Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 22 декабря 2005 г. N 32-005-51сп Вердикт коллегии присяжных заседателей является ясным и непротиворечивым, понятным по вопросам, поставленным перед ней в соответствии с уголовным процессуальным законодательством, в связи с чем приговор не подлежит изменению или отмене

Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 22 декабря 2005 г. N 32-005-51сп


Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации

рассмотрела в судебном заседании от 22 декабря 2005 года уголовное дело по кассационному представлению государственного обвинителя Л. и кассационным жалобам осужденных К., Л., Г., адвокатов К., Т., Н., на приговор суда присяжных Саратовского областного суда от 17 августа 2005 года, которым

К., родившийся 19 декабря 1985 года в городе Сердобске Пензенской области, ранее не судимый,

осужден по ст. 105 ч. 2 п.п. "ажк" на пожизненное лишение свободы в исправительной колонии особого режима.

Постановлено К. оправдать по ст.ст. 162 ч. 4 п. "в" и 167 ч. 2 УК РФ за непричастностью к совершению этих преступлений.

Л., родившийся 29 мая 1985 года в городе Саратове, ранее не судимый,

осужден к лишению свободы: по ст.ст. 105 ч. 2 п.п. "ажк" на 20 лет; 162 ч. 2 на 9 лет; 30 ч. 3, 105 ч. 2 п.п. "жз" на 11 лет. По совокупности преступлений, на основании ст. 69 ч. 3 УК РФ, путем частичного сложения наказаний, окончательное наказание ему определено в виде лишения свободы сроком на 25 лет в исправительной колонии строгого режима.

Постановлено Л. оправдать по ст.ст. 162 ч. 4 п. "в" УК РФ за непричастностью к совершению преступления.

А., родившийся 9 ноября 1985 года в поселке Гагарина, Гагаринского района, Сурхандарьинской области, Республики Узбекистан, ранее не судимый,

осужден по ст. 105 ч. 2 п.п. "ажк" УК РФ на 15 лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

Постановлено А. оправдать по ст.ст. 162 ч. 4 п. "в" УК РФ за непричастностью к совершению преступления.

Г., родившийся 16 марта 1988 года в городе Энгельсе Саратовской области, ранее не судимый,

осужден к лишению свободы: по ст.ст. 105 ч. 2 п.п. "ажк" на 9 лет; 162 ч. 2 на 4 года; 30 ч. 3, 105 ч. 2 п.п. "жз" на 7 лет. По совокупности преступлений, на основании ст. 69 ч. 3 УК РФ, путем частичного сложения наказаний, окончательное наказание ему определено в виде лишения свободы сроком на 10 лет в воспитательной колонии.

Постановлено Г. оправдать по ст.ст. 162 ч. 4 п. "в" УК РФ за непричастностью к совершению преступления.

По делу решен вопрос о вещественных доказательствах.

Заслушав доклад судьи З., выступления адвокатов К., Т., Н., по доводам кассационных жалоб, а также прокурора С., об отмене приговора по доводам кассационного представления, судебная коллегия установила:

на основании вердикта коллегии присяжных заседателей К., Л., Г., А. и лицо, уголовное дело, в отношении которого выделено в отдельное производство, при обстоятельствах изложенных в приговоре, признаны виновными в том, что 30 октября 2004 года, группой лиц по предварительному сговору, в квартире N 7 дома N 48 по улице Кутякова города Саратова, на почве личных неприязненных отношений, совершили убийство Б. После чего, с целью сокрытия этого преступления, группой лиц по предварительному сговору, совершили убийство Г., К. и Н.

При этом Л., Г. и лицо, уголовное дело, в отношении которого выделено в отдельное производство, признаны виновными в том, что 31 октября 2004 года на автодороге, ведущей из районного поселка Лысые горы в село Урицкое Лысогорского района Саратовской области, группой лиц по предварительному сговору и с применением предметов, используемых в качестве оружия, совершили разбойное нападение на водителя такси КП. и последующее покушение на его убийство. После чего завладели автомашиной ГАЗ 3110 с регистрационным номерным знаком У 231 РТ 64 стоимостью 50 000 рублей и с места преступления скрылись.

В кассационном представлении государственного обвинителя,

ставится вопрос об отмене приговора с направлением дела на новое судебное рассмотрение в отношении осужденных К., Л., А. и Г., ввиду неправильного применения уголовного закона и несправедливостью назначенного наказания.

В частности, в кассационном представлении указывается, что председательствующий судья по делу должен был квалифицировать действия подсудимых К., Л., А. и Г. по эпизоду лишения жизни Б. по п. "ж" ч. 2 ст. 105 УК РФ, как убийство, совершенное группой лиц по предварительному сговору, а по эпизоду лишения жизни Г., К. и Н. по п.п. "ажк" ч. 2 ст. 105 УК РФ, как убийство двух и боле лиц, совершенное группой лиц по предварительному сговору, с целью сокрытия другого преступления.

