Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 2 декабря 2005 г. N 47-005-87 Оснований для отмены или изменения приговора нет, так как виновность осужденного в изнасиловании малолетней, заведомо для него не достигшей четырнадцатилетнего возраста, с использованием ее беспомощного состояния в связи с ее малолетним возрастом, а также в совершении в отношении ее насильственных действий сексуального характера подтверждается материалами дела

Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 2 декабря 2005 г. N 47-005-87


Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федераций

рассмотрела в судебном заседании кассационные жалобы осужденного И. и адвоката Ш. на приговор Оренбургского областного суда от 23 сентября 2005 года, которым

- И., родившийся 21 января 1968 года в совхозе "Тоцкий" Тоцкого района Оренбургской области, не судимый;

- осужден к лишению свободы: по ст. 131 ч. 3 п. "в" УК РФ к 9 годам, по ст. 132 ч. 3 п. "в" УК РФ (по эпизоду середины апреля 2004 года) к 8 годам, по ст. 132 ч. 3 п. "в" УК РФ (по эпизоду конца апреля 2004 года) к 8 годам.

На основании ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения наказаний назначено 10 лет лишения свободы с отбыванием в исправительной колонии строгого режима.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Э., мнение прокурора Ш. об оставлении приговора без изменения, судебная коллегия установила:

И. признан виновным в совершении изнасилования малолетней М., 1 декабря 1990 года рождения, заведомо для него не достигшей четырнадцатилетнего возраста, с использованием ее беспомощного состояния в связи с ее малолетним возрастом, а также в совершении в отношении ее дважды насильственных действий сексуального характера.

Преступления совершены в течение апреля 2004 года в с. Казанка Тоцкого района Оренбургской области при обстоятельствах, изложенных в приговоре.

В кассационных жалобах:

- осужденный И. указывает на несогласие с приговором, утверждая, что в половые контакты с М. он вступал по ее инициативе и с ее согласия. Считает, что на предварительном следствии было нарушено его право на защиту, т.к. показания, в том числе и при проведении следственного эксперимента, которые судом были взяты за основу приговора, были даны им в отсутствие адвоката, а также указывает, что заявление потерпевшей было подано под давлением со стороны ее матери, на которую было оказано воздействие со стороны органов следствия. Просит отменить приговор и дело направить на новое судебное рассмотрение, считая, что его действия должны быть квалифицированы по ст. 134 УК РФ.

- адвокат Ш. в интересах осужденного И. просит приговор отменить и дело направить на новое судебное рассмотрение ввиду неправильного установления судом фактических обстоятельств дела и нарушений уголовно-процессуального закона. Указывает, что в судебном заседании потерпевшая М. показала, что И. ее не раздевал и все свои действия в отношении ее, он совершал с ее согласия, свои ранее данные показания объяснила тем, что была злая на И., т.к. он перестал обращать на нее внимание после разговора с ее матерью, и ссылаясь на заключение психологической экспертизы, полагает, что М. осознавала, что с ней совершается половой акт и она желала этого. Показания ее матери М., свидетелей М., И., Е., Б., А., П. являются производными от показаний потерпевшей и не содержат данных, непосредственно указывающих на совершение И. преступлений. Кроме того, показания И. на предварительном следствии, в том числе на следственном эксперименте, давались под незаконным воздействием со стороны работников милиции, а также, в отсутствие адвоката, что подтверждают потерпевшая М., ее законный представитель М. и свидетель Е., а показания свидетелей Т., А., А. считает недостоверными. Заявления потерпевшей и ее матерью были написаны под воздействием со стороны работников милиции, перед их допросами права им не разъяснялись. Считает, что действия И. надлежит квалифицировать по ст. 134 УК РФ.

В возражениях на кассационные жалобы государственный обвинитель Х. считает доводы жалоб необоснованными и просит приговор оставить без изменения.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационных жалоб, судебная коллегия находит, что обвинительный приговор по делу постановлен правильно.

Выводы суда о виновности И. в совершении преступлений соответствуют фактическим обстоятельствам дела и основаны на анализе и оценке совокупности доказательств, исследованных в ходе судебного разбирательства.

