Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 1 декабря 2005 г. N 11-005-71 Оснований для отмены или изменения приговора нет, поскольку виновность осужденных в грабеже с применением насилия, опасного для жизни и здоровья, с применением предметов, используемых в качестве оружия, с причинением тяжкого вреда здоровью потерпевшего и в умышленном причинении ему смерти, совершенном группой лиц, сопряженном с разбоем, в похищении паспорта и другого важного личного документа подтверждается совокупностью доказательств по делу

Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 1 декабря 2005 г. N 11-О05-71


Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации

рассмотрела в судебном заседании 1 декабря 2005 года кассационные жалобы осужденных В., З., А. и адвокатов К., С. и С. на приговор Верховного суда Республики Татарстан от 12 августа 2005 года, которым

В., родившийся 11 октября 1988 года в пос. Молодежный Алметьевского района Республики Татарстан, судимый 25.04.05 г. по ст. 161 ч. 1 УК РФ на 2 года лишения свободы условно с испытательным сроком на 3 года,

осужден к лишению свободы: по ст. 161 ч. 2 п.п. "а, г" УК РФ на 3 года, по ст. 162 ч. 4 п. "в" УК РФ на 8 лет, по ст. 105 ч. 2 п.п. "ж, з" УК РФ на 9 лет, а на основании ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений на 10 лет лишения свободы в воспитательной колонии.

Наказание по приговору от 25.04.05 г. постановлено исполнять самостоятельно:

З., родившийся 4 декабря 1987 года в гор. Набережные Челны Республики Татарстан, несудимый,

осужден к лишению свободы: по ст. 162 ч. 2 УК РФ на 6 лет, по ст. 162 ч. 4 п. "в" УК РФ на 8 лет, по ст. 105 ч. 2 п.п. "ж, з" УК РФ на 9 лет, а на основании ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений на 10 лет лишения свободы; в воспитательной колонии, и А., родившийся 1 июня 1987 года в гор. Актюбинске Республики Казахстан, несудимый, осужден: по ст. 325 ч. 2 УК РФ на 6 месяцев исправительных работ и к лишению свободы: по ст. 161 ч. 2 п.п. "а, г" УК РФ на 3 года, по ст. 162 ч. 4 п. "в" УК РФ на 8 лет, по ст. 105 ч. 2 п.п. "ж, з" УК РФ на 8 лет 6 месяцев, а на основании ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений на 9 лет 6 месяцев лишения свободы в исправительной колонии общего режима.

Заслушав доклад судьи В., объяснения осужденных В., З. и А., поддержавших жалобы, мнение прокурора С., полагавшей приговор оставить без изменения, судебная коллегия установила:

приговором суда признаны виновными:

- В. и А. - в открытом хищении имущества Б., совершенном 19 апреля 2005 года в гор. Альметьевске Республики Татарстан группой лиц по предварительному сговору, с применением насилия, не опасного для жизни и здоровья, а З. - в нападении на Б. в целях хищения его имущества, совершенном с угрозой применения насилия, опасного для жизни и здоровья и с применением предмета, используемого в качестве оружия;

- В., З. и А. - в нападении на С. в целях хищения его имущества, совершенном 20 апреля 2005 года в дер. Кульшарипово Алметьевского района Республики Татарстан с применением насилия, опасного для жизни и здоровья, с применением предметов, используемых в качестве оружия, с причинением тяжкого вреда здоровью потерпевшего и в умышленном причинении ему смерти, совершенном группой лиц, сопряженном с разбоем, а А. - еще и в похищении паспорта и другого важного личного документа.

Эти преступления совершены при обстоятельствах, изложенных в приговоре.

В судебном заседании В., З. и А. вину признали частично.

В кассационных жалобах:

- осужденный В., считая приговор неправильным и несправедливым, указывает на то, что ограбления Б. не совершал, удары ему не наносил, имущество не похищал, а утверждение потерпевшего об обратном, не соответствует материалам дела, в том числе, заключению эксперта по телесным повреждениям. Необоснованно он осужден и за разбойное нападение на С., поскольку никаких ценностей у него не похищал, сговора на нападение не было, тем более что завладеть имуществом могли в то время, когда потерпевшего не было дома. Ссора между А. и С. началась из-за того, что последний, взяв деньги на спиртное, его не купил, деньги не вернул. Сначала А. нанес потерпевшему скалкой удары по голове, а потом он ею же ударил С. 3-4 раза. Ножом и топором потерпевшего не били. Наказан он слишком сурово, суд не учел его несовершеннолетие, искреннее раскаяние. Просит приговор по ст.ст. 161 и 162 УК РФ отменить и дело прекратить, со ст. 105 УК РФ переквалифицировать его действия на ст. 112 ч. 1 УК РФ, назначив более мягкое наказание;

