Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 7 декабря 2005 г. N 5-005-193СП Оснований для отмены приговора не имеется, поскольку представленными доказательствами подтверждается виновность осужденного в совершении в составе организованной группы убийств и мошенничества, нарушений в ходе следствия и судебного рассмотрения дела прав осужденного не допущено; приговор изменен в части признания осужденного оправданным по некоторым эпизодам за непричастностью к совершению преступлений и исключения из приговора указания о признании обстоятельством, отягчающим наказание, особо активной роли осужденного в совершении преступлений

Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 7 декабря 2005 г. N 5-005-193СП


Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации

рассмотрела в судебном заседании от 7 декабря 2005 года дело по кассационным жалобам осужденного А. и в защиту его интересов адвоката У. на приговор Московского городского суда с участием присяжных заседателей от 4 августа 2005 года, которым:

А., 30 ноября 1964 года рождения, уроженец города Москвы, не судимый,

осужден к лишению свободы по ст. 105 ч. 2 п.п. "ж, к" УК РФ к 13 годам 4 месяцам, ст. 163 ч. 3 п.п "а, б" УК РФ к 10 годам, ст. 158 ч. 3 п.п. "а, б" УК РФ к 6 годам 8 месяцам, 159 ч. 3 п.п. "а, б" УК РФ к 6 годам 8 месяцам (все статьи в редакции ФЗ от 13 июня 1996 года).

На основании ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения А. окончательно назначено наказание в виде лишения свободы на срок 25 лет в исправительной колонии строгого режима с отбыванием первых двадцати четырех лет в тюрьме.

Этим же приговором А. по ст. 209 ч. 1, ст. 30 ч. 3, 159 ч. 3 п.п. "а, б", 291 ч. 2 УК РФ на основании ч. 1, ч. 2, ч. 4 ст. 302 УПК РФ оправдан.

Заслушав доклад судьи Д., выступления осужденного А. и в защиту его интересов адвоката У. по доводам кассационных жалоб, прокурора Б., полагавшего приговор суда изменить в части оправдания и признания по делу наличия обстоятельств отягчающих наказание, судебная коллегия установила:

при обстоятельствах изложенных в приговоре А. признан виновным в совершении в составе организованной группы:

23 марта 1998 года в Дмитровском районе Московской области с целью облегчения совершения мошенничества и приобретения права на квартиру К. его убийства;

в период марта-июня 1998 года в городе Москве мошенничества и приобретения права на указанную квартиру с последующей продажей;

в сентябре 1998 года в городе Москве мошенничества в отношении П., приобретения права на его квартиру с последующей продажей;

в декабре 1998 - феврале 1999 года в городе Москве в отношении М. вымогательства, приобретения права на их квартиру с последующей продажей;

в период с 20 по 23 мая 1999 года в городе Москве с целью облегчения совершения мошенничества и приобретения права на квартиру П. ее убийства;

в период мая-августа 1999 года в городе Москве мошенничества и приобретения права на указанную квартиру с последующей продажей;

в период июля-августа 1999 года мошенничества в отношении И., приобретения права на ее квартиру с последующей продажей;

7 августа 1999 года в городе Москве кражи из офиса ООО "Компания Инна тур" на общую сумму 929 083 рубля.

В кассационных жалобах:

осужденный А. ставит вопрос об отмене приговора, по причине существенных нарушений уголовного и уголовно-процессуального законов при рассмотрении дела, которые выразились в несоответствии выводов суда, изложенных в приговоре, фактическим обстоятельствам дела, неправильном применении уголовного закона, лишении и ограничении его прав, необоснованном отказе в проведении повторной судебно-психиатрической экспертизы. Указывает, что ознакомление с материалами дела проводилось фактически без защитника, ходатайства о замене адвоката, отводах секретарю и председательствующему судье оставлены без удовлетворения, в судебном заседании представленный адвокат его интересы не отстаивал. При рассмотрении дела не было принято во внимание его состояние здоровья, отказано в исключении из доказательств заключения судебно-психиатрической экспертизы, которая является неполной и содержит в себе противоречия, вызове в суд экспертов и свидетелей защиты, в ознакомлении с протоколом судебного заседания по частям. Его лишили права выступления в прениях и последнего слова. Считает, что уголовный закон судом применен неверно, без изменений внесенных Федеральным законом от 8 декабря 2003 года и ст. 10 УК РФ. Наказание является чрезмерно суровым и несправедливым, назначено без учета мнения присяжных заседателей о снисхождении и его психического состояния, не приняты во внимание обстоятельства смягчающие наказание и необоснованно признано обстоятельством, отягчающим наказание особоактивная роль в совершении преступления;

