Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 12 декабря 2005 г. N 89-005-52 Оснований для изменения приговора нет, поскольку выводы суда о невиновности осужденных в похищении двух лиц с применением в отношении них насилия, опасного для жизни и здоровья, из корыстных побуждений, в продаже человека, изнасиловании и насильственных действиях сексуального характера подтверждены доказательствами, исследованными в суде, а все сомнения в виновности обвиняемых толкуются в их пользу

Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 12 декабря 2005 г. N 89-005-52


Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации

рассмотрела в судебном заседании кассационное представление государственного обвинителя М., кассационные жалобы адвокатов Б. и Р. на приговор Тюменского областного суда от 15 августа 2005 года, которым

Ч., родившийся 5 июля 1978 года в с. Мехонское Шатровского района Курганской области, не судимый;

- осужден к лишению свободы: по ст. 240 ч. 1 УК РФ к 2 годам, по ст. 241 ч. 1 УК РФ к 4 годам.

На основании ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения наказаний назначено 5 лет лишения свободы с отбыванием в колонии-поселении.

К., родившийся 15 мая 1979 года в с. Шатрово Курганской области, не судимый;

- осужден к лишению свободы: по ст. 240 ч. 1 УК РФ к 2 годам, по ст. 241 ч. 1 УК РФ к 3 годам.

На основании ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения наказаний назначено 4 года 6 месяцев лишения свободы с отбыванием в колонии-поселении.

К., родившийся 13 апреля 1972 года в с. Армизонское Армизонского района Тюменской области, не судимый;

- осужден к лишению свободы: по ст. 240 ч. 1 УК РФ к 2 годам, по ст. 241 ч. 1 УК РФ к 3 годам.

На основании ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения наказаний назначено 4 года 6 месяцев лишения свободы с отбыванием в колонии-поселении.

По ст.ст. 126 ч. 3 п. "а", 127-1 ч. 3 п. "в", УК РФ Ч., К. и К. оправданы, а также К. оправдан по ст. 131 ч. 1 УК РФ, а К. оправдан по ст. 132 ч. 1 УК РФ.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Э., выступление адвоката Б., мнение прокурора К., поддержавшего кассационное представление, судебная коллегия установила:

Ч., К. и К. признаны виновными в вовлечении И. и Е. в занятие проституцией, а также в совершении деяний, направленных на организацию занятия проституцией другими лицами, а Ч., кроме того, в систематическом предоставлении помещений для занятий проституцией.

Преступления совершены в период со 2 августа по 18 сентября 2004 года в г. Тюмени при обстоятельствах, изложенных в приговоре.

Кроме того, органами предварительного следствия Ч., К. и К. обвинялись в том, что в составе организованной группы, созданной Ч., в г. Кургане похитили 2 августа 2004 года Е. и И., а 18 августа 2004 года Е., с применением в отношении их насилия, опасного для жизни и здоровья, с угрозой применения такого насилия, в отношении двух лиц, из корыстных побуждений. А также, они же обвинялись в том, что действуя в составе организованной группы, К. и К. перевезли и передали И., Е. и Е. Ч., который получил их для занятия проституцией в сауне "Лотос" в г. Тюмени, то есть в целях их эксплуатации и затем, они продали Е. в целях ее эксплуатации неустановленному следствием лицу.

Кроме того, К. обвинялся в совершении в ночь на 18 августа 2004 года на участке дороги сообщением "Курган-Тюмень" изнасилования Е., а К. в совершении в отношении последней насильственных действий сексуального характера.

В кассационном представлении государственным обвинителем М. ставится вопрос об отмене приговора в связи с неправильным применением уголовного закона, нарушением уголовно-процессуального закона, несоответствием выводов суда фактическим обстоятельствам дела и несправедливостью приговора, т.е. в связи с несоответствием назначенного наказания тяжести содеянного и личности виновных вследствие мягкости.

По мнению автора представления, в судебном заседании установлен и доказан факт похищения потерпевших с последующим ограничением свободы из корыстных побуждений, что подтверждается показаниями потерпевших Е., Е., показаниями свидетелей О. и Т. на предварительном следствии, которые слышали от К., что они с К. предлагали девушкам прокатиться, а сами увозили их в г. Тюмень, свидетелей Е. и К., которым известно о случившемся от потерпевшей Е., показаниями свидетеля Г. о том, что потерпевшая Жанна опознала К. как лицо, насильно посадившее ее в свою машину, показаниями свидетеля С. о том, что со слов И. ему известно, что ее и Е. насильно увезли в г. Тюмень, где ее постоянно охранял какой-то мужчина, и данным доказательствам судом не было дано оценки.

Вместе с тем, считает, что показания свидетелей защиты Б., Н., К., Г. не соответствуют фактическим обстоятельствам дела и показаниям потерпевшей Е., а оглашенные показания свидетелей М., Ю., К. не получили оценку суда.