- основной и дополнительной адвокат К. в защиту В., приводя доводы, аналогичные его подзащитному, дополняет, что опознание потерпевшим В. проведено с нарушением закона, а протокол этого следственного действия признан недопустимым доказательством. Доказательств сговора на грабеж, не добыто, несоответствию показаний Б. другим доказательствам, касающихся телесных повреждений, оценки не дано. Размер возмещения ущерба по иску потерпевшего существенно завышен. В отношении преступлений против С., суд не проверил утверждение осужденных о применении незаконных методов расследования, нож, найденный на месте преступления, не исследовался, показания В. о нанесении им 3-4 уларов скалкой потерпевшему, не опровергнуты. Взыскание ущерба с В., являющегося несовершеннолетним, незаконно, его матери, как законному представителю, в прениях слово нет предоставили. Просит приговор отменить, направив дело на новое рассмотрение;

- осужденный З. считает осуждение за разбой в отношении С. незаконным, так как имущество потерпевшего не брат, ссора возникла из-за того, что С. не вернул деньги, взятые на спиртное, а когда начали с ним разбираться, тот стал ругаться, выгонял из дома, схватил скалку и начал драться с А. Он наносил удары потерпевшему, так как тот кричал, угрожал ему. Считает наказание чрезмерно суровым. Просит по ст. 162 УК РФ в части нападения на С. приговор отменить, снизив наказание за другие преступления;

- адвокат С. в защиту З., анализируя доказательства по делу, утверждает, что в действиях ее подзащитного отсутствует умысел на хищение имущества путем нападения на С., поэтому осуждение З. по ст. 162 ч. 4 п. "в" УК РФ является необоснованным. При назначении З. максимального наказания, суд не учел его несовершеннолетие, первую судимость, признание вины, искреннее раскаяние, положительные характеристики. Наказание является несправедливым в силу чрезмерной суровости. Просит приговор в части осуждения З. по ст. 162 ч. 4 п. "в" УК РФ отменить и дело прекратить, исключить осуждение по п. "з" ч. 2 ст. 105 УК РФ и снизить наказание;

- осужденный А. и в его защиту адвокат С., в обоснование своих доводов о незаконности и несправедливости приговора, ссылаются на то, что у А. умысла на хищение имущества С. не было, похитить они могли его тогда, когда потерпевшего не было дома. На следствии А. себя оговорил под психологическим давлением оперативных работников, заявив, что потерпевшего дважды ударил ножом в живот, но эти показания противоречат заключению эксперта о месте расположения телесных повреждений у С. Утверждают, что А. нанес тому два удара скалкой по голове и 6 ударов руками и ногами по туловищу, то есть умысла на убийство не имел, в сговор на убийство не вступал. При назначении наказания суд в полной мере не учел несовершеннолетие А., частичное признание им вины, явку с повинной, положительные характеристики. Просят по ст. 162 УК РФ приговор отменить и дело прекратить, а со ст. 105 УК РФ переквалифицировать действия А. на ст. 111 ч. 1 УК РФ, снизив наказание с учетом смягчающих обстоятельств;

Прокурором принесены возражения, в которых он считает доводы осужденных и адвокатов неубедительными.

Проверив дело, обсудив доводы осужденных и адвокатов, а также возражения на них прокурора, судебная коллегия находит приговор законным, обоснованным и справедливым.

Вывод суда о виновности В., З. и А. в инкриминируемых им преступлениях, соответствует фактическим обстоятельствам дела и основан на совокупности исследованных при судебном разбирательстве доказательств, которые приведены в приговоре.

Обоснованность осуждения за ограбление Б. З. и А. в жалобах самих осужденных и их адвокатов не оспаривается.

Что касается доводов о непричастности к этому преступлению, выдвинутых В. и его адвокатом, то с ними судебная коллегия согласиться не может.

Так, из показаний потерпевшего Б. следует, что у него пытались отобрать гитару, но ему удалось бежать. Догнав, З. ударил его головой о стену, он упал. Так как он не отдавал гитару З., тот повалил его на землю, приставил к горлу нож. Подбежавшие А. и В., избили его, отобрали гитару, сотовый телефон, сим-карту, ключ от квартиры, 40 рублей. Впоследствии гитару ему вернули.

Согласно показаниям А. на предварительном следствии, они втроем, то есть, он, З. и В. догнали Б., избили, Волков вырвал у потерпевшего гитару, а он подобрал выпавший у того телефон. Гитару заложили в ломбард.

На предварительном следствии З. подтвердил, что после его удара, когда потерпевший упал, он, действительно доставал нож и приставлял его к шее потерпевшего, а В. или А. забрали у потерпевшего гитару, которую впоследствии сдали в ломбард.

По заключению эксперта у Б. обнаружены три ссадины проекции правого лучезапястного сустава и средней трети правой голени по передней поверхности, кровоподтек в области наружного угла правого глаза, не причинивших вреда здоровью потерпевшего.

При таких данных доводы в защиту В. об отсутствии доказательств его причастности к ограблению Б. являются неубедительными.