Кроме того, автор кассационного представления полагает, что назначенное наказание осужденному К. в виде пожизненного лишения свободы является чрезмерно суровым, не соответствующим тяжести совершенного им преступления и его личности.

В кассационных жалобах:

осужденный Л., ссылается на то, что выводы суда, изложенные в приговоре, не соответствуют фактическим обстоятельствам уголовного дела. В частности, Л., указывает о своей непричастности к убийству Г. и Н. и, что по эпизоду разбойного нападения и покушения на убийство водителя К. неправильно применен уголовный закон к его действиям, поскольку он не применял к потерпевшему насилия опасного для его жизни и здоровья. Кроме того, по мнению осужденного Л., председательствующий судья по делу необоснованно отклонил предлагаемые вопросы стороны защиты для занесения их в вопросный лист для постановки перед присяжными заседателями и, что вопросы, поставленные перед присяжными заседателями, повторяют обвинение, предъявленное подсудимым, носят обвинительный уклон и слишком обширные по объему. На основании изложенного, осужденный Л. настаивает на отмене приговора и направлении дела на новое судебное рассмотрение.

Адвокат Т., ссылается на существенные нарушения требований уголовно-процессуального закона, в частности приводит доводы, о том, что председательствующим перед присяжными заседателями на разрешение были поставлены не правильные вопросы, без учета мнения защиты, что повлияло на содержание ответов и существо принятого присяжными заседателями вердикта. При этом адвокат Т. указывает, что осужденному Л. несвоевременно была вручена копия вопросного листа, подлежащего разрешению присяжными заседателями, что лишило его возможности высказать свои замечания по содержанию и формулировке вопросов и внести предложения о постановке новых вопросов.

Кроме того, по мнению защиты, председательствующий судья необоснованно разрешил государственному обвинителю демонстрировать вещественные доказательства, а именно, орудия преступления, а также неправильно квалифицировал действия Л. по эпизоду разбойного нападения и покушения на убийство водителя К. Более того, защита указывает на чрезмерную суровость приговора. Исходя из этого, адвокат Т. просит приговор суда в отношении Л. отменить и направить дело на новое судебное рассмотрение.

Осужденный Г., ссылается на неправильное применение уголовного закона к его действиям и утверждает о своей непричастности к убийству Б., Г., К. и покушению на убийство водителя такси К. Далее указывает, что председательствующим перед присяжными заседателями на разрешение были поставлены не правильные, слишком объемные вопросы, поэтому просит об отмене приговора в отношении его и направлении дела на новое судебное рассмотрение со стадии предварительного слушания.

Адвокат Н., не оспаривая правильности квалификации действий осужденного Г., в то же время считает приговор суда не справедливым, чрезмерно суровым, вынесенным без учета всех смягчающих его наказание обстоятельств и, поэтому настаивает на снижении Г. наказания до возможных пределов, с учетом того, что он воспитывался в неполной семье и преступление совершил впервые в 16-летнем возрасте.

Осужденный К. утверждает о своей непричастности к убийству Б., Г., К. и Н. и, приводит доводы о том, что суд необоснованно положил в основу приговора его первоначальные показания, поскольку к нему применялись недозволенные методы ведения следствия. Кроме того, по мнению К., вопросы перед присяжными заседателями были поставлены неправильные, большие по объему. При постановке вопросов не были учтены замечания адвокатов, и к тому же ему не была вручена копия вопросного листа, что лишило его возможности внести свои предложения по содержанию и формулировке вопросов. Исходя из этого, К., просит приговор суда присяжных в отношении его отменить и назначить ему наказание не связанное с пожизненным лишением свободы, с учетом данных положительно характеризующих его личность и его состояния здоровья, что он раскаивается в причинении потерпевшему Б. телесных повреждений и, что организатором и активным участником преступления он не являлся, преступление совершил впервые в 18-летнем возрасте.

Адвокат К., ссылается на существенные нарушения требований уголовно-процессуального закона, в частности приводит доводы, о нарушении требований ст. 338 УПК РФ при постановке вопросов, подлежащих разрешению присяжными заседателями, а именно, что вопросы были поставлены без учета мнения защиты. Далее применительно к доводам осужденного К., защита настаивает на отмене приговора, либо на его изменении и назначении К. меры наказания не связанной с пожизненным лишением свободы, поскольку судом не были надлежащим образом учтены имеющиеся по делу смягчающие наказание обстоятельства и необоснованно приведены обстоятельства отягчающие наказание К.

