Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 7 декабря 2005 г. N 51-005-69 Виновность осужденного в убийстве двух лиц, совершенном группой лиц, на почве личных неприязненных отношений с потерпевшими подтверждается совокупностью доказательств по делу. Оснований для смягчения или изменения приговора не имеется

Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 7 декабря 2005 г. N 51-005-69


Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ

рассмотрела в судебном заседании от 7 декабря 2005 года уголовное дело по кассационной жалобе адвоката М. на приговор Алтайского краевого суда от 12 сентября 2005 года, которым

Л., 07.07.1988 года рождения, уроженец г. Рубцовска Алтайского края; ранее не судимый, осужден по ст. 105 ч. 2 п.п. "а, ж" УК РФ к лишению свободы сроком на 6 лет с отбыванием наказания в воспитательной колонии.

По данному делу также осужден Ш. по ст. 105 ч. 2 п.п. "а, ж" УК РФ к лишению свободы сроком на 7 лет с отбыванием наказания в воспитательной колонии, в отношении которого приговор не обжалован.

Заслушав доклад судьи Ш. по обстоятельствам дела и доводам жалобы, мнение прокурора А., полагавшей оставить приговор без изменения, судебная коллегия установила:

Несовершеннолетний Л. признан виновным в том, что 29 января 2005 года группой лиц совместно с несовершеннолетним Ш. совершили убийство двух лиц: К. и Т. на почве личных неприязненных отношений с потерпевшими, а Ш., кроме того, совершил убийство Г.

Преступления совершены в г. Рубцовске Алтайского края при обстоятельствах, указанных в приговоре.

В кассационной жалобе адвокат М., не соглашаясь с приговором, считает его незаконным и необоснованным.

В жалобе указывается, что предварительное следствие и судебное разбирательство проведены односторонне, с обвинительным уклоном, изложенные в приговоре выводы суда не соответствуют фактическим обстоятельствам дела, они основаны на недопустимых доказательствах, к которым относятся протокол осмотра вещественных доказательств и заключения экспертиз. Ходатайства стороны защиты об исключении указанных процессуальных документов из числа доказательств, судом не разрешены.

По мнению адвоката, суд необоснованно отверг показания Л. о том, что он потерпевшего К. не бил, нанес лишь два несильных удара мясорубкой по лицу Т., сделав это под угрозой расправы со стороны Ш. От этих ударов не могла наступить смерть потерпевшей.

Как полагает адвокат, Л. действовал в состоянии крайней необходимости, поэтому не должен нести ответственность за содеянное, просит отменить приговор и оправдать Л.

В возражениях на кассационную жалобу адвоката, государственный обвинитель О. опровергает изложенные в жалобе доводы, просит оставить жалобу без удовлетворения, а приговор без изменения.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационной жалобы и возражений, судебная коллегия находит приговор законным, обоснованным и справедливым.

Выводы суда о доказанности вины Л. в содеянном, при указанных в приговоре обстоятельствах, основаны на всестороннем анализе представленных суду доказательств, подробно приведенных в приговоре, которые были исследованы в судебном заседании всесторонне, полно и объективно.

Так, из явки с повинной Ш. следует, что он совместно со своим другом Л. 29.01.2005 года пришли к К., Г. и Т., чтобы забрать долг. Когда Г. его оскорбила, он достал нож с целью напугать Г., а она наткнулась на этот нож и упала. Т. начала кидаться на Л., и тот ударил ее мясорубкой. После этого, он (Ш.) нанес удар ножом в бок Г., а затем ударил несколько раз руками и ногами К. Л. в это время бил мясорубкой Т., а затем и К. (т. 1 л.д. 72).

Допрошенный в тот же день в качестве подозреваемого Ш. подтвердил обстоятельства, изложенные в его явке с повинной, уточнив, что он нанес удары ножом по телу Г., К., Т. Л. в это время взял в комнате мясорубку и нанес ею удары по голове Т., затем по голове К. Дома они увидели, что их одежда в крови и помыли ботинки, это видел свидетель Ц. (т. 1 л.д. 79-81).

Свои показания Ш. подтвердил при проверке их на месте происшествия 3 февраля (т. 1 л.д. 169-175).

Л. в явке с повинной от 1 февраля указывал, что 29.01.2005 года он с Ш. зашел в дом, в котором находились люди, совершившие кражу труб. На Ш. начала ругаться женщина, которую тот оттолкнул ударом в грудь. Он (Л.) увидел, что с дивана, стоящего в комнате встает мужчина, и ударил его два раза по голове. В это время Ш. несколько раз ударил руками и ногами другую женщину. После этого они вместе перевернули диван с мужчиной. Затем он (Л.) взял мясорубку, и, размахивая ею, пошел к Ш., по пути ударил мужчину и дважды Т. (т. 1 л.д. 104-105).

