Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 8 декабря 2005 г. N 21-005-9 Оснований для отмены или изменения приговора нет, так как вина осужденного в убийстве лица, заведомо для виновного находящегося в беспомощном состоянии, подтверждается совокупностью доказательствам по делу

Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ
от 8 декабря 2005 г. N 21-005-9


Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации

рассмотрела в судебном заседании 8 декабря 2005 года кассационную жалобу осужденного Б. на приговор Верховного Суда Кабардино-Балкарской Республики от 11 июля 2005 года, которым

Б., 20 октября 1957 года рождения, уроженец силения Чикола Ирафского района Республики Северная Осетия-Алания, несудимый -

осужден по ст. 105 ч. 2 п. "в" УК РФ к 13 годам лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

Заслушав доклад судьи Е., объяснение осужденного Б., поддержавшего кассационную жалобу, и мнение прокурора Т., полагавшего оставить приговор без изменения, судебная коллегия установила:

Б. признан виновным в убийстве малолетнего З., заведомо для него находящегося в беспомощном состоянии.

Преступление совершено 29 сентября 2004 года в г. Нальчике при обстоятельствах, изложенных в приговоре.

В судебном заседании осужденный Б. вину в инкриминируемом преступлении не признал.

В кассационной жалобе осужденный Б. считает, что приговор является необоснованным. Указывает, что свою вину в совершении преступления не признал, что суд обосновал доказанность его вины показаниями, которые он дал на предварительном следствии в качестве подозреваемого и обвиняемого. Утверждает, что эти показания давал под воздействием недозволенных методов следствия, о чем пояснил суду. Полагает, что его защитник на предварительном следствии адвокат К. ненадлежаще выполняла свои обязанности, и он по существу был лишен защиты. Указывает, что судом не дана оценка показаниям свидетелей К., которые характеризуют его положительно. Ссылается на то, что на одежде С. оказались многочисленные пятна крови ребенка. Кровь убитого оказалась и под кроватью, где спал С. Суд не учел показания свидетеля З. о том, что в момент обнаружения смерти ее внука, С. не спал, а делал вид, что спит. Считает, что его вина бесспорно не доказана, поэтому сомнения должны толковаться в его пользу. Просит приговор отменить и дело в отношении него прекратить.

В возражении на кассационную жалобу государственный обвинитель К. считает, что вывод суда о виновности Б. в убийстве ребенка З. основан на исследованных в судебном заседании доказательствах, его действия квалифицированы правильно. Просит оставить приговор без изменения.

Проверив материалы дела, и обсудив доводы, изложенные в кассационной жалобе и возражении на нее, судебная коллегия находит жалобу не подлежащей удовлетворению по следующим основаниям.

Выводы суда о доказанности вины осужденного Б. в совершенном преступлении основаны на собранных по делу доказательствах, непосредственно, полно и объективно исследованных в судебном заседании на основе состязательности сторон.

Из показаний осужденного Б. на предварительном следствии, при допросе в качестве подозреваемого видно, что 29 сентября 2004 года около 11 часов к нему домой пришел С., с которым они распили примерно 5 бутылок водки. В этот же день около 17 часов пришла его сестра З. и попросила присмотреть за ее младшим внуком Т., на что он согласился. Она принесла ребенка, положила его на диван и ушла, а они продолжил распивать спиртное. Спустя некоторое время Т. стал плакать. Он уже не мог больше пить, поэтому предложил С. поспать. С. лег на кровать и сразу заснул. А он лег на пол. Так как ребенок сильно плакал и не давал ему заснуть, он встал, взял ребенка на руки и попытался его успокоить. Ребенок не успокаивался, тогда он взял его за туловище и несколько раз ударил головой об пол. После этого Т. успокоился, а он пошел спать. Проснулся от криков З., которая ничего не объясняя, выбежала из квартиры. Он заметил на полу пятно крови и попытался вытереть его правой рукой. В этот момент вернулась З. с сотрудниками милиции, которые увезли его в УВД г. Нальчика.

При допросе в качестве обвиняемого Б. вину в инкриминируемом преступлении также признал полностью, раскаялся в содеянном, и подтвердил показания, которые были им даны в качестве подозреваемого. При этом пояснил, что ребенок сильно плакал, не давал ему заснуть. Не выдержав его плача, он взял ребенка за туловище и несколько раз ударил головой об пол, а потом ушел спать.