Также считает, что исходя из анализа совокупности доказательств, представленных стороной обвинения, т.е. показаний потерпевшей Е., оглашенных показаний свидетеля О., свидетеля С., в действиях подсудимых имеется состав преступления, предусмотренный ст. 127 ч. 1 УК РФ, а также, показаниями потерпевшей Е. подтверждается вина К. и К., соответственно, по ст. 131 ч. 1 УК РФ и ст. 132 ч. 1 УК РФ, и показаниями потерпевшей Е. вина подсудимых в вовлечение ее в занятие проституцией.

Считает, что также нашел подтверждение такой квалифицирующий признак, как совершение преступлений организованной группой, поскольку, Ч. осуществлял общее руководство группой, решал организационные и административные вопросы, давал задания членам преступной группы, распределил роли между К. и К., из показаний потерпевших Е. и Е. следует, что действия К. и К. при похищении были совместными и согласованными.

Указывает, что в нарушение принципа состязательности сторон, суд необоснованно отказал стороне обвинения в удовлетворении ходатайства об оглашении протоколов опознания потерпевшей И. подсудимых.

В нарушение требований закона, в резолютивной части приговора не указаны основания оправдания подсудимых, а также из описательно-мотивировочной части приговора не видно по какому основанию суд оправдал подсудимых по обвинению по ст. 127-1 УК РФ.

Также считает, что назначенное К., Ч. и К. наказание не соответствует тяжести преступлений и личности осужденных вследствие чрезмерной мягкости ввиду высокой степени общественной опасности содеянного ими.

В возражениях на кассационное представление адвокат Б. в интересах осужденного Ч. и осужденный К. считают доводы кассационного представления необоснованными и просят оставить его без удовлетворения.

В кассационных жалобах:

- адвокат Б. считает назначенное Ч. наказание чрезмерно суровым и просит с учетом признания им своей вины, отсутствия судимостей, наличия на иждивении двух малолетних детей, положительных характеристик, участия в боевых действиях в Республике Чечня, смягчить ему наказание с применением ст.ст. 64 и 73 УК РФ,

- адвокат Р. в интересах осужденного К. считает назначенное ему наказание чрезмерно суровым и просит с учетом признания им своей вины, совершения им преступлений средней тяжести, отсутствия судимостей, наличия положительных характеристик, участия в боевых действиях в Республике Чечня, смягчить ему наказание.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационного представления, судебная коллегия не находит оснований для его удовлетворения.

Доводы кассационного представления о том, что в судебном заседании установлен и доказан факт похищения потерпевших из корыстных побуждений, торговли потерпевшими с целью их эксплуатации нельзя признать обоснованными.

Как указывается в кассационном представлении, показания потерпевших Е. и Е. об их похищении, подтверждаются показаниями свидетелей Е., К., С. и Г., показаниями свидетелей О. и Т. на предварительном следствии.

Между тем, как видно из материалов дела, указанные свидетели не являются очевидцами происшедшего между потерпевшими и подсудимыми. Свидетели Е., К., С. в судебном заседании лишь пояснили об обстоятельствах происшедшего, которые им известны от самих потерпевших Е. и И., поэтому, оснований считать, что показания свидетелей являются отдельными доказательствами, объективно подтверждающими показания потерпевших, не имеется. Свидетель Г. пояснил в судебном заседании, что являлся понятым при опознании И. К., т.е. И. указав на К., пояснила, что он ее посадил в автомашину насильно, но К. утверждал обратное, т.е. показания свидетеля являются также производными от показаний потерпевшей И., при этом показания И. не являлись предметом исследования в суде, поскольку, несмотря на принятые судом меры к вызову и допросу потерпевшей И., она в судебное заседание не явилась. Показания свидетелей О. и Т., данные ими на предварительном следствии, о том, что из разговоров подсудимых они знают, что К. и К. обманывали девушек и привозили их в г. Тюмень для занятия проституцией, носят общий характер и не относятся применительно к потерпевшим.

Вместе с тем, Ч., К. и К. как на предварительном, так и судебном следствии отрицали какую-либо договоренность между собой на похищение потерпевших И., Е. и Е. с целью их дальнейшей эксплуатации, при этом, К. и К. поясняли, что потерпевшие садились в их автомашину и затем доезжали до г. Тюмени добровольно, при этом Е. и И. сели в машину для оказания платных интимных услуг, а Е. села, чтобы доехать до дома и затем согласившись с предложением отдохнуть в сауне, поехала до г. Тюмени. В пути следования, их на посту останавливали сотрудники ГИБДД, осматривали машину, неоднократно останавливались у АЗС, кафе, никто из потерпевших за помощью к кому-либо не обращался, что подтверждается показаниями самих потерпевших. В г. Курган 2 и 18 августа 2004 года К. и К. приезжали по личным делам К. а не с целью похищения людей. Девушек, занимающихся проституцией, в том числе и потерпевших, они насильно не удерживали, в частности, на квартире по ул. Широтной, 17-22, и не заставляли заниматься проституцией. Потерпевших, в том числе Е., никто никому не продавал.

