Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 16 декабря 2005 г. N 12-005-28 Суд оставил кассационные жалобы осужденных за убийство группой лиц в связи с выполнением потерпевшим общественного долга и из хулиганских побуждений без удовлетворения, поскольку вина каждого из них подтверждается совокупностью собранных по делу доказательств, действия виновных квалифицированы в соответствии с законом

Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 16 декабря 2005 г. N 12-005-28


Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации

рассмотрела в открытом судебном заседании 16 декабря 2005 года

кассационные жалобы осужденных Ш., Ш., К., адвоката Д. на приговор Верховного суда Республики Марий Эл от 28 июля 2005 года, по которому

Ш., родившийся 3 августа 1974 года в г. Волжске Республики Марий Эл, ранее судимый 31 января 2005 года по ч. 1 ст. 162 УК РФ к 3 годам лишения свободы,

осужден к лишению свободы: по п.п. "б""ж" ч. 2 ст. 105 УК РФ - на 13 лет. по п. "б" ч. 2 ст. 158 УК РФ - на 2 года.

На основании ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения наказаний назначено 13 лет и 1 месяц лишения свободы.

На основании ч. 5 ст. 69 УК РФ к назначенному наказанию частично присоединено наказание, назначенное по приговору от 31 января 2005 года, и окончательно назначено 14 лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

Ш., родившийся 9 января 1968 года в г. Волжске Республики Марий Эл, ранее судимый 2 июня 2000 года по п.п. "а""б""в""г" ч. 2 ст. 158 УК РФ к 4 годам лишения свободы, освобожден 10 марта 2004 года по отбытии наказания, осужден к лишению свободы: по п.п. "ж""и" ч. 2 ст. 105 УК РФ - на 14 лет, по п. "б" ч. 2 ст. 158 УК РФ - на 2 года.

На основании ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения наказаний назначено 14 лет и 6 месяцев лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

К., родившийся 30 января 1989 года в г. Волжске Республики Марий Эл, не судимый,

осужден к лишению свободы: по пп. "ж""и" ч. 2 ст. 105 УК РФ - на 8 лет, по ч. 3 ст. 158 УК РФ - на 2 года, по п. "б" ч. 2 ст. 158 УК РФ осужден на 1 год исправительных работ с удержанием 10% заработка в доход государства.

На основании ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения наказаний назначено 9 лет лишения свободы в воспитательной колонии.

Постановлено о взыскании в счет возмещения материального ущерба и процессуальных издержек.

Заслушав доклад судьи С., объяснения осужденных Ш. и Ш., адвоката Ч., мнение прокурора С., полагавшего оставить приговор без изменения, судебная коллегия установила

Ш., Ш. и К. осуждены за убийство группой лиц потерпевшего З., Ш. - в связи с выполнением потерпевшим общественного долга, Ш. и К. - из хулиганских побуждений.

Ш., Ш. и К. осуждены также за кражу имущества отдела образования, К. также за кражу имущества Х.

Преступления совершены в июле и августе 2004 года в г. Волжске Республики Марий Эл при обстоятельствах, изложенных в приговоре.

В кассационных жалобах и дополнениях к ним:

осужденный Ш. просит приговор отменить и направить дело на новое рассмотрение, утверждает, что преступлений не совершал, на следствии к осужденным применялись недозволенные методы и К. оговорил его в результате применения к нему таких методов;

осужденный Ш. просит приговор отменить и дело прекратить, утверждает, что преступления, за которое осужден, не совершал, находился в тот период на даче у сестры, указывает, что приговор основан на показаниях, добытых с применением недозволенных методов, на предварительном следствии свидетель П. оговорила осужденных в результате применения таких же методов, дает оценку показаниям других осужденных, свидетелей, и делает вывод о том, что его вина не доказана;

осужденный Ш. и адвокат Д. в дополнении к жалобе просят приговор отменить в связи с несоответствием выводов суда фактическим обстоятельствам дела, считают, что приговор основан на противоречивых показаниях свидетелей Д. и П., последняя является близким осужденному Ш. человеком, они длительное время проживали вместе и имеют совместного ребенка, но положения ст. 51 Конституции РФ П. на следствии не разъяснялись;

осужденный К. просит отменить приговор и направить дело на новое рассмотрение, утверждает, что преступлений, за которые осужден, не совершал, в тот период времени находился в г. Казани, на предварительном следствии признал вину в результате применения к нему недозволенных со стороны сотрудников милиции, допросы производились в отсутствие его родителей, свидетель П. оговорила его.

В возражениях на кассационную жалобу осужденного К. государственный обвинитель С. просит оставить ее без удовлетворения.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационных жалоб, судебная коллегия находит, что вина осужденных в содеянном материалами дела доказана.

Как видно из показаний Ш. на предварительном следствии, отрицая свое участие в убийстве З., он пояснял, что после совместного употребления спиртного у детского сада, между Ш. и П. произошел конфликт, Ш. ударил П., за нее заступился охранник детского сада З., которого Ш. дважды ударил по лицу и тот пошел в сторону детского сада. За З. побежал К., предварительно вырвав из забора палку. Он, Ш., пошел за ними, увидел, как К. нанес несколько ударов палкой по голове лежавшего на земле З. Затем он и Ш. занесли З. в помещение детского сада, и он, Ш., вышел из помещения детского сада, слышал там голоса К., П.

Эти показания Ш. подтвердил на месте происшествия.