Ставить под сомнение достоверность этих показаний Б. и считать, что он оговорил себя под воздействием недозволенных методов следствия, о чем пояснил в судебном заседании и утверждает в кассационной жалобе, нет оснований, поскольку вышеизложенные показания Б. объективно подтверждаются совокупностью доказательств по делу, на что правильно указывается в приговоре.

Так, из показаний свидетеля С. на предварительном следствии, которые он подтвердил в судебном заседании, усматривается, что 29 сентября 2004 года он пришел в гости к Б., с которым стали распивать водку. Примерно в 17 часов к Б. пришла его сестра З., которая принесла малолетнего внука Т. и попросила Б. присмотреть за ним. Б. положил ребенка на кровать, тот плакал, но недолго, примерно 15 минут. Почувствовав себя сильно пьяным, он лег спать. Около 19 часов его разбудили сотрудники милиции, и он увидел ребенка лежащим на полу и много крови рядом с ребенком. Его и Б. отвели в отдел милиции, где он дал объяснения.

Из заключений судебно-медицинской экспертизы (основной и дополнительной) видно, что смерть ребенка З. наступила от телесных повреждений в виде закрытой черепно-мозговой травмы с оскольчатыми переломами затылочной и теменных костей с переходом на основание черепа в заднюю и среднюю черепные ямки и других повреждений, причинение которых возможно при обстоятельствах, изложенных обвиняемым Б., то есть при нескольких ударах головой об пол, удерживая его за туловище.

По заключению судебно-биологической экспертизы на одежде, изъятой у Б., обнаружены следы крови человека, происхождение которой не исключается от малолетнего З. и исключается от Б.

Из заключения судебной молекулярно-генетической экспертизы усматривается, что в смывах левой руки и подноктевом содержимом с правой руки Б. обнаружена кровь малолетнего З.

Вина осужденного Б. в совершенном преступлении подтверждается также показаниями потерпевшей З., свидетелей З., А., А., К., протоколом осмотра места происшествия и другими доказательствами, полно изложенными в приговоре.

Судом проверялось заявление осужденного Б. о применении к нему недозволенных методов следствия, и установлено, что оно является необоснованным.

Из показаний свидетелей А., Ш., А. видно, что после задержания Б. к нему каких-либо недозволенных методов не применялось.

Вышеизложенными доказательствами опровергаются доводы кассационной жалобы осужденного Б. о его невиновности в умышленном лишении жизни малолетнего З.

Органами следствия исследовалась версия о причастности к убийству малолетнего З. в связи с тем, что на его вещах имелись следы крови, происхождение которых не исключается от З., на что ссылается и осужденный Б. в кассационной жалобе.

Проведенными следственными действиями установлено, что С. не причастен к совершенному преступлению, поэтому в возбуждении уголовного дела в отношении С. отказано за отсутствием в его действиях состава преступления.

Оценка доказательствам дана судом в соответствии с требованиями ст.ст. 17, 88 УПК РФ, то есть по внутреннему убеждению, каждому доказательству с точки зрения достоверности, а всем имеющимся в деле доказательствам в совокупности. Поэтому ставить под сомнение правильность оценки доказательств по делу, оснований не имеется.

Суд правильно квалифицировал действия Б. по ст. 105 ч. 2 п. "в" УК РФ, как убийство лица, заведомо для виновного находящегося в беспомощном состоянии.

Из материалов дела видно, что ни органами следствия, ни судом не допущено каких-либо нарушений уголовно-процессуального закона, которые повлияли или могли повлиять на постановление законного и обоснованного

ГАРАНТ:

Текст предыдущего абзаца приводится в соответствии с источником


Утверждение осужденного Б. в кассационной жалобе о том, что адвокат К. на предварительном следствии ненадлежаще осуществляла его защиту, является неосновательным. Из материалов дела видно, что адвокат профессионально осуществляла защиту Б. По этому поводу с его стороны жалоб не поступало.

Наказание осужденному Б. назначено с учетом требований ст. 60 УК РФ и соответствует характеру и степени общественной опасности совершенных им преступлений, личности виновного и обстоятельствам дела.

На основании изложенного, руководствуясь ст.ст. 377, 378 и 388 УПК РФ, судебная коллегия определила:

приговор Верховного Суда Кабардино-Балкарской Республики от 11 июня 2005 года в отношении Б. оставить без изменения, а кассационную жалобу - без удовлетворения.



Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 8 декабря 2005 г. N 21-005-9


Текст определения официально опубликован не был


Откройте актуальную версию документа прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.