Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 25 ноября 2005 г. N 70-005-18сп Суд считает, что квалифицирующий признак совершения убийства из корыстных побуждений подлежит исключению, как излишний, поскольку действия осужденных, связанные с убийством, квалифицированы как сопряженные с бандитизмом. В остальном приговор остается без изменения, кассационные жалобы осужденных - без удовлетворения

Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 25 ноября 2005 г. N 70-005-18сп


Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ

рассмотрела в судебном заседании от 25 ноября 12005 г.# дело по кассационным жалобам осужденных П., М., адвокатов Ч., А. на приговор суда Ямало-ненецкого автономного округа от 28 марта 2005 года, по которому

П., 6 мая 1984 года рождения, уроженец г. Надыма Ямало-Ненецкого автономного округа, несудимый,

осужден по ст. 209 ч. 1 УК РФ (в редакции 1996 г.) на 10 лет лишения свободы, по ст. 222 ч. 3 УК РФ (в редакции 1998 г.) на 5 лет лишения свободы, по ст. 158 ч. 3 п. "а" УК РФ (в редакции 1996 г.) на 10 лет лишения свободы, по ст. 105 ч. 2 п.п. "ж, з" УК РФ на 15 лет лишения свободы.

На основании ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений назначено 19 лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

М., 9 ноября 1982 года рождения, уроженец г. Острогожск Воронежской области, несудимый, осужден к лишению свободы: по ст. 209 ч. 2 УК РФ (в редакции 1996 г.) на 8 лет, по ст. 222 ч. 3 УК РФ (в редакции 1998 г.) на 5 лет, по ст. 158 ч. 3 п. "а" УК РФ (в редакции 1996 г.) на 7 лет, по ст. 162 ч. 3 п. "а, б, в" УК РФ (в редакции 1996 г.) на 10 лет, по ст. 105 ч. 2 п.п. "ж, з" УК РФ на 10 лет.

На основании ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений назначено 16 лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима. Срок исчислен с 23 июля 2002 года.

По ст. 209 ч. 1 УК РФ М. оправдан за непричастностью к совершению преступления.

Постановлено взыскать солидарно с П. и М. в возмещение материального ущерба в пользу Ш. - 4200 руб., в пользу Х. - 21000 руб.

По этому же приговору осуждены К. по ст.ст. 222 ч. 1, 158 ч. 2 п.п. "а, б" УК РФ, Е. по ст.ст. 33 ч. 5, 161 ч. 2 п.п. "а, в" УК РФ приговор в отношении которых не обжалован.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Ж., объяснения осужденного П. поддержавшего доводы жалоб, мнение прокурора Л. полагавшей приговор суда оставить без изменения судебная коллегия установила:

по приговору суда на основании обвинительного вердикта коллегии присяжных заседателей П. и М. осуждены за бандитизм; незаконное хранение, передачу, перевозку, ношение огнестрельного оружия совершенное организованной группой, за кражи чужого имущества организованной группой за разбойные нападения с применением оружия, организованной группой, в целях завладения имуществом в крупном размере, с причинением тяжкого вреда здоровью потерпевшего и за убийство, совершенное организованной группой, из корыстных побуждений, сопряженное с бандитизмом.

Преступления ими совершены летом 2002 года в Надымском районе Ямало-Ненецкого автономного округа при обстоятельствах, изложенных в приговоре.

В кассационных жалобах осужденный П. указывает, что суд безосновательно признал ряд доказательств допустимыми, хотя они получены с нарушением закона и отклонил все ходатайства по этому поводу защиты, коллегия присяжных заседателей сформирована с нарушением уголовно-процессуального закона, многие присяжные заседатели работают в одной организации, знакомы и зависимы друг от друга, следствие по делу велось с обвинительным уклоном, банды он никакой не создавал и вина его в этом не доказана, также не доказана его вина в разбое, в совершении им кражи у Ш., он незаконно содержался под стражей, просит приговор отменить и дело направить на новое судебное рассмотрение.

Адвокат Ч. в кассационной жалобе в защиту П. просит приговор отменить в виду несоответствия выводов суда, изложенных в приговоре обстоятельствам дела и нарушения уголовно-процессуального закона, при этом указывает, что вина его подзащитного по большинству преступлений не доказана, ходатайства защиты о признании доказательств (заключений экспертов, протокола осмотра места происшествия) недопустимыми безосновательно отклонены, также просит дело направить на новое судебное рассмотрение.