Так, из показаний потерпевшей М., данных ею на предварительном следствии, следует, что в начале апреля 2004 года в день, когда ее мать уехала в пос. Глубинный, отчим И. в их доме, сорвав с нее одежду, несмотря на ее плач и просьбы прекратить свои действия, совершил с ней насильственный половой акт, при этом закрывал ей рот рукой, когда она кричала от боли. В середине и конце апреле 2004 года в дневное время, И., после того, как отправлял ее братьев погулять на улицу, дважды совершал с ней действия, выразившиеся в том, что он вводил ей во влагалище палец своей руки и продолжал свои действия на протяжении нескольких минут, несмотря на ее крики от боли и просьбы прекратить свои действия. В ноябре 2004 года она приняла несколько таблеток "Фенозепама" с целью покончить жизнь самоубийством, т.к. ей казалось, что ее подруги и сельские мальчишки догадаются, что с ней сделал И., и ей было очень стыдно.

Оснований считать данные показания потерпевшей М. недопустимыми доказательствами не имеется, поскольку, они получены с соблюдением требований уголовно-процессуального закона, в присутствии законного представителя потерпевшей - ее матери М. и педагога Б., при этом потерпевшей были разъяснены ее процессуальные права, что видно из постановления о признании ее потерпевшей и протокола допроса.

Данные показания М. подтвердила и в судебном заседании, пояснив, что в начале апреля 2004 года И. на диване в зале совершил с чей насильственный половой акт, а в середине и конце апреля 2004 года на кровать в спальне в дневное время насильно вводил он во влагалище палец своей руки. Во всех трех случаях она плакала, просила И. прекратить свои действия, говорила, что ей больно, но И. на это не реагировал и продолжал свои действия. После того, как И. совершил в отношении ее эти действия, она говорила своим младшим братьям и Е., что И. пристает к ней. В то время, когда И. с ней совершил половой акт, она не понимала, что он с ней делает.

Данные показания потерпевшей М. судом обоснованно признаны достоверными и положены в основу приговора, поскольку, они объективно подтверждаются и согласуются с другими исследованными по делу доказательствами. При этом, суд обоснованно пришел к выводу о том, что дальнейшее изменение показание М. в судебном заседании в части того, что она добровольно вступила в половой акт с И. и другие действия в отношении ее им совершались с ее согласия, связано с тяжелым материальным положением ее семьи в связи с заключением под стражу И., т.к. мать потерпевшей осталась одна с четырьмя детьми, трое из которых малолетние, а также в связи с позицией ее законного представителя - ее матери, которая просила суд не лишать свободы И. в связи с тяжелым материальным положением, в котором оказалась их семья.

Из показаний законного представителя потерпевшей - ее матери М. следует, что в конце апреля 2004 года от своего малолетнего сына Максима узнала, что И. пристает к ее дочери. По этому поводу у нее произошла ссора с И., в ходе которой он не отрицал того, что он пристает к дочери, не говоря о том, в чем выражалось это приставание, и пообещал больше не приставать к дочери. 16 ноября 2004 года дочь была госпитализирована в Тоцкую больницу и через день врач-гинеколог Б. в ее присутствии осматривала половые органы дочери и обнаружила у нее повреждение девственной плевы. Дочь рассказала ей и врачу, что в начале апреля, когда она, т.е. М. уезжала из села, И. изнасиловал ее, а затем в середине и конце апреля насильно вводил ей указательный палец своей руки во влагалище. Она дочери поверила, и когда в дальнейшем дочь стала говорить, что И. не виноват, то считает, что дочь так стала говорить, потому что видела какое у них тяжелое материальное положение сложилось после того, как И. узнав о том, что обнаружилось в больнице и что возбуждено уголовное дело, скрылся из села, и у нее на руках осталось четверо детей. Когда весной 2005 года И. появился у них, то им сразу стало легче, т.к. он стал оказывать им помощь. Она простила И. и просила за это прощение у дочери, на что дочь говорила ей, что не переживай, ты не виновата. Также дочь говорила, что не хочет И. "сажать".

Из показаний свидетеля М. следует, что в апреле 2004 года его сестра Надежда сказала ему, что И. пристает к ней, о чем он рассказал матери, после чего у матери был скандал с И. по поводу этого.

Из показаний свидетеля Е. следует, что в конце апреля 2004 года она заходила в квартиру своей сестры, от И. узнала, что сожитель сестры - И. зашел в спальню, где была ее племянница Надя. В этот момент из этой спальни вышли напуганные И. и Надя, у которой были покрасневшие глаза, и она подумала, что Надя плакала. Все это показалось ей странным и она стала расспрашивать племянницу о том, что произошло и она рассказала ей, что И. приставал к ней, и что она боится его.

