Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 12 декабря 2005 г. N 14-005-36 Смягчая наказание одному из осужденных, суд указал на то, что одних лишь противоречивых показаний осужденного о своей причастности к убийству, при отсутствии других доказательств, не достаточно для признания его виновным в совершении убийства. Другому же осужденному наказание смягчено на основании того, что судимости за умышленные преступления небольшой тяжести при признании рецидива преступлений не учитываются

Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 12 декабря 2005 г. N 14-005-36


Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации

рассмотрела кассационные жалобы осужденных П. и П.

на приговор Воронежского областного суда от 9 августа 2005 года, которым

П., родившийся 21 августа 1960 года в селе Ольховатка Верхнемамонского района Воронежской области, судимый 14 июня 2001 г. по ст. 316 УК РФ к 2 годам лишения свободы, освобожден 26 июля 2002 г. условно-досрочно на 10 месяцев 10 дней, -

осужден к лишению свободы по:

ст. 105 ч. 2 п.п. "а, ж, з" УК РФ на двадцать лет;

ст. 162 ч. 4 п. "в" УК РФ на двенадцать лет.

По совокупности преступлений на основании ст. 69 ч. 3 УК РФ П. назначено двадцать пять лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима с отбыванием первых пяти лет в тюрьме.

П., родившийся 25 июня 1983 года в селе Ольховатка Верхнемамонского района Воронежской области, несудимый, - осужден к лишению свободы по:

ст. 105 ч. 2 п.п. "ж, з" УК РФ на тринадцать лет;

ст. 162 ч. 4 п. "в" УК РФ на девять лет.

По совокупности преступлений на основании ст. 69 ч. 3 УК РФ П. назначено пятнадцать лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Ч., осужденных П. и П., поддержавших доводы своих кассационных жалоб, мнение прокурора Ю., полагавшего необходимым приговор изменить, исключить указание на признание рецидива в действиях П. и снизить ему наказание, а в остальном приговор оставить без изменения, судебная коллегия установила:

П. и П. признаны виновными в совершении разбойного нападения и сопряженного с ним убийства группой лиц Г., а П., кроме того, в сопряженном с разбоем убийстве У., то есть, убийства двух лиц.

Преступления совершены 12 января 2005 года в селе Ольховатка Верхнемамонского района Воронежской области при обстоятельствах, изложенных в приговоре.

В судебном заседании осужденные П. и П. виновными себя не признали.

В кассационных жалобах:

осужденный П. просит приговор отменить с прекращением дела, указывая на то, что он постановлен на одних лишь показаниях осужденных, полученных в ходе предварительного следствия путем оказания физического и психического на них давления, не подтвержденных другими доказательствами;

осужденный П. просит приговор изменить, исключить из приговора его осуждение по ст. 105 УК РФ и снизить наказание, назначенное по ст. 162 УК РФ. Указывает, что участия в убийстве потерпевших он не принимал, показания в ходе предварительного следствия, в том числе при выходе на место происшествия, давал под давлением работников милиции, которые неправильно разъяснили ему положения ст. 51 Конституции РФ. В расследовании принимал участие участковый инспектор милиции Я., состоявший в родственных отношениях с потерпевшими. Разбитое окно при выходе на место происшествия он указал по осколкам стекла под ним. Рана на его руке образовалась от наручников, а не оттого, что он разбивал окно в доме потерпевших. При задержании эта рана у него не была зафиксирована. У отца при помещении в СИЗО 36/1 также были обнаружены телесные повреждения, хотя при задержании он никакого сопротивления не оказывал. При опознании топора потерпевший Г. указал на один болт, тогда как в нем имеется два болта. Крови на топоре обнаружено не было.

В возражениях на кассационные жалобы государственный обвинитель И. просит оставить приговор без изменения.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационных жалоб, судебная коллегия приходит к следующим выводам.

Виновность П. и П. в совершении разбойного нападения на У. и Г., подтверждена доказательствами, исследованными в судебном заседании.

Из показаний, данных в ходе предварительного следствия осужденными П. и П., следует, что они 12 января 2005 года решили ограбить У. и Г. П. перелез через ограду и открыл калитку во двор, подпертую изнутри бревнышком толщиной около 8 сантиметров. После этого П. встал у входной двери, а П. постучал в окно, разбив его и порезав при этом руку. Когда У. вышел из дома с топором в руках, П. напал на него сзади, выхватил топор, и несколькими ударами топора по голове убил его. Войдя в дом, они увидели стоящую у кровати Г., стали требовать у нее деньги. Г. сказала, что она узнала П. и сообщит в милицию. Тогда П. несколькими ударами того же топора убил и ее. Обыскав дом, они нашли 200 рублей, забрали их. Уходя, они затащили групп У. в дом.