Осужденный Ш. на предварительном следствии показал, что он в процессе ссоры ударил П., к нему подошел З., стал "учить его жизни", он ударил и З., и тот стал уходить, а он и К. пошли за З., чтобы "разобраться" с ним. Догнав З., он, Ш., нанес ему несколько ударов по лицу и телу, К. палкой нанес удар по голове З. и тот упал. Он и К. затащили З. в коридор помещения детского сада, где он, К. и Ш. нанесли З. удары ногами по голове и телу. В помещении также находились П. и Д. Когда К. стоял около З., запахло дымом, Д. стала поливать З. водой. Ш. и К. вынесли из помещения детского сада кастрюлю, после чего все разошлись.

При проверке на месте Ш. по существу подтвердил эти показания.

Осужденный К. на следствии, отрицая свою вину, показал, что сначала З. ударил Ш., затем З. множественные удары руками и ногами нанесли Ш. и Ш., он, К., похитил из помещения детского сада металлические банки.

При проверке его показаний на месте К. дал аналогичные показания.

При этом как при допросе К., так и при проверке его показаний, присутствовали его законный представитель и его адвокат, доводы осужденного о нарушении его процессуальных прав являются несостоятельными.

Признавал на предварительном следствии К. и свою вину в краже имущества Х.

Судом тщательно проверялись доводы осужденных о том, что такие показания они дали в результате применения к ним недозволенных методов, но обоснованно были отвергнуты с приведением мотивов.

Приведенные показания осужденных объективно подтверждаются другими исследованными судом доказательствами.

Так, свидетель Д. в суде показала, что после употребления спиртного между П. и Ш. возник конфликт, последний ударил П., а когда З. стал останавливать Ш., тот ударил З., после чего З. ушел в помещение детского сада. В коридоре детского сада Ш., К. и Ш. нанесли множественные удары лежавшему З. ногами, затем К. уронил на голову З. декоративное бревно, поджег его, а она стала гасить огонь, поливая водой. При этом Д. отрицала утверждения в суде Ш. и Ш. о том, что такие показания в отношении них она дала под воздействием работников милиции.

Не доверять показаниям свидетеля Д. никаких оснований не имеется.

Из показаний на предварительном следствии свидетеля П., которой перед допросом разъяснялись положения п. 4 ст. 5 УПК РФ, аналогичные положениям ст. 51 Конституции РФ, видно, что после того, как Ш. ударил З., тот ушел на территорию детского сада, за ним пошли Ш., Ш. и К., который сказал, что хочет посмотреть, что можно украсть. Когда она и Д. вошли в помещение детского сада, она увидела, что Ш., К. и Ш. бьют лежащего З. ногами, затем К. поджег бревно, лежавшее на голове потерпевшего, а Д. стала гасить огонь. После этого Ш. и Ш. по предложению К. вынесли на улицу металлический бачок, который спрятали, намереваясь в последующем сдать в металлолом.

Исследовав показания свидетеля П. и сопоставив их с другими доказательствами, суд обоснованно признал ее показания на следствии достоверными.

Вина осужденных подтверждена также показаниями свидетелей З., Б., данными осмотра места происшествия, заключением судебно-медицинской экспертизы о характере и механизме образования телесных повреждений, полученных потерпевшим З., о причине его смерти, другими материалами дела.

Суд, оценив приведенные и другие исследованные доказательства в совокупности, пришел к правильному выводу о том, что на следствии осужденные, изобличая друг друга, давали более достоверные показания, поскольку они согласуются между собой и другими доказательствами, обоснованно признал осужденных виновными в умышленном причинении смерти потерпевшему З. и краже чужого имущества, отвергнув доводы осужденных о непричастности к этим преступлениям, а также выдвинутое осужденными алиби.

Соглашаясь с такой оценкой суда, судебная коллегия находит несостоятельными аналогичные доводы жалоб осужденных и адвоката.

Вина осужденного К. в краже имущества Х., помимо его явки с повинной и признания вины на предварительном следствии, подтверждается показаниями потерпевшей, данными осмотра места происшествия, другими материалами дела.

Действия осужденных судом квалифицированы правильно, наказание назначено в соответствии с законом.

Вместе с тем, во вводной части приговора суд необоснованно указал, что К. был ранее судим, поскольку из приговора от 15 ноября 2004 года видно, что К. был осужден по ч. 3 ст. 30, п.п. "а""б" ч. 2 ст. 158 УК РФ к 2 годам лишения свободы, и на основании ч. 2 ст. 92 УК РФ от наказания освобожден, и направлен в специальное учебно-воспитательное учреждение закрытого типа на 2 года.

В соответствии с нормами ч. 2 ст. 86 УК РФ лицо, освобожденное от наказания, считается несудимым, поэтому указание о наличии у К. судимости по приговору от 15 ноября 2004 года подлежит исключению из вводной части приговора.

На основании изложенного, руководствуясь ст.ст. 377378 и 388 УПК РФ, судебная коллегия определила:

приговор Верховного суда Республики Марий Эл от 28 июля 2005 года в отношении К. изменить, исключить из вводной части приговора указание о наличии у него судимости по приговору от 15 ноября 2004 года.

В остальном приговор в отношении К. и этот же приговор в отношении Ш. и Ш. оставить без изменения, а кассационные жалобы - без удовлетворения.



Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 16 декабря 2005 г. N 12-005-28


Текст определения официально опубликован не был


Откройте нужный вам документ прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.