Из показаний свидетелей Б., Н., К., Г., О., Л. следует, что Е. и другие девушки, проживавшие на ул. Широтной, 17-22, свободы лишены не были, могли в любое время покинуть квартиру, имели ключи от нее, выезжали для оказания интимных услуг и без сопровождения подсудимых общались с клиентами, свободно передвигались по городу, проституцией занимались добровольно, при этом Г. пояснила, что квартира по ул. Широтной, 17-22 была арендована ею. Противоречий в показаниях свидетелей не имеется, доводы прокурора о том, что Н. перепутала постоянного клиента Е., не знает количество дверей в квартире, соседей, а К. не проживала в одной квартире с Е. не основаны на материалах дела, при этом, пояснение П. о том, что Е. из г. Кургана, о чем ей известно от К., с которой она проживала по ул. Интернациональной не противоречит показаниям К. о том, что летом 2004 года она проживала вместе с Е. на ул. Широтной, 17-22 в квартире на 6 этаже.

Кроме того, Е. в судебном заседании пояснила, что действительно Ч. предложил ей право выбора - заняться проституцией или уехать домой, но она отказалась уезжать и согласилась с предложением о занятии проституцией, также пояснила, что в связи с тем, что она занималась проституцией, деньги у нее имелись, они всегда были при ней, на которые она приобретала себе вещи, о насильственном характере занятия ею проституцией она никому не сообщала и не пыталась сбежать, хотя возможности для этого у нее имелись. Выводы суда о неубедительности доводов Е. о том, что она отказалась уезжать ввиду того, что в г. Тюмень она приехала без паспорта, являются обоснованными, поскольку, это обстоятельство не препятствовало ее отъезду из г. Тюмени в г. Курган.

Также, не нашли объективного подтверждения показания потерпевшей Е. о продаже ее Ч. лицу по имени Володя, при этом лицо по имени Володя, место проживания Е. в г. Тюмени органами предварительного следствия не было установлено, а также Е. пояснила, что видела как Володя передавал деньги Ч., но за что конкретно он получил деньги она не знает.

Обоснованными являются и выводы суда об отсутствии доказательств, подтверждающих виновность К. и К. в совершении в отношении Е. преступлений, предусмотренных ст.ст. 131 ч. 1, 132 ч. 1 УК РФ, поскольку, К. и К. пояснили, что данных преступлений они не совершали; по прибытии Е. вместе с ними в г. Тюмень телесных повреждений у нее на лице никто не видел; брюки, в которых Е. находилась во время совершения изнасилования, на которых был порван замок, не исследовались и к материалам дела не приобщались, поскольку, как пояснила Е., она их выбросила в связи с их загрязненностью, т.е. доказательств, которые объективно подтверждали бы показания потерпевшей и опровергали доводы подсудимых об их невиновности, по делу не имеется.

Кроме того, заявление Е. о совершении в отношении ее этих преступлений, подано только 26 ноября 2004 года, т.е. спустя более трех месяцев, и ее ссылки на то, что она боялась подсудимых и в связи с этим не имела возможности сообщить о совершенных преступлениях, хотя подсудимые были заключены под стражу 18 сентября 2004 года, а она приехала домой в г. Курган 19 сентября 2004 года, судом обоснованно признаны несостоятельными.

В связи с тем, что показания потерпевшей И. не являлись предметом исследования в судебном заседании, а также, поскольку, в протоколах опознания И. подсудимых и Е. содержались показания И. об обстоятельствах случившегося, суд обоснованно отказал в удовлетворении ходатайства государственного обвинителя об оглашении данных протоколов опознания.

Таким образом, суд оценив исследованные по делу доказательства, и руководствуясь положениями ст. 49 Конституции РФ, ст. 14 УПК РФ о том, что все сомнения в виновности обвиняемого толкуются в его пользу, обоснованно пришел к выводу о невиновности Ч., К. и К. в похищении в составе организованной группы потерпевших И., Е. и Е., их торговле, в изнасиловании Е. и совершении в отношении ее насильственных действий сексуального характера.

Кроме того, хотя в резолютивной части приговора не указаны основания оправдания подсудимых, однако, в описательно-мотивировочной части приговора суд указал основания их оправдания и мотивировал свои выводы, при этом, исходя из выводов суда, видно, что по обвинению по ст. 127-1 ч. 3 п. "в" УК РФ подсудимые оправданы в связи с непричастностью к совершению преступления.

Наказание Ч., К. и К. назначено соразмерно содеянному, при этом судом учтены характер и степень общественной опасности совершенных ими преступлений, данные об их личности, обстоятельства, смягчающие их наказание.

Назначенное им наказание является справедливым и оснований считать его чрезмерно суровым или мягким, не имеется.

На основании изложенного, руководствуясь ст.ст. 378, 388 УПК РФ, судебная коллегия определила:

приговор Тюменского областного суда от 15 августа 2005 года в отношении Ч., К. и К. оставить без изменения, а кассационные представление и жалобы - без удовлетворения.



Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 12 декабря 2005 г. N 89-005-52


Текст определения официально опубликован не был


Откройте нужный вам документ прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.