Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 23 декабря 2005 г. N 46-005-60 Полный или частичный отказ государственного обвинителя от обвинения в ходе судебного разбирательства, а также изменение им обвинения в сторону смягчения предопределяют принятие судом решения в соответствии с позицией государственного обвинителя

Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 23 декабря 2005 г. N 46-005-60


Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации

рассмотрела уголовное дело по кассационной жалобе потерпевшей М. на постановление Самарского областного суда от 20 июля 2005 года, которым уголовное преследование в отношении

Т., 6 апреля 1980 года рождения, уроженца г. Новокуйбышевска Самарской области, несудимого, обвиняемого в совершении преступлений, предусмотренных п. "а" ч. 2 ст. 161; п. "б" ч. 2 ст. 131; ч. 3 ст. 30, п.п. "в, ж, к" ч. 2 ст. 105; п. "в" ч. 4 ст. 162; п.п. "ж, з" ч. 2 ст. 105; п.п. "ж, к" ч. 2 ст. 105 УК РФ;

Ж., 28 июня 1984 года рождения, уроженца г. Новокуйбышевска Самарской области, несудимого, обвиняемого в совершении преступлений, предусмотренных п. "а" ч. 2 ст. 161; п. "б" ч. 2 ст. 131; ч. 3 ст. 30, ч. 1 ст. 132; ч. 3 ст. 30, п.п. "в, ж, к" ч. 2 ст. 105; п. "в" ч. 4 ст. 162; п.п. "ж, з" ч. 2 ст. 105; п.п. "ж, к" ч. 2 ст. 105 УК РФ;

Т., 21 сентября 1985 года рождения, уроженца г. Новокуйбышевска Самарской области, несудимого, обвиняемого в совершении преступлений, предусмотренных п. "а" ч. 2 ст. 161; п. "б" ч. 2 ст. 131; п. "в" ч. 4 ст. 162; п.п. "ж, з" ч. 2 ст. 105; п.п. "ж, к" ч. 2 ст. 105 УК РФ, -

в части их обвинения по п. "в" ч. 4 ст. 162, п.п. "ж", "з" ч. 2 ст. 105, п. "б" ч. 2 ст. 131, п.п. "ж", "к" ч. 2 ст. 105 УК РФ по эпизодам в отношении А., У. и Ф. прекращено на основании ст.ст. 246, 254, 27 ч. 1 п. 1 УПК РФ за их непричастностью к совершению данных преступлений без прекращения производства по уголовному делу

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Ч., выступление осужденных Т. и Т., просивших кассационную жалобу потерпевшей отклонить, мнение прокурора К., полагавшего необходимым постановление суда оставить без изменения, судебная коллегия установила:

Т., Ж. и Т. обвинялись в совершении следующих преступлений:

В ночь на 04.11.2003 года они в районе Больничного городка, расположенного по адресу: Самарская область город Новокуйбышевск улица Островского, дом 32, познакомившись со случайно встретившейся им А., предложили ей совместно распить спиртные напитки. Увидев, что у нее имеются украшения, Т., Ж. и Т. решили завладеть ими. С целью создания благоприятных условий для совершения преступления, введя потерпевшую в заблуждение, они завели ее в безлюдное место на территорию Больничного городка. Находясь там, Т., Ж. и Т. напали на нее и, с целью убийства А., стали наносить ей удары руками и ногами по различным частям тела, после чего Т. задушил ее, используя в качестве оружия сначала ремешок от ее сумки, а затем пояс от ее пальто. Совершив убийство А., Т., Ж. и Т., похитили принадлежащие потерпевшей украшения, причинив ей ущерб на сумму 3.141 рубль 05.11.2003 года в вечернее время Т. и Ж. у дома 41 по улице Коммунистической города Новокуйбышевска, действуя с умыслом на хищение чужого имущества, напали на ранее им незнакомую У. Применяя насилие, опасное для жизни и здоровья, с целью убийства, они стали наносить ей удары руками и ногами по различным частям тела, в том числе в область головы, после чего задушили ее, используя в качестве орудия не установленный предмет из гибкого материала. Совершив убийство У., Т. и Ж. похитили принадлежащее ей имущество, причинив ущерб на сумму 6.350 рублей.

Т., осознавая, что Т. и Ж. совершили умышленное убийство У., с целью сокрытия совершенного последними особо тяжкого преступления, совместно с Т. и Ж. переместил труп У. в световой приямок у того же дома 41.