В ходе проверки на месте П. дал аналогичные показания, выдал орудие преступления - топор, который хранился у них в сарае (т. 2, л.д. 123-125).

Эти показания осужденных подтверждены совокупностью других доказательств.

Из показаний свидетелей С. и Д., видно, что они обнаружили тела потерпевших в их доме, видели следы волочения от пятен крови во дворе до коридора дома.

Свидетель Г. показал, что У. на ночь всегда подпирал калитку изнутри палкой диаметром 7-8 сантиметров, ночью на стук из дома выходил с топором. В топоре, выданном П. он опознал топор, принадлежащий У. по топорищу из ясеня, по клину в виде шпильки с гайкой и болта, по клейму на его металлической части. Он хорошо знал этот топор, так как часто им пользовался, оказывая помощь погибшим по хозяйству.

Вопреки содержащимся в кассационной жалобе осужденного П. доводам свидетель Г. опознал этот топор твердо, указав его индивидуальные признаки, часть из которых он указал на допросе, проведенном до производства опознания, а часть - в ходе самого опознания (т. 1, л.д. 280-283).

Результаты опознания подтверждены и заключением эксперта о том, что топорище данного топора изготовлено из дерева ясень обыкновенный (т. 2, л.д. 102-110).

Согласно протоколу осмотра места происшествия, тела потерпевших со следами насилия были обнаружены 14 января 2005 года в их доме (т. 1, л.д. 18-51).

Из заключений судебно-медицинских экспертиз видно, что: смерть У. наступила от тупой травмы головы, образовавшейся в результате не менее трех травматических воздействий тупым предметом с плоской поверхностью, край которой ограничен двугранным ребром (т. 2, л.д. 5-8); смерть Г. наступила в результате проникающих рубленных ран головы, которые образовались в результате не менее четырех травматических воздействий рубящего орудия (т. 2, л.д. 15-18).

В судебном заседании тщательно проверялись заявления обоих подсудимых о применении к ним незаконных методов ведения предварительного следствия, в результате которых они оговорили себя и друг друга. Эти заявления своего подтверждения не нашли, они опровергаются имеющимися в деле доказательствами.

Доводы П. о том, что работниками милиции к нему применялось насилие, и от действия наручников образовалась рана на руке, опровергаются заключением судебно-медицинского эксперта о том, что ссадины на тыльной поверхности левой кисти в области основных фаланг второго, третьего и четвертого пальцев причинены действием кромки острорежущего предмета, возможно, стеклом. Они могли образоваться 12 января 2005 г., то есть в день преступления (т. 2, л.д. 39).

Данное обстоятельство, более того, подтверждает данные в ходе предварительного следствия показания П. о том, что перед проникновением в дом потерпевших он разбил левой рукой стекло в окне их дома, и при этом поранился.

По факту обнаружения телесных повреждений у П. при его поступлении в следственный изолятор 8 февраля 2005 г., несмотря на его возражения, была проведена проверка. В ходе этой проверки П. сначала пояснял, что получил эти телесные повреждения (кровоподтеки в области лопатки и локтя, ссадина в области лба) он получил при его задержании, а затем заявил, что получил их при падении в камере. Как П., так и П. поясняли, что со стороны работников милиции и предварительного следствия насилия к ним никто не применял.

Из показаний свидетелей Т., К. и Г. - следователя, оперуполномоченного Верхнемамонского РОВД и адвоката, защищавшего в ходе предварительного следствия интересы П. - следует, что оба подсудимых допрашивались с соблюдением требований уголовно-процессуального закона, показания давали добровольно, никакого насилия к ним не применялось.

Доводы осужденного П. о том, что ему неверно были разъяснены положения ст. 51 Конституции РФ при отобрании у него заявления на имя прокурора района, опровергаются текстом этого заявления, выполненного П. собственноручно. Из этого заявления от 16 января 2005 г. видно, что П. был разъяснен смысл ст. 51 Конституции РФ - право не свидетельствовать против себя и близких родственников т. 2, л.д. 113-114).

Из материалов дела следует, что до подачи этого заявления органы предварительного следствия не располагали какой-либо информацией о причастности осужденных к совершению преступлений, за которые они осуждены. Суд в приговоре сослался на это заявление как на доказательство виновности осужденных. При таких обстоятельствах данное заявление, как отвечающее требованиям ст. 142 УПК РФ подлежало учету в качестве явки с повинной при назначении П. наказания.

Судом дана надлежащая оценка имеющимся по делу доказательствам, в том числе, показаниям свидетеля П. (матери П. и бабушки П.) сделан обоснованный вывод о виновности осужденных П. и П. в совершении разбойного нападения на потерпевших, а П. - и в их убийстве.

Вместе с тем, причастность П. к убийству Г. нельзя считать бесспорно доказанной.