Из показаний свидетеля Б. следует, что в ноябре 2004 года она проводила осмотр М. в присутствии мамы девочки. В ходе осмотра она обнаружила у девочки разрывы девственной плевы давнего характера. М. пояснила, что в апреле 2004 года отчим в отсутствие ее мамы совершил с ней насильственный половой акт. Девочка плакала и психологически была раздавлена. Считает, что по своему развитию М. на момент изнасилования не понимала, что с ней произошло и не могла оказать сопротивление И., а также в силу своего малолетнего возраста и особенностей психического развития не могла вступать в добровольные половые контакты с И. Физическое развитие М. и развитие ее половых органов позволяло введение ей во влагалище мужского полового органа, давность разрыва девственной плевы соответствовало сроку ее изнасилования.

По заключению судебно-медицинской экспертизы у М. обнаружены разрывы девственной плевы, которые возникли от действия тупого твердого предмета, чем мог быть половой член в состоянии напряжения, палец и т.п.

По заключению судебной психолого-психиатрической экспертизы в структуре личности М. обращают на себя внимание пассивность позиции, чувствительность, податливость, ранимость, повышенная чувствительность к нюансам межличностного общения, склонность ориентироваться на мнения значимых окружающих (взрослых либо ровесников), низкая устойчивость к стрессовым воздействиям. Выявленные особенности личности лишали М. способности оказывать сопротивление противоправным действиям обвиняемого.

Кроме того, из показаний И., данных им на предварительном следствии, также следует, что зная о малолетнем возрасте дочери своей сожительницы, в начале апреля 2004 года, он повалил ее на диван в зале, снял с нее одежду и ввел свой половой орган во влагалище потерпевшей, стал совершать половой акт, несмотря на то, что она просила прекратить эти действия, по завершении полового акта, он вынул половой член и сперма стекла на заранее приготовленную им тряпку. После совершения полового акта он пригрозил ей, чтобы она никому ничего не рассказывала. В середине и в конце апреля 2004 года, он также оставшись с М. наедине, несмотря на ее просьбы прекратить свои действия, в спальне на кровати, раздев ее, вводил свой указательный палец ей во влагалище и имитировал половой акт. После этого, пригрозил ей, чтобы она никому не рассказывала. После того, как в ноябре 2004 года М. выпила таблетки и ее увезли в больницу, он скрылся с постоянного места жительства, испугавшись ответственности.

Свои показания И. подтвердил и в ходе проверки его показаний на месте происшествия, где он пояснил и показал свои действия в отношении потерпевшей.

Оснований считать данные показания И. недопустимыми доказательствами не имеется, поскольку, они получены с соблюдением требований уголовно-процессуального закона, в присутствии адвоката Ш., а при проверке показаний и в присутствии понятых.

Доводы жалоб о нарушении права И. на защиту, в связи с отсутствием адвоката при проведении данных следственных действий являются несостоятельными и опровергаются как протоколами данных следственных действий, так и показаниями свидетелей Т., О., А., при этом судом обоснованно дана критическая оценка показаниям М. и Е. в части неучастия адвоката при проверке показаний на месте, поскольку, они сами в данном следственном действии участия не принимали и как они пояснили, они не знают адвоката Ш.

Кроме того, И. в дальнейшем также подтвердил свои показания в полном объеме при предъявлении ему обвинения 18 августа 2004 года, в присутствии адвоката Ш.

Таким образом, суд оценив исследованные по делу доказательства в их совокупности, обоснованно пришел к выводу о доказанности вины И. в совершении преступлений и дал верную юридическую оценку его действиям.

Нарушений уголовно-процессуального закона, влекущих отмену или изменение приговора, органами предварительного следствия и судом не допущено. Уголовное дело возбуждено в соответствии с требованиями ст.ст. 140, 146 УПК РФ на основании материалов проверки сообщения из Тоцкой больницы в отношении М., и кроме того, уголовные дела по факту изнасилования малолетней не относятся к делам частного обвинения, и на принятие решения о возбуждении данного уголовного дела отсутствие или наличие заявления со стороны малолетней потерпевшей и ее родителей не влияет.

Наказание И. назначено в соответствии с требованиями закона, с учетом характера и степени общественной опасности совершенных им преступлений, данных, характеризующих его личность, обстоятельства, смягчающего его наказание, и является справедливым.

На основании изложенного, руководствуясь ст.ст. 378, 388 УПК РФ, судебная коллегия определила:

приговор Оренбургского областного суда от 23 сентября 2005 года в отношении И. оставить без изменения, а кассационные жалобы - без удовлетворения.



Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 2 декабря 2005 г. N 47-005-87


Текст определения официально опубликован не был


Откройте нужный вам документ прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.