Аналогичные показания Л. дал и при допросе в качестве подозреваемого от 1 февраля, уточнив, что мясорубку он взял в доме с подоконника и начал махать ею впереди себя, ударив несколько раз по голове мужчину, а затем 2 раза по голове одну из женщин. От этих ударов женщина не поднималась. Что в это время делал Ш., он не видел. По дороге домой Ш. сообщил ему, что он кого-то ударил ножом. Придя домой к Ш., они заметили, что их ботинки в крови, после чего они их помыли. В доме у Ш. находились Ц. и П. (т. 1 л.д. 112-114).

Позднее, при проведении очной ставки между Л. и Ш. спустя 4 месяца после задержания, Л. полностью переложил вину в убийстве на Ш. (т. 1 л.д. 176-182).

Проанализировав показания осужденных в совокупности с другими исследованными доказательствами, суд пришел к выводу, что наиболее достоверными являются первоначальные показания Ш. и Л.

Эти показания суд положил в основу приговора, поскольку они получены с соблюдением требований закона и согласуются с другими доказательствами, анализ которых подробно изложен в приговоре.

Не основаны на материалах дела доводы адвоката М. о том, что в действиях Л. имела место крайняя необходимость.

В обоснование этой позиций, адвокат приводит показания Ш. о том, что тот с ножом в руках повернулся к Л. и, якобы, произнес угрожающую фразу, а Л. воспринял его действия, как угрозу своей жизни.

Данное утверждение не состоятельно, поскольку согласно протоколу судебного заседания, Ш. таких показаний не давал, а наоборот отрицал высказывание угроз в адрес Л. (т. 3 л.д. 138).

Суд в приговоре обоснованно указал, что доводы Л. о вынужденности его действий на месте преступления, т.к. ему, якобы, высказывались угрозы физической расправы со стороны Ш., опровергаются показаниями самого Ш., отрицающего данные обстоятельства.

С учетом добытых доказательств суд обоснованно признал виновным Л. в убийстве двух лиц: К. и Т., совершенном группой лиц, совместно с Ш. на почве личных неприязненных отношений с потерпевшими.

Действия Л. правильно квалифицированы по ст. 105 ч. 2 п.п. "а, ж" УК РФ.

Нарушений уголовно-процессуального закона, влекущих отмену или изменение приговора, по делу не установлено.

Доводы адвоката в жалобе о том, что суд не принял решения по ходатайству защиты о недопустимости экспертиз, являются несостоятельными, поскольку не соответствуют действительности.

Как видно из материалов дела, в ходе судебного разбирательства адвокат М. заявляла ходатайство о признании недопустимыми доказательствами заключений экспертиз и протокола осмотра вещественных доказательств. Суд данное ходатайство рассмотрел в соответствии с требованиями закона и постановил об отказе в его удовлетворении (т. 3 л.д. 90-91).

Что касается протокола осмотра вещественных доказательств, то с целью выяснения вопроса о законности данного следственного действия, судом по ходатайству гособвинителя был допрошен следователь Г., который пояснил, что вещественные доказательства осматривались в присутствии понятых и он заверял своей подписью пакеты, но понятые забыли расписаться (т. 3 л.д. 123-128). Понятые З. и П. подтвердили, что они вместе со следователем осматривали вещественные доказательства: сани, нож, мясорубку, заклеивали их в пакеты, ставили печати, следователь расписывался (т. 3 л.д. 107-108, 116-117).

Судом были осмотрены данные вещественные доказательства, о чем имеется запись в протоколе судебного заседания (т. 3 л.д. 128-130).

При данном осмотре установлено, что вещественные доказательства, которые отправлялись на экспертизу, были упакованы в те же пакеты, на которых были сохранены пояснительные надписи и подписи понятых, присутствовавших при осмотре места происшествия.

Таким образом, суд обоснованно отказал в удовлетворении ходатайства защиты о признании недопустимым протокола осмотра вещественных доказательств и заключений экспертиз, поскольку в судебном заседании было установлено, что на экспертизу были отправлены доказательства, изъятые с места происшествия.

Наказание осужденному Л. назначено в соответствии с требованиями закона, в том числе ст.ст. 62 и 88 УК РФ, с учетом характера и степени общественной опасности совершенного им преступления, данных о личности виновного и всех обстоятельств дела, оно является справедливым и оснований для его смягчения не имеется.

Исходя из изложенного и руководствуясь ст.ст. 377, 378, 388 УПК РФ, судебная коллегия определила:

приговор Алтайского краевого суда от 12 сентября 2005 года в отношении Л. оставить без изменения, а кассационную жалобу адвоката, - без удовлетворения.



Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 7 декабря 2005 г. N 51-005-69


Текст определения официально опубликован не был


Откройте нужный вам документ прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.