Постановление Президиума Верховного Суда РФ от 14 декабря 2005 г. N 827-П05 Поскольку государственный обвинитель отказался от поддержания обвинения по факту убийства по квалифицирующему признаку "с особой жестокостью" и просил переквалифицировать его действия на простое убийство, то суд не должен был брать на себя функцию обвинения, а должен был удовлетворить указанную просьбу

Постановление Президиума Верховного Суда РФ от 14 декабря 2005 г. N 827-П05


Президиум Верховного Суда Российской Федерации

рассмотрел уголовное дело по надзорной жалобе осужденного А. на приговор Верховного суда Республики Саха (Якутия) от 13 июня 2001 года и определение Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации от 16 января 2002 года.

По приговору Верховного суда Республики Саха (Якутия) от 13 июня 2001 года

А., 14 декабря 1975 года рождения, уроженец села Кутана Сунтарского района Республики Саха (Якутия), ранее не судимый,

осужден к лишению свободы: по п.п. "в", "д" ч. 2 ст. 105 УК РФ на 13 лет, по ч. 1 ст. 111 УК РФ на 6 лет. На основании ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений ему назначено 15 лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

Постановлено взыскать с него в пользу П. в возмещение материального ущерба 14457 рублей 50 копеек и компенсация морального вреда в размере 50000 рублей.

Определением Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации от 16 января 2002 года приговор изменен.

Исключено осуждение А. по п. "в" ч. 2 ст. 105 УК РФ. В остальном приговор оставлен без изменения.

В надзорной жалобе осужденный А. просит изменить состоявшиеся в отношении него судебные решения, переквалифицировав его действия на ч. 1 ст. 105 УК РФ и снизив наказание, поскольку суд без достаточных на то оснований усмотрел в его действиях квалифицирующий признак убийства - "с особой жестокостью".

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Д., изложившего обстоятельства уголовного дела, содержание приговора и кассационного определения, мотивы надзорной жалобы и вынесения постановления о возбуждении надзорного производства, мнение заместителя Генерального прокурора Российской Федерации Ф., поддержавшего доводы представления, Президиум Верховного Суда Российской Федерации установил:

по приговору суда, с учетом изменений, внесенных судом кассационной инстанции, А. признан виновным в убийстве П. с особой жестокостью и в умышленном причинении тяжкого вреда здоровью К., совершенных в г. Якутске при следующих обстоятельствах.

Вечером 29 мая 2000 года А. в квартире у своего брата А. распивал спиртные напитки вместе с братом и зятем К., а также их знакомым П.

Во время застолья между А. и П. произошла ссора в связи с тем, что последний ранее принимал участие в избиении А.

После распития спиртного П., находясь в состоянии опьянения, уснул.

А. на почве возникшей неприязни достал на кухне топор и со словами, что он убьет его, подошел к спавшему П. К., услышав слова А. и увидев его с топором, стал убегать от него.

А. догнал его и около закрытой на замок двери нанес К. 3 удара топором по рукам, которыми он прикрывал голову.

После этого в присутствии К. А. стал наносить удары топором спавшему П. по рукам и ногам, а также по другим частям тела, причинив ему 32 раны различной степени тяжести, в результате которых потерпевший скончался на месте.

К., увидев происходившее и спасая свою жизнь, выпрыгнул через окно со второго этажа и убежал с места преступления.

В надзорной жалобе осужденный А. ставит вопрос об изменении состоявшихся в отношении него судебных решений, переквалификации его действий с п. "д" ч. 2 ст. 105 на ч. 1 ст. 105 УК РФ и смягчении наказания, оспаривая признак особой жестокости при убийстве П.

Рассмотрев уголовное дело по надзорной жалобе осужденного А., Президиум Верховного Суда Российской Федерации находит доводы жалобы обоснованными и подлежащими удовлетворению по следующим основаниям.

В соответствии с положениями ст. 409, п. 3 ч. 1 ст. 379 УПК РФ неправильное применение уголовного закона является основанием изменения состоявшихся по делу судебных решений.

Суд при квалификации действий А. по обвинению в убийстве П. по признаку особой жестокости исходил из того, что осужденный причинял потерпевшему страдания еще при жизни, нанося раны в ногу, руку, лицо, относящиеся к легким телесным повреждениям, одновременно причиняя тяжкий вред здоровью потерпевшего.