адвокат У. в защиту интересов А. просит приговор суда отменить, а дело направить на новое судебное рассмотрение, указывает о необоснованном отказе в проведении повторной судебно-психиатрической экспертизы на предмет установления вменяемости А. и его психического состояния в настоящее время, достоверно не установлено, страдал ли он психическим расстройством в период судебного разбирательства, наказание А. назначено без учета вердикта присяжных заседателей о признании его заслуживающим снисхождение, и в нарушении ч. 4 ст. 65 УК РФ, при назначении наказания суд учел как отягчающее обстоятельство его особо активную роль при совершении преступления.

В возражениях на кассационные жалобы государственный обвинитель Д. и потерпевшая А. указывает о своем несогласии с ними.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационных жалоб и возражений, судебная коллегия находит, что приговор суда постановлен в соответствии с вердиктом коллегии присяжных заседателей о виновности осужденных, основанном на всестороннем и полном исследовании материалов дела.

С доводами жалобы осужденного о необоснованном отказе в замене адвоката, нарушениях уголовно-процессуального закона при проведении предварительного следствия и судебного разбирательства, в том числе: ознакомления с материалами дела, ненадлежащем выполнении адвокатами своих профессиональных обязанностей, необоснованном отклонении ходатайств, согласиться нельзя.

Заявления осужденного об отводах секретарю и судье были рассмотрены председательствующим и обоснованно оставлены без удовлетворения при отсутствии оснований препятствующих их участию в рассмотрении уголовного дела.

Ходатайства сторон, в том числе и осужденного о вызове и допросах экспертов судом разрешались в соответствии с требованиями ст. 282 УПК РФ, при необходимости разъяснений и дополнений ранее данных ими заключений.

При ознакомлении с материалами уголовного дела А. был обеспечен защитником и ему предоставлялась возможность ознакомления с материалами дела как совместно, так и раздельно, кроме того, по его ходатайству была произведена замена на адвоката, против участия которого, он не возражал (т. 40 л.д. 34).

Ходатайство осужденного о замене защитника в ходе судебного разбирательства рассматривалось председательствующим и обоснованно отклонено.

Как правильно указано в постановлении судьи, непродолжительная болезнь адвоката не может служить основанием для его замены, при этом А. и его родственники не были лишены возможности на заключение соглашения с другим адвокатом (т. 44 л.д. 27).

Данных о том, что А. не был обеспечен адвокатом и его защита осуществлялась не на должном профессиональном уровне, в материалах дела не содержится.

Нельзя согласиться с доводами жалоб А. о нарушении принципа состязательности и отказе в исследовании доказательств защиты.

Ходатайства А. о вызове в суд свидетелей, исследовании доказательств представленных стороной защиты, полностью удовлетворены, за исключением вызова лиц, место нахождения которых суду не было известно (т. 44 л.д. 240, 249-250).

Ссылки в кассационных жалобах на то, что судом не принято во внимание состояние здоровья осужденного, а ходатайства о проведении повторной судебно-психиатрической экспертизы незаконно отклонены, являются несостоятельными.

Психическое состояние осужденного А. было проверено путем исследования заключений судебно-психиатрической экспертизы (т. 34 л.д. 274-276), повторной стационарной экспертизы (т. 38 л.д. 267-272), заключения комиссии экспертов (т. 38 л.д. 310-314), а также путем допроса в судебном заседании члена комиссии экспертов К.

Сомневаться в компетентности экспертов и ставить под сомнение объективность их заключений, у суда оснований не было.

Председательствующим неоднократно направлялись запросы в медицинские учреждения о возможности участия А. в судебном разбирательстве.

Обстоятельств, препятствующих рассмотрению дела в отношении А. по состоянию его здоровья, судом не установлено.

На основании проверенных в судебном заседании данных о состоянии здоровья А., психического состояния, суд пришел к правильному выводу его о вменяемости, возможности рассмотрения уголовного дела с его участием и обоснованно отказал в назначении повторной судебно-психиатрической экспертизы.

