Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 1 декабря 2005 г. N 49-005-73 Оснований для отмены приговора не имеется, поскольку вина осужденного в инкриминируемых преступлениях доказана; доводы адвоката о нарушении при проведении допроса и опознания прав осужденного не подтверждены материалами дела

Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 1 декабря 2005 г. N 49-005-73


Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации

рассмотрела в судебном заседании кассационные жалобы осужденного С. и адвоката И. на приговор Верховного суда Республики Башкортостан от 27 июня 2005 года, которым

С., родившийся 18 октября 1966 года в г. Уфе Республики Башкортостан, не судимый,

осужден к лишению свободы по ст. 105 ч. 2 п.п. "ж", "з" УК РФ на 15 лет, по ст. 162 ч. 3 п.п. "б", "в" УК РФ (в редакции ФЗ от 13.06.1996 года) на 12 лет. На основании ст. 69 ч. 3 УК РФ окончательно назначено 17 лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

По ст. 222 ч. 2 УК РФ С. оправдан за отсутствием состава преступления.

Заслушав доклад судьи Б., изложившего обстоятельства дела, выслушав осужденного С. и адвоката И., поддержавших доводы жалоб, мнение прокурора А., полагавшей приговор оставить без изменения, судебная коллегия установила:

С. признан виновным в разбойном нападении вместе с К., осужденным приговором Верховного суда РБ от 15 июня 2004 года, на З. и его убийстве, совершенных при отягчающих обстоятельствах.

Преступления совершены 29 августа 2003 года в г. Уфе РБ при обстоятельствах, изложенных в приговоре.

В судебном заседании осужденный С. вину не признал.

В кассационных жалобах:

осужденный С. утверждает, что вмененные ему преступления не совершал, вина его не доказана. Утверждает, что в основу приговора положены показания К., которые он давал на предварительном следствии, и от которых отказался в ходе судебного следствия. К. подтвердил, что оговорил его, что убийство потерпевшего совершил один. Других доказательств его вины нет. По этим основаниям просит приговор отменить;

адвокат И. считает, что вина ее подзащитного не доказана. Полагает, что показания К. данные им в ходе предварительного следствия, не могут быть допустимыми доказательствами по делу, поскольку он не был предупрежден о том, что его показания могут быть использованы в качестве доказательства по уголовному делу, показания противоречивы. В суде К. отказался от этих показаний, заявил, что оговорил С., что убийство З. совершил один. Считает, что необходимо исключить из числа доказательств, протокол опознания свидетелем Ч. С. по фотографии, поскольку при опознании присутствовал в качестве понятого А., являющийся заинтересованным лицом. Утверждает, что судом нарушался принцип состязательности в судебном заседании, что судом необоснованно отвергнуто алиби С. Указывает, что она и ее подзащитный надлежащим образом подготовили замечания на протокол судебного заседания, а суд в нарушение ст. 260 УПК РФ не вынес соответствующего постановления о рассмотрении данных замечаний. По этим основаниям просит приговор отменить, а дела в отношении С. прекратить в связи с его непричастностью к инкриминируемым преступлениям.

В возражениях на кассационную жалобу государственный обвинитель Е., указывая на несостоятельность изложенных в них доводов, просит оставить их без удовлетворения.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационных жалоб и возражения на них, судебная коллегия находит вывод суда о виновности С. в совершении преступлений основанным на исследованных в судебном заседании доказательствах, анализ которых содержится в приговоре.