Как следует из протокола судебного заседания, государственный обвинитель в прениях заявил, что П. спал пьяный, а в момент его убийства отсутствовали его близкие родственники. В связи с этим государственный обвинитель отказался от поддержания обвинения в отношении А. по факту убийства П. по квалифицирующим признакам и просил переквалифицировать его действия с п.п. "в", "д" ч. 2 ст. 105 на ч. 1 ст. 105 УК РФ (т. 2 л.д. 78).

К моменту рассмотрения дела судами первой и кассационной инстанций вступило в силу постановление Конституционного Суда Российской Федерации от 20 апреля 1999 года N 7-П "По делу о проверке конституционности положений пунктов 1 и 3 части первой статьи 232, части четвертой статьи 248 и части первой статьи 258 Уголовно-процессуального кодекса РСФСР в связи с запросами Иркутского районного суда Иркутской области и Советского районного суда г. Нижний Новгород".

В пункте 3 этого постановления сформулирована правовая позиция, в соответствии с которой по смыслу статей 118 и 123 Конституции Российской Федерации суд, рассматривая уголовные дела, осуществляет исключительно функцию отправления правосудия и не должен подменять органы и лиц, формирующих и обосновывающих обвинение. Таким образом, если органы уголовного преследования не смогли доказать виновность обвиняемого в полном объеме и, тем более, если прокурор и потерпевший отказались от поддержания обвинения в суде (полностью или частично), то это должно приводить - в системе действующих уголовно-процессуальных норм при их конституционном истолковании - к постановлению в отношении обвиняемого оправдательного приговора или обвинительного приговора, констатирующего виновность обвиняемого в менее тяжком преступном деянии.

После отказа государственного обвинителя от поддержания обвинения в указанной части суд не вправе был принимать на себя функцию обвинения.

Следовательно, действия осужденного А. по обвинению в убийстве П. подлежали квалификации по ч. 1 ст. 105 УК РФ.

Президиум при назначении наказания А. за преступление, предусмотренное ст. 105 ч. 1 УК РФ и по совокупности преступлений учитывает обстоятельства, указанные в приговоре.

На основании изложенного и руководствуясь ст. 408 УПК РФ, Президиум Верховного Суда Российской Федерации постановил:

1. Надзорную жалобу осужденного А. удовлетворить.

2. Приговор Верховного суда Республики Саха (Якутия) от 13 июня 2001 года и определение Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации от 16 января 2002 года в отношении А. изменить, переквалифицировать его действия с п. "д" ч. 2 ст. 105 УК РФ на ч. 1 ст. 105 УК РФ, по которой назначить наказание - 11 лет лишения свободы.

На основании ч. 3 ст. 69 УК РФ окончательно по совокупности преступлений, предусмотренных ч. 1 ст. 105, ч. 1 ст. 111 УК РФ, назначить А. наказание - 13 лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

В остальном приговор и кассационное определение оставить без изменения.


Верховный Суд РФ изменил обвинительный приговор суда, исключив из него квалифицирующий признак убийства - "с особой жестокостью".

Поясняется, что поскольку в ходе судебного разбирательства по уголовному делу государственный обвинитель отказался от поддержания обвинения в части совершения подсудимым действий с особой жестокостью, следовательно, суд должен был вынести приговор, констатирующий виновность обвиняемого в менее тяжком преступном деянии. Такая позиция подтверждена и Конституционным Судом РФ, который в своем постановлении от 20 апреля 1999 года N 7-П указал, что суд, рассматривая уголовные дела, осуществляет исключительно функцию отправления правосудия и не должен подменять органы и лиц, формирующих и обосновывающих обвинение.

Таким образом, после отказа государственного обвинителя от поддержания обвинения в указанной части суд не вправе был принимать на себя функцию обвинения и выносить более строгий приговор.


Постановление Президиума Верховного Суда РФ от 14 декабря 2005 г. N 827-П05


Текст постановления опубликован в Бюллетене Верховного Суда Российской Федерации, май 2006 г., N 5 (в извлечении)


Откройте нужный вам документ прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.