В период с 07.11.2003 года по 16.11.2003 года, точная дата не установлена, Т., Ж. и Т., в районе автозаправочной станции "ЮКОС", расположенной у пересечения Самарского шоссе с улицей Гагарина города Новокуйбышевска, действуя с умыслом на изнасилование и последующее убийство, напали на ранее им не знакомую Ф. С целью сломить сопротивление Ф., они стали наносить ей удары руками и ногами по различным частям тела. Удерживая потерпевшую за руки для подавления ее сопротивления, Т., Ж. и Т., действуя совместно и согласованно, насильно, против воли Ф., поочередно совершили с ней половые акты. Совершив изнасилование Ф., Т., Ж. и Т., действуя с умыслом на убийство Ф., с целью сокрытия совершенного ими преступления, стали душить Ф., поочередно сдавливая ей органы шеи руками и, перекрывая ей дыхательные пути, а Т. также нанес Ф. не менее одного удара не установленным следствием предметом в левый глаз.

Смерть всех потерпевших наступила на месте происшествия от механической асфиксии вследствие сдавления органов шеи петлей и тупыми твердыми предметами.

В ходе судебного заседания государственный обвинитель Г. отказалась от обвинения, предъявленного Т., Ж. и Т. по эпизодам убийства А., У., Ф. на основании п. 1 ч. 1 ст. 27 УПК РФ, который был принят судом но мотивам, подробно изложенным в постановлении суда.

В кассационной жалобе потерпевшая М. просит постановление суда отменить с направлением дела на новое судебное рассмотрение, указывая на то, что выводы суда содержат существенные противоречия, которые повлияли на решение вопроса о виновности осужденных. Считает, что отказ государственного обвинителя от обвинения не является обязательным для суда. Анализ собранных по делу доказательств был проведен судом формально и поверхностно. Суд не дал надлежащей оценки явкам с повинной осужденных, показаниям осужденного Т. в ходе предварительного следствия, показаниям свидетелей, допрошенных под псевдонимами, которым осужденные рассказывали об обстоятельствах совершенных ими убийств, заключениям криминалистических экспертиз о взаимном наложении волокон одежды осужденных и потерпевших.

В возражениях на кассационную жалобу государственный обвинитель Г. просит ее отклонить.

Проверив материалы уголовного дела, обсудив доводы кассационной жалобы, судебная коллегия не находит оснований для ее удовлетворения.

В соответствии с частями 7 и 8 статьи 246 УПК РФ полный или частичный отказ государственного обвинителя от обвинения в ходе судебного разбирательства, а также изменение им обвинения в сторону смягчения предопределяют принятие судом решения в соответствии с позицией государственного обвинителя, поскольку уголовно-процессуальный закон исходит из того, что уголовное судопроизводство осуществляется на основе принципа состязательности и равноправия сторон, а формулирование обвинения и его поддержание перед судом обеспечиваются обвинителем.

При этом государственный обвинитель в соответствии с требованиями закона должен изложить суду мотивы полного или частичного отказа от обвинения, равно как и изменения обвинения в сторону смягчения со ссылкой на предусмотренные законом основания.

Суду надлежит рассмотреть указанные предложения в судебном заседании с участием сторон обвинения и защиты на основании исследования материалов дела, касающихся позиции государственного обвинителя.

Указанные требования закона суд не нарушил.

Как видно из протокола судебного заседания, государственным обвинителем отказ от обвинения был заявлен в судебных прениях, после исследования всех имеющихся по делу доказательств.

Вывод суда о своем согласии с позицией государственного обвинителя подробно мотивирован в постановлении.

При этом судом дана надлежащая оценка всем представленным по данным эпизодам обвинения доказательствам, в том числе, явкам с повинной Т., Ж. и Т., показаниям свидетелей под псевдонимами "Иванов", "Петров", "Сидоров", "Антонов", которым осужденные в период совместного их содержания в следственном изоляторе сообщали о своем участии в совершении данных преступлений, заключениям криминалистических экспертиз.

Суд пришел к обоснованному выводу о том, что явки с повинной Т., Ж. и Т., как и их рассказ в камере о совершенных преступлениях являются доказательствами производными от той позиции, которую они занимали в тот момент, которые требуют подтверждения другими доказательствами. Выводы криминалистических экспертиз носят вероятностный характер, и их недостаточно, чтобы сделать вывод о виновности подсудимых.

При таких обстоятельствах оснований для отмены постановления суда не усматривается.

Руководствуясь ст.ст. 377, 378, 388 УПК РФ, судебная коллегия определила:

постановление Самарского областного суда от 20 июля 2005 года в отношении Т., Ж. и Т. оставить без изменения, а кассационную жалобу потерпевшей М. - без удовлетворения.



Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 23 декабря 2005 г. N 46-005-60


Текст определения официально опубликован не был


Текст документа на сайте мог устареть

Вы можете заказать актуальную редакцию полного документа и получить его прямо сейчас.

Или получите полный доступ к системе ГАРАНТ бесплатно на 3 дня


Получить доступ к системе ГАРАНТ

(1 документ в сутки бесплатно)

(До 55 млн документов бесплатно на 3 дня)


Чтобы приобрести систему ГАРАНТ, оставьте заявку и мы подберем для Вас индивидуальное решение