Установленные судом обстоятельства, при которых было совершено ограбление, свидетельствуют о совершении этого преступления по предварительному сговору.

То обстоятельство, что после нанесения В., З. и А. ударов С. последний скончался, в жалобах самих осужденных и их адвокатов фактически не оспаривается.

Показания осужденных в этой части соответствуют: показаниям Ф. и Г. о том, что после ночевки В., З. и А. в доме С., последний был обнаружен в доме мертвым; показаниями Б., сводного брата С. о том, что днем 20 апреля 2005 года обнаружил брата убитым, с рубленными ранами на голове, вещи в доме были разбросаны; протоколом осмотра, согласно которому в доме С. обнаружен труп хозяина с признаками насильственной смерти, порядок нарушен, изъяты сломанный нож, топор; заключением эксперта о том, что смерть С. наступила от комбинированной травмы тела с повреждением жизненно-важных органов, осложнившейся травматическим шоком.

Аналогичные содержащимся в кассационных жалобах осужденных и адвокатов доводы об отсутствии у В., З. и А. умысла на завладение имуществом С. и на его убийство, выдвигались и при судебном разбирательстве, которые обоснованно были признаны неубедительными.

Как вытекает из показаний В., З. и А. на предварительном следствии и в судебном заседании, испытывая материальные затруднения, они требовали от С. не только возврата 60 рублей, которые тот взял у них на спиртное и не вернул, но и других денежных средств, а также иных материальных ценностей, находящихся в доме. Именно деньги и ценности отыскивались ими в доме С. и в процессе его избиения, и после его убийства. Ничего не найдя, А. похитил паспорт и страховой полис.

Поскольку разбой считается оконченным с момента нападения в целях хищения имущества, то само по себе то, что они не завладели никаким имуществом потерпевшего, не исключает их ответственность за разбойное нападение.

Согласно показаниям В., З. и А., данных на разных этапах предварительного следствия и при судебном разбирательстве, в целях завладения деньгами и иными ценностями С., они каждый нанесли ему по несколько ударов скалкой по голове, руками и ногами по голове и другим частям тела, а затем поочередно нанесли ему по несколько ударов ножом в различные части тела, голову. В завершение В. четырежды ударил С. топором по голове.

Такие показания осужденных согласуются с результатами осмотра жилища С., свидетельствующими об обнаружении трупа С. с признаками насильственной смерти, с выводами эксперта, согласно которым смерть С. наступила от комбинированной травмы тела с повреждением жизненно-важных органов, осложнившейся травматическим шоком. При проведении экспертизы обнаружены: закрытая тупая внутричерепная травма головного мозга (8 точек приложения); 15 колото-резаных ранений грудной клетки; колото-резаное сочетанное ранение груди и живота; 7 колото-резаных проникающих ранений поясничной области; 3 рубленые раны головы и 1 правой скуловой области; множественные непроникающие колото-резаные ранения правой боковой поверхности верхней трети шеи. Подавляющее большинство повреждений причинено представленными на экспертизу ножом и топором.

Нанесение осужденными ударов потерпевшему руками, ногами, скалкой, ножом и топором в место нахождения жизненно важных органов: голову, грудную клетку, брюшную полость, тем самым свидетельствует о направленности их умысла на лишение жизни С. Выполняя эти действия, В., З. и А. сознавали их общественную опасность, предвидели неизбежность наступления общественно опасных последствий и желали наступления смерти С., то есть действовали с прямым умыслом как соисполнители убийства.

При судебном разбирательстве тщательно проверялись доводы в защиту осужденных о том, что на предварительном следствии они вынуждены были оговаривать себя и других в причастности к преступлениям в результате применения незаконных методов расследования, которые обоснованно признаны неубедительными по основаниям, подробно приведенным в приговоре.

Всесторонне, полно и объективно исследовав обстоятельства дела, оценив имеющиеся доказательства в их совокупности, проверив все версии в защиту осужденных и отвергнув их, выяснив причины имеющихся противоречий и оценив их, суд пришел к обоснованному выводу о виновности В., З. и А. в инкриминируемых им преступлениях, дав содеянному ими правильную юридическую оценку.

При назначении наказания В., З. и А. суд в полной мере учел характер и степень общественной опасности преступлений, данные о личности дела, смягчающие наказание, а также и все другие, в том числе те, на которые содержится ссылка в жалобах, обстоятельства. Наказание является справедливым и оснований для его смягчения судебная коллегия не находит.

На основании изложенного и руководствуясь ст.ст. 377, 378 и 388 УПК РФ, судебная коллегия определила:

приговор Верховного суда Республики Татарстан от 12 августа 2005 года в отношении В., З. и А. оставить без изменения, а кассационные жалобы - без удовлетворения.



Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 1 декабря 2005 г. N 11-005-71


Текст определения официально опубликован не был


Откройте актуальную версию документа прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.