Из материалов дела следует, что П. в начале предварительного следствия, в том числе при проверке показаний на месте происшествия, а П. на протяжении всего производства по делу, отрицали причастность П. к убийству. При этом в ходе предварительного следствия они оба давали показания о том, что обоих потерпевших убил один П. ударами топора.

Затем на трех допросах в качестве обвиняемого 18, 26 января и 14 апреля 2005 года - П. показал, что он первым нанес один удар Г. обухом топора по голове, после чего отец (П.) ударами топора убил потерпевшую.

Однако еще в ходе предварительного следствия, на допросе 14 июня 2005 года. П. отказался от этих показаний, заявив, что убийство потерпевших совершил один отец, а он дал показания о своей причастности к убийству, считая, что возьмет часть вины на себя, и отцу будет назначено более мягкое наказание (т. 2, л.д. 167-171). Впоследствии на допросах он вновь подтвердил свою причастность к убийству, но в судебном заседании вновь от этих показаний отказался.

Каких-либо других доказательств, свидетельствующих о причастности П. к убийству Г., материалы дела не содержат.

Судебная коллегия считает, что одних лишь противоречивых показаний П. о своей причастности к убийству, от которых он впоследствии отказался, при отсутствии других доказательств, не достаточно для признания его виновным в совершении убийства. Поэтому приговор в части осуждения П. по ст. 105 ч. 2 п.п. "ж, з" УК РФ подлежит отмене с прекращением его уголовного преследования на основании ст. 27 ч. 1 п. 1 УПК РФ за непричастностью его к совершению преступления.

В связи с этим подлежит изменению и приговор в отношении П., из него подлежит исключению его суждение по п. "ж" ч. 2 ст. 105 УК РФ (совершение убийства группой лиц).

В остальном действия осужденных судом квалифицированы правильно. Причинение тяжкого вреда здоровью потерпевших было очевидным для П., и он, так же, как и П. использовал это обстоятельство для завладения их имуществом.

Наказание П. должно быть назначено с учетом смягчающего наказание обстоятельства - его явки с повинной, по правилам, предусмотренным ст. 62 УК РФ, поскольку отягчающие его наказание обстоятельства отсутствуют.

При назначении наказания П. суд без достаточных к тому оснований учел в качестве отягчающего наказание обстоятельства наличие в его действиях рецидива преступлений.

Между тем, из материалов дела видно, что у П. имеется одна судимость по ст. 316 УК РФ. Согласно ч. 2 ст. 15 УК РФ данное преступление является преступлением небольшой тяжести. А в соответствии со ст. 18 ч. 4 п. "а" УК РФ судимости за умышленные преступления небольшой тяжести при признании рецидива преступлений не учитываются.

Поэтому в данной части приговор подлежит изменению, из него подлежит исключению указание на учет в действиях П. рецидива преступлений в качестве отягчающего наказание обстоятельства.

С учетом вносимых в приговор изменений подлежит снижению и назначенное П. и П. наказание. При этом из приговора следует исключить указание об отбывании П. первых пяти лет лишения свободы в тюрьме, определить ему для отбывания всего срока наказания в исправительной колонии строгого режима.

Руководствуясь ст.ст. 377, 378, 388 УПК РФ, судебная коллегия определила:

приговор Воронежского областного суда от 9 августа 2005 года в отношении П. в части его осуждения по ст. 105 ч. 2 п.п. "ж, з" УК РФ отменить с прекращением его уголовного преследования на основании ст. 27 ч. 1 п. 1 УПК РФ за непричастностью его к совершению преступления.

Этот же приговор в отношении П. и П. изменить.

Учесть в качестве смягчающего наказание П. обстоятельства его явку с повинной и, с учетом требований, предусмотренных ст. 62 УК РФ снизить назначенное ему по ст. 162 ч. 4 п. "в" УК РФ наказание до восьми лет шести месяцев лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

Исключить из приговора в отношении П. его осуждение по п. "ж" ч. 2 ст. 105 УК РФ, а также указание на учет в его действиях рецидива преступлений в качестве отягчающего наказание обстоятельства.

По ст. 105 ч. 2 п.п. "а, з" УК РФ назначить П. наказание в виде девятнадцати лет лишения свободы.

По совокупности преступлений, предусмотренных ст.ст. 105 ч. 2 п.п. "а, з" и 162 ч. 4 п. "в" УК РФ, в соответствии со ст. 69 ч. 3 УК РФ путем частичного сложения наказаний назначить П. двадцать четыре года лишения свободы в исправительной колонии строгого режима, исключив из приговора указание об отбывании им первых пяти лет лишения свободы в тюрьме.

В остальной части приговор оставить без изменения, а кассационные жалобы осужденных П. и П. - без удовлетворения.



Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 12 декабря 2005 г. N 14-005-36


Текст определения официально опубликован не был


Откройте актуальную версию документа прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.