к 3 годам 6 месяцам лишения свободы;

- 05.02.2004 года - Ленинским районным судом г. Кемерово по ст.ст. 33 ч. 5, 158 ч. 3, 175 ч. 1, 175 ч. 2 п. "а" УК РФ с применением ст. 69 ч. 5 УК РФ к 4 годам лишения свободы,

осуждена по ст.ст. 33 ч. 5 и 161 ч. 2 п.п. "а, г" УК РФ к 4 годам лишения свободы.

На основании ст. 69 ч. 5 УК РФ к назначенному наказанию частично присоединено неотбытое наказание по приговору Ленинского районного суда г. Кемерово от 5 февраля 2004 года и по совокупности преступлений окончательно назначено 7 лет лишения свободы в исправительной колонии общего режима.

Заслушав доклад судьи Б., объяснения осужденных Дутовой., П., поддержавших кассационные жалобы, выступление прокурора Т., полагавшей оставить приговор без изменения, судебная коллегия установила:

согласно приговору П. осужден за убийство, сопряженное с разбоем, и разбой, совершенный группой лиц по предварительному сговору, с применением предмета, используемого в качестве оружия, с причинением вреда здоровью потерпевшего.

Б. осужден за разбой, совершенный группой лиц по предварительному сговору с причинением тяжкого вреда здоровью потерпевшего, а Д. - за пособничество в грабеже, совершенное группой лиц по предварительному сговору, с применением насилия, не опасного для жизни и здоровья.

Преступления совершены 14 сентября 2002 года в г. Кемерово при указанных в приговоре обстоятельствах.

В кассационной жалобе адвокат З. просит изменить приговор в отношении Б. и переквалифицировать его действия со ст. 162 ч. 3 п. "в" на ст. 116 ч. 1 УК РФ.

По мнению адвоката, выводы суда, изложенные в приговоре, не соответствуют фактическим обстоятельствам.

Адвокат в жалобе указал, что в суде не нашел своего подтверждения корыстный мотив в действиях его подзащитного, так как Б. в суде не признал это обстоятельство, что в суде также подтвердили П. и Д.

Он полагает, что тяжкий вред здоровью потерпевшего и его смерть наступили от действий П., а Б., нанося удары потерпевшему (что он сам в суде не отрицает), причинил потерпевшему кровоподтеки и ссадины.

Осужденный Б. в жалобе просит правильно квалифицировать его действия и, применив ст. 64 УК РФ, снизить наказание.

В жалобе (в отличие от позиции в суде, где он не признавал сговор на совершение хищения чужого имущества) Б. указал, что 14 сентября 2002 года он, П. и Д. договорились совершить грабеж в отношении М., в ходе чего он нанес потерпевшему 3-5 ударов в грудь и лицо, П. - удары ножом, после чего последний забрал куртку потерпевшего, а он - кольцо, которое впоследствии он выронил.

Осужденный отрицает причинение потерпевшему тяжкого вреда здоровью и наличие у него и остальных осужденных умысла и предварительного сговора на совершение разбойного нападения.

При назначении наказания осужденный просит учесть раскаивание в содеянном, его молодой возраст, наличие у него двух сестер и отсутствие матери.

В кассационной жалобе осужденный П., не соглашаясь с приговором, просит принять по делу правильное решение.

Он указывает, что в ходе предварительного следствия и судебного заседания были нарушены нормы УПК РФ (не указано, какие).

По его мнению, его действия необходимо квалифицировать по ст. 111 ч. 3 п. "а" УК РФ.

П. указал о своем несогласии с выводом суда о наличии у него и Б. с Д. предварительного сговора на совершение преступления.

В кассационной жалобе осужденная Д. просит отменить приговор и направить дело на новое судебное разбирательство.

Она полагает, что:

- в суде были нарушены положения норм УПК РФ;

- первоначальные показания в ходе предварительного следствия она дала в результате незаконных методов ведения следствия;

- суд неправильно квалифицировал ее действия;

- в суде не были допрошены свидетели (не указывает, кто не был конкретно допрошен).

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационных жалоб, судебная коллегия считает необходимым приговор оставить без изменения, а кассационные жалобы - без удовлетворения.

Выводы суда, изложенные в приговоре, соответствуют фактическим обстоятельствам и основаны на исследованных в суде доказательствах, анализ которых дан в приговоре.

Доводы осужденных по этому поводу являются несостоятельными.

Суд ценил каждое доказательство с точки зрения его законности, относимости и достоверности, а все доказательства в их совокупности - достаточности для вынесения обвинительного приговора.

В суде были исследованы версии подсудимых об имевших место фактических обстоятельствах и их заявления о применении к ним недозволенных методов ведения следствия, по которым приняты законные и мотивированные решения, указанные в приговоре.

Суд в приговоре указал, почему он принимает одни доказательства, а другие - отвергает.

В суде были исследованы существенные и необходимые для правильного разрешения дела обстоятельства.

В судебном заседании П. и Б. признали вину частично, а Д. не признала.

Однако их виновность в содеянном подтверждается совокупностью других исследованных в суде доказательств.

В ходе предварительного следствия Б. признал, что у него с Д. и П. был сговор на ограбление водителя маршрутного такси. Инициатором этого была Д. По ранее разработанному сценарию Д. завела потерпевшего под предлогом интимной близости в подъезд дома, где он и П. нанесли руками и ногами удары по телу потерпевшего, после чего П. нанес ножом удары потерпевшему.

Затем П. забрал у потерпевшего деньги, а он снял у последнего кольцо.

Потом П. и Д. ушли (эту версию на происшедшие события Б. изложил в кассационной жалобе).

Эти обстоятельства в ходе предварительного следствия подтвердила Д., а частично - П.

Указанные обстоятельства свидетельствуют о наличии у осужденных сговора на хищение чужого имущества.

При совершении преступления Д., как знакомой потерпевшего, была отведена роль пособника, с которой она справилась.

Показания обвиняемых, на которые суд сослался в приговоре в обоснование их вины, являются законными.

Из пояснений в суде сотрудников милиции и следователя О., а также истории болезни усматривается, что в ходе предварительного следствия к обвиняемым не применялись недозволенные методы ведения следствия.

Суд первой инстанции правильно квалифицировал действия подсудимых.

В избиении потерпевшего в ходе разбойного нападения участие принимали П. и Б.

В заключении эксперта (т. 2, л.д. 20, 21) указано, что потерпевшему, в том числе, причинены множественные ушибленные раны теменной и затылочной области (раны NN 1-11), которые повлекли тяжкий вред здоровью по признаку опасности для жизни.

Поэтому действия Б. судом правильно квалифицированы по ст. 162 ч. 3 п. "в" УК РФ (в редакции Федерального закона РФ от 13 июня 1996 года).

Последующее нанесение П. ножом ударов потерпевшему свидетельствует о наличии у него умысла на убийство.

При таких обстоятельствах нет оснований для переквалификации его действий на ст. 111 ч. 3 п. "а" УК РФ, о чем в жалобе просит П.

Назначенное осужденным наказание является законным, обоснованным и справедливым, так как суд в полной мере учел общие начала назначения наказания, указанные в ст. 60 УК РФ.

Руководствуясь ст.ст. 377, 378 и 388 УПК РФ, судебная коллегия определила:

приговор Кемеровского областного суда от 1 марта 2005 года в отношении П., Б. и Д. оставить без изменения, а кассационные жалобы - без удовлетворения.



Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 8 июня 2005 г. N 81-005-41


Текст определения официально опубликован не был


Откройте актуальную версию документа прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.