Осужденный М. в кассационных жалобах указывает, что суд безосновательно признал допустимыми доказательства, полученные с нарушением закона, ссылаясь на несущественность нарушений, в вопросном листе отсутствует логика постановки вопросов коллегия присяжных заседателей сформирована с нарушением закона, некоторые из них работают в одной организации и могут быть зависимы друг от друга, после последнего слова П. был, вопреки закону, объявлен перерыв в судебном заседании, просит приговор отменить и дело направить на новое судебное рассмотрение.

Адвокат А. в кассационной жалобе в защиту М. просит приговор, а также все постановления, которыми оставлены без удовлетворения ходатайства о признании отдельных доказательств недопустимыми, отменить и дело направить на новое судебное разбирательство, поскольку исследование недопустимых доказательств, повлияло на вынесение обвинительного вердикта. Кроме того указывает, что назначенное М. наказание является несправедливым.

В возражениях на кассационные жалобы государственный обвинитель С. указывает, что оснований для их удовлетворения не имеется, приговор следует оставить без изменения.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационных жалоб и возражений на них судебная коллегия находит приговор подлежащим изменению.

В месте с тем приговор постановлен в соответствии с обвинительным вердиктом коллегии присяжных заседателей, основанном на полном и всестороннем исследовании фактических обстоятельств дела.

В соответствии со ст. 379 УПК РФ основаниями отменены или изменения приговора, вынесенного с участием присяжных заседателей являются: нарушения уголовно-процессуального закона, неправильное применение уголовного закона, несправедливость приговора.

Исходя из этого, все доводы, изложенные в жалобах, о недоказанности вины осужденных не могут служить основанием для отмены приговора, поскольку вина П. и М. в совершении преступлений установлена вердиктом присяжных заседателей.

В судебном заседании тщательно исследовались вопросы о допустимости или недопустимости отдельных доказательств (протокола осмотра места происшествия, заключений экспертов, отдельных протоколов допросов). Из материалов дела видно, что все ходатайства по этим вопросам разрешены судом в соответствии с законом, вынесенные постановления являются правильными и оснований для их отмены не имеется.

Полагать, что при формировании коллегии присяжных заседателей были допущены нарушения закона и ее состав являлся тенденциозным, нет оснований.

Из материалов дела видно, что она сформирована в соответствии с требованиями ст. 328 УПК РФ. То обстоятельство, что отдельные присяжные заседатели работают в одной организации, само по себе, не свидетельствует о тенденциозности состава коллегии. Полагать что одни заседатели находились в зависимости от других оснований не имеется, также как и не было оснований для роспуска коллегии присяжных заседателей.

Объявление перерыва после последнего слова подсудимого перед постановкой вопросов, подлежащих разрешению присяжными заседателями не противоречит требованиям уголовно-процессуального закона.

С доводами жалоб об отсутствии логики в вопросном листе согласиться нельзя. Вопросы и ответы под номером 17 и соответственно номерами 20, 23 не противоречат друг другу и сформулированы понятно.

Как уже отмечалось все ходатайства по делу на которые имеется ссылка в кассационных жалобах разрешены в соответствии с законом, с учетом всех обстоятельств дела.

Уголовный закон по настоящему делу применен правильно, действия осужденных обоснованно квалифицированы: П. по ст.ст. 209 ч. 1, 222 ч. 3, 158 ч. 3 п. "а", 162 ч. 3 п.п. "а, б, в", 105 ч. 2 п.п. "ж, з" УК РФ, М. по ст.ст. 209 ч. 2, 222 ч. 3, 158 ч. 3 п. "а", 162 ч. 3 п.п. "а, б, в", 105 ч. 2 п.п. "ж, з" УК РФ.

Наряду с этим судебная коллегия находит, что квалифицирующий признак совершения убийства, из корыстных побуждений подлежит исключению, в данном случае, как излишний, поскольку действия связанные с убийством квалифицированы как сопряженные с бандитизмом.

Наказание осужденным назначено в соответствии с законом, с учетом степени общественной опасности преступлений, личности виновных, всех обстоятельств.

Вместе с тем суд необоснованно исчислил срок наказания М. с 23 июля 2002 г. Согласно протоколу он задержан 22 июля 2002 г.

Руководствуясь ст.ст. 378, 388 УПК РФ, судебная коллегия определила:

приговор суда Ямало-Ненецкого автономного округа от 28 марта 2005 года в отношении П. и М. изменить, исключить квалифицирующий признак совершения убийства из корыстных побуждений, срок наказания М. исчислять с 22 июля 2002 года.

В остальном приговор оставить без изменения, кассационные жалобы осужденных П., М., адвокатов Ч., А. - без удовлетворения.



Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 25 ноября 2005 г. N 70-005-18сп


Текст определения официально опубликован не был


Откройте актуальную версию документа прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.