Не является нарушением ст. 259 ч. 6 УК РФ отказ подсудимому в ознакомлении с протоколом до завершения судебного разбирательства, поскольку решения об изготовлении протокола судебного заседания по частям председательствующий не принимал.

А., вопреки доводам изложенным в жалобе, была предоставлена возможность выступления в прениях, а также с последним словом.

Как следует из материалов дела, при выступлениях в прениях председательствующий правомерно останавливал подсудимого, когда он в своих выступлениях касался процессуальных вопросов, в частности о законности собранных по делу доказательствах, и после неоднократных замечаний, в строгом соответствии со ст. 258 ч. 1 УПК РФ А. был удален до окончания прений.

Кроме того, А. было предложено выступить с последним словом, от которого он фактически отказался (т. 44 л.д. 255).

Указанные в дополнительной жалобе А. доводы о неправильном рассмотрении его замечаний на протокол судебного заседания в кассационном порядке не обжалуются и рассмотрению не подлежат.

Также в соответствии ст. 379 ч. 2 УПК РФ не являются кассационным поводом и не подлежат рассмотрению доводы связанные с несоответствием выводов суда, изложенных в приговоре, фактическим обстоятельствам уголовного дела, поскольку по этим основаниям не может быть обжалован и отменен приговор суда присяжных.

Приговор председательствующим постановлен с учетом требований ст. 351 ч. 3 УПК РФ на основании вердикта, согласно которому А. признан виновным в совершении преступлений и квалификация его действий судом определена верно.

Оснований для изменения квалификации действий осужденного с учетом внесенных изменений в УК РФ Федеральным законом от 8 декабря 2003 года, применения ст. 10 УК РФ, судебная коллегия не усматривает.

Нарушений требований уголовно-процессуального закона, влекущих отмену приговора суда присяжных в кассационном порядке не имеется.

Вместе с тем приговор суда подлежит изменению.

Так, в резолютивной части приговора оправдывая А. по ст. 209 ч. 1, ч. 3 ст. 30, п.п. "а, б" ч. 3 ст. 159, ч. 2 ст. 291 УК РФ, суд не конкретизировал основания оправдания в соответствии с ответами присяжных заседателей на поставленные перед ними три основных вопроса и неверно сослался на части статьи 302 УПК РФ подлежащих применению.

По смыслу закона, при положительном ответе на первый вопрос и отрицательном на второй вопрос о доказанности причастности к совершению преступления, подсудимый оправдывается за непричастностью к совершению преступления на основании пункта 2 ч. 2 ст. 302 УПК РФ.

Кроме того, из описательно-мотивировочной части приговора подлежит исключению указание на признание в качестве обстоятельства отягчающего наказание особо активной роли А. в совершении преступления, поскольку это противоречит ст. 65 ч. 4 УК РФ, согласно которой лицу, признанному виновным, но заслуживающему снисхождение, обстоятельства, отягчающие наказание, не учитываются.

Наказание А. назначено с учетом характера и степени общественной опасности совершенного, данных о личности, в том числе наличия на иждивении несовершеннолетних детей, состояния здоровья и вердикта присяжных заседателей о том, что он заслуживает снисхождения, является справедливым и соразмерным.

В тоже время, с учетом внесенных изменений подлежит исключению указание об отбывании осужденным части срока наказания - первых 24 лет в тюрьме.

Руководствуясь ст. 377, 378 и 388 УПК РФ судебная коллегия определила:

приговор Московского городского суда с участием присяжных заседателей от 4 августа 2005 года в отношении А. изменить:

считать его оправданным по ст. 209 ч. 1, 30 ч. 3, 159 ч. 3 п.п. "а, б", 291 ч. 2 УК РФ за непричастностью к совершению преступлений на основании ст. 302 ч. 2 п. 2 УПК РФ;

исключить из описательно-мотивировочной части приговора указание о признании обстоятельством, отягчающим наказание особо активную роль А. в совершении преступлений;

исключить из резолютивной части приговора указание об отбывании А. части срока наказания - первых 24 лет в тюрьме.

В остальном приговор суда оставить без изменения, а кассационные жалобы - без удовлетворения.



Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 7 декабря 2005 г. N 5-005-193СП


Текст определения официально опубликован не был


Откройте нужный вам документ прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.