Так, из показаний К., данных на предварительном следствии и признанных судом достоверными, видно, что он с 1997 г. знаком с парнем по имени Ю. (С.), который обменивал валюту на ул. Революционная. С 2000 г. брал у него на реализацию ГСМ для хозяйств Давлекановского района, которые с ним не рассчитались, поэтому у него образовался долг перед Ю. на 1,5 млн. рублей. В мае 2003 г. Ю. приезжал к нему в Раевку домой, они переговорили о том, как ему вернуть долг, Ю. предложил ему совершить убийство состоятельного человека, какого именно, не говорил. Не имея другого выхода, он согласился. Ю. также ему напомнил, что у него есть жена, ребенок и родители. Периодически они с Ю. созванивались. В конце августа 2003 г. он позвонил Ю. на мобильный телефон, и тот попросил его приехать в Уфу. Он приехал утром на первой электричке. Ю. встретил его на железнодорожном вокзале в Уфе на автомобиле Тоуота "Land Cruiser", с вокзала привез в свой гараж за Южным автовокзалом. По пути Ю. ему разъяснил, что у него есть человек и если он приедет на встречу с ним, то будем его "валить". Пистолет системы М. достал С., у него не было пистолета. Когда в гараже он выстрелил в спину З., тот упал на спину, затем встал и побежал к выходу, но С. прикрыл дверь снаружи. Он растерялся, пистолет не стрелял. Ю. открыл створку гаража, толкнул Р. назад, тот упал. Ю. стал всем телом удерживать Р., пока тот не вывернулся головой. Когда голова Р. освободилась, он взял монтировку и несколько раз ударил ею З. по голове. Крови было много. Они завернули тело на следующий день в полиэтилен и вывезли на автомобиле С. к реке Белая и утопили. Бордюры он вместе со С. купили ранее в строительном магазине возле Затонского моста. В гараже они ранее проверили в действии пистолет, выстрелив из него в ворота гаража. Деньги в черной сумке из автомашины Р. перегрузили в автомашину С. Автомобиль Р. он отогнал во двор дома на ул. Цюрупы, С. ехал сзади. Затем на автомашине С. проехали на вещевой рынок в Сипайлово, где Ю. купил ему спортивный костюм и кроссовки, так его одежда была в крови. Потом заехали домой к Ю., где он переоделся. Дома у Ю. пересчитали деньги, их было 3 млн. 600 тысяч рублей и один вексель на 200 000 рублей. Проехали в сторону ТЭЦ, где шла стройка. Здесь сожгли паспорта, визитки, документы, его вещи выкинули. Телефоны утопили. Портфель Р. с документами выкинули. Ю. ему дач 70 000 рублей доехать до Раевки на такси, после убийства при встрече давал ему по 5-6 тысяч рублей на жизнь, всего около 100 000 рублей.

Признавая эти показания достоверными, суд обоснованно указал, что они согласуются с показаниями потерпевшей З., свидетелей Ч., С., А., Л. и других, подробно изложенными в приговоре.

Кроме вышеизложенных показаний, по делу имеются и другие, приведенные в приговоре доказательства вины осужденного, признанные судом достоверными, в частности протокол осмотра места происшествия, заключения экспертиз.

Утверждения осужденного С. о непричастности к вмененным преступлениям, опровергается вышеизложенными доказательствами.

Доводы осужденного и адвоката И. о том, что К., в результате применении к нему недозволенных методов следствия, оговорил С., судом проверялись, и подтверждения не нашли.

Что касается доводов адвоката И. о том, что судом необоснованно отвергнуто алиби С., то они являются не состоятельными, поскольку, как видно из материалов дела, суд тщательно исследовал в судебном заседании доказательства в отношении алиби осужденного, и обоснованно признал их неубедительными с приведением в приговоре соответствующих мотивов.

Несостоятельны доводы адвоката о том, что К. при допросе его в качестве подозреваемого и обвиняемого не разъяснялись его права, предусмотренные ст. 46 ч. 4 п. 2 УПК РФ, как видно из протокола допроса К. в качестве подозреваемого от 19.01.2004 года, ему разъяснялись права предусмотренные ч. 4 ст. 46 УПК РФ (т. 1 л.д. 104-106).

Доводы адвоката И. о незаконности протокола опознания по фотографии С. Ч., потому, что понятой А. являлся заинтересованным лицом, необоснованны, поскольку, как указал суд в приговоре, нет оснований, считать понятого А. заинтересованным лицом вследствие того, что он проходил учебную практику под руководством С. в период участия в качестве понятого, из-за чего якобы находился в зависимости от следователя С.

Необоснованны и доводы адвоката о том, что не рассмотрены замечания осужденного и адвоката на протокол судебного заседания, поскольку в деле имеется постановление судьи от 31 августа 2005 года об отклонении замечаний на протокол судебного заседания (т. 4. л.д. 219-221), о чем осужденный и адвокат были уведомлены 13 сентября 2005 года (т. 4 л.д. 222).

Материалы дела исследованы с достаточной полнотой, дана оценка всем доказательствам, имеющимся в деле, нарушений норм УПК РФ являющихся основанием к отмене приговора, по делу не имеется, оно расследовано и рассмотрено всесторонне, полно и объективно.

При таких обстоятельствах судебная коллегия считает, что суд первой инстанции правильно установил фактические обстоятельства дела и обоснованно пришел к выводу о виновности С. в инкриминируемых ему преступлениях.

Его действиям дана правильная юридическая оценка.

При назначении наказания осужденному суд учел общественную опасность содеянного, обстоятельства дела, а также, данные характеризующие его личность.

Руководствуясь ст. 377, 378, 388 УПК РФ, судебная коллегия определила:

приговор Верховного суда Республики Башкортостан от 27 июня 2005 года в отношении С. оставить без изменения, а кассационные жалобы - без удовлетворения.



Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 1 декабря 2005 г. N 49-005-73


Текст определения официально опубликован не был


Откройте актуальную версию документа прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.