Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 8 декабря 2005 г. N 43-005-53 Оснований для отмены или изменения приговора нет, поскольку вина осужденного в совершении убийства, сопряженного с разбоем, доказана

Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 8 декабря 2005 г. N 43-005-53


Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации

рассмотрела в судебном заседании от 8 декабря 2005 года дело по кассационной жалобе осужденного К. на приговор Верховного суда Удмуртской Республики от 17 мая 2005 года, которым

К., 24 ноября 1983 года рождения, уроженец поселка Кушья Игринского района Удмуртской Республики, судимый 30 апреля 2003 года по ст. 158 ч. 3, 33 ч. 5, 161 ч. 2 п. "б" УК РФ на 4 года лишения свободы, освобожден 30 ноября 2004 года условно досрочно на 1 год, 8 месяцев и 12 дней,

осужден к лишению свободы: по ст. 105 ч. 2 п. "з" УК РФ на 14 лет; по ст. 162 ч. 4 п. "в" УК РФ на 11 лет.

На основании ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения наказаний 16 лет лишения свободы.

На основании ст. 70 УК РФ частично присоединено неотбытое наказание по приговору от 30 апреля 2003 года и окончательно назначено 17 лет лишения свободы с отбыванием в исправительной колонии строгого режима.

Заслушав доклад судьи К., выступление осужденного К. по доводам жалобы, прокурора Ю., полагавшего приговор суда оставить без изменения, судебная коллегия установила:

при обстоятельствах изложенных в приговоре суда, К. признан виновным в совершении 10 февраля 2005 года в поселке Кушья Удмуртской Республики убийства Б. сопряженного с разбоем.

В кассационной жалобе и дополнениях к ней осужденный К. оспаривает доказанность своей вины, при этом указывает, что выводы суда изложенные в приговоре не соответствуют фактическим обстоятельствам дела, доказательства исследованы поверхностно, не проверены все версии, в том числе причастность к совершению преступления других лиц. В нарушение закона председательствующий задавал наводящие вопросы и вел судебное следствие с обвинительным уклоном. Приговор постановлен на противоречивых показаниях свидетелей, заключения экспертиз являются недопустимыми доказательствами, поскольку своевременно он не был с ними ознакомлен. Дело рассмотрено незаконным составом суда.

В возражениях на кассационную жалобу государственный обвинитель Ч., не соглашаясь с доводами жалобы, просит приговор оставить без изменения.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационной жалобы, дополнений к ней и возражений государственного обвинителя, судебная коллегия находит, что выводы суда о виновности К. в совершении преступления соответствуют фактическим обстоятельствам дела и основаны на проверенных в судебном заседании доказательствах.

Вина К. судом установлена на основании: показаний самого осужденного, в части не противоречащей другим доказательствам, в частности в судебном заседании он признал, что нанес удар ножом в шею потерпевшей, спустил ее в подпол, прикрыл труп мешками, затем похитил указанные в приговоре вещи, продукты питания и с места преступления скрылся; показаний свидетеля М., из которых следует, что К., после совершения преступления пришел домой, принес черную сумку и продукты питания, его руки были в крови и царапинах, рассказал, что с целью кражи проник в квартиру Б., ничего ценного не нашел, сложил в найденную там сумку продукты питания, был застигнут хозяйкой на месте преступления, стал душить ее руками, она сопротивлялась, толкнув потерпевшую в подпол, он спустился туда, воткнул ей в шею нож, взял похищенные вещи и ушел; показаний свидетеля К., который видел 10 февраля 2005 года в период между 13 и 14 часами парня похожего на осужденного, который шел со стороны дома Б. и нес черную сумку; показаний свидетеля Г., которой М. рассказала о совершенном К. преступлении; данных протокола осмотра места происшествия, согласующихся с приведенными выше доказательствами, в частности труп Б. с ножом в шее обнаружен в подполье дома, там же пятна похожие на кровь; протокола выемки черной сумки у М.; протокола опознания сумки потерпевшим Б. как похищенной в день убийства из дома матери; выводов экспертов дактилоскопической, трассологической и судебно-медицинской экспертиз о причине смерти Б. от колото-резаного ранения шеи с повреждением сонной артерии, о наличии на ноже оставленном в трупе отпечатков пальцев рук осужденного, след обуви обнаруженный в ходе осмотра места происшествия оставлен подошвой сапога обуви в которую был обут осужденный.

На основании этих, а также других приведенных в приговоре доказательств, суд пришел к обоснованному выводу о виновности К. и правильно квалифицировал его действия.

Доводы, изложенные в жалобе и дополнениях к ней, являются несостоятельными.

В соответствии с требованиями п. 3 ч. 2 ст. 30 УПК РФ рассмотрение уголовных дел о тяжких и особо тяжких преступлениях коллегией из трех судей федерального суда может быть назначено при наличии ходатайства обвиняемого, заявленного до назначения судебного заседания. Из материалов дела следует, что К. такого ходатайства на предварительном следствии не заявлял. Не возражал против рассмотрения дела судьей единолично и в судебном заседании, поэтому доводы жалобы в этой части не могут быть приняты во внимание.

Судебное следствие проведено полно и всесторонне. О причастности к совершению преступления других лиц, К. в судебном заседании не заявлял, ходатайств о дополнении судебного следствия от сторон, в том числе подсудимого, не поступало.

Показания свидетелей являются последовательными, оснований сомневаться в их необъективности или заинтересованности в исходе дела не имеется.

Из материалов дела следует, что экспертизы назначены и проведены в соответствии с требованиями уголовно-процессуального закона. С постановлениями о назначении экспертиз и заключениями К. ознакомлен, каких-либо замечаний не высказывал, ходатайств об их исключении из числа доказательств в судебном заседании также не заявлял.

При назначении наказания суд учел характер и степень общественной опасности совершенного преступления, данные о личности К., отягчающее обстоятельство - рецидив преступлений, оснований для смягчения наказания, судебная коллегия не находит.

Нарушений уголовно-процессуального закона влекущих отмену либо изменение приговора, не имеется.

Руководствуясь ст.ст. 377, 378, 388 УПК РФ, судебная коллегия определила:

приговор Верховного суда Удмуртской Республики от 17 мая 2005 года в отношении К. оставить без изменения, а кассационную жалобу - без удовлетворения.



Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 8 декабря 2005 г. N 43-005-53


Текст определения официально опубликован не был


Откройте нужный вам документ прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.