Государственный обвинитель Л., в возражениях на кассационные жалобы, указывает о своем несогласии с ними.

Проверив материалы дела, обсудив доводы жалоб и возражения на них, судебная коллегия находит, что выводы суда о виновности К., Л., Г. и А.. основаны на вердикте присяжных заседателей и, их действия квалифицированы в соответствии с фактическими обстоятельствами, установленными вердиктом коллегии присяжных заседателей.

Обвинительный приговор вынесен председательствующим судьей на основании вердикта коллегии присяжных заседателей и соответствует требованиям ст.ст. 348, 350, 351 УПК РФ.

Как видно из материалов дела, нарушений уголовно-процессуального законодательства в процессе расследования, в стадиях предварительного слушания, назначении судебного заседания и в ходе судебного разбирательства, влекущих в соответствии со ст. 379 УПК РФ отмену приговора суда присяжных, по данному делу не допущено.

Вопреки доводам жалоб, вердикт коллегии присяжных заседателей является ясным и непротиворечивым, понятным по вопросам, поставленным перед ней в соответствии с требованиями ст.ст. 338-339 УПК РФ. Согласно вопросному листу, вопросы в нем поставлены перед коллегией присяжных заседателей по каждому деянию, в совершении которых обвинялись подсудимые, с учетом требований ст. 252 УПК РФ.

Действия К., Л., Г. и А. квалифицированы в соответствии с фактическими обстоятельствами, установленными вердиктом коллегии присяжных заседателей.

Судебная коллегия находит несостоятельными и доводы в жалобах осужденных К., Л., Г., адвокатов К., Т., Н., о нарушении судом принципа состязательности, поскольку они противоречат материалам дела.

Из протокола судебного заседания следует, что в судебном заседании было обеспечено равенство прав сторон, которым суд, сохраняя объективность и беспристрастие, создал необходимые условия для всестороннего и полного исследования обстоятельств дела. Все представленные суду доказательства были исследованы, все заявленные ходатайства рассмотрены в установленном законом порядке. Все участники процесса, в том числе осужденные К., Л., Г. и их адвокаты были согласны закончить судебное следствие и не заявили каких-либо ходатайств о его дополнении (т. 10 л.д. 51-52).

Надуманными являются и доводы жалоб осужденных К., Л., Г., адвокатов К., Т. и Н. о том, что осужденным несвоевременно были вручены вопросы, подлежащие разрешению присяжными заседателями, поскольку из протокола судебного заседания усматривается, что после оглашения перечня вопросов, председательствующий предал их сторонам для ознакомления и, при этом никаких заявлений, со стороны осужденных и их адвокатов, по данному поводу не приносилось (т. 10 л.д. 38-41).

Не установлено данных, свидетельствующих об исследовании недопустимых доказательств, ошибочного исключения из разбирательства допустимых доказательств или об отказе стороне в исследовании доказательств, которые могли иметь существенное значение для исхода дела.

Судебная коллегия не может согласиться с доводами жалоб осужденного К. и адвоката Т. об использовании в суде недопустимых доказательств, так как данные об этом в материалах дела отсутствуют, вещественные доказательства - орудия преступления и протоколы допросов осужденного К., данные в ходе предварительного следствия, не признавались председательствующим недопустимыми доказательствами, и оснований к этому не было, выводы об этом председательствующим мотивированы в постановлениях, имеющихся в материалах дела.

Судебная коллегия не может согласиться и с доводами кассационных жалоб осужденного К. и адвоката Т., о применении незаконных методов ведения следствия, а также об оказании воздействия на присяжных заседателей со стороны, государственного обвинителя и председательствующего судьи, поскольку таких данных в материалах дела нет.

Доводы осужденных К., Л., Г., адвокатов К., Т., Н., изложенные в кассационных жалобах о неправильности выводов вердикта коллегии присяжных заседателей о виновности осужденных в совершении преступлений, то они также не могут быть приняты во внимание, поскольку стороны не вправе подвергать сомнению вердикт и по этим основаниям не может быть обжалован и отменен приговор суда присяжных в кассационном порядке. Из материалов дела следует, что К., Л., Г. в установленном законом порядке были ознакомлены с особенностями рассмотрения дела с участием присяжных заседателей.

Судебная коллегия, также не может согласиться с доводами кассационного представления государственного обвинителя, как о неправильном применении уголовного закона, так и относительно несправедливости приговора, поскольку согласно ст. 17 УК РФ, совокупностью преступлений признается совершение двух или более преступлений, ни за одно из которых лицо не было осуждено, за исключением случаев, когда совершение двух или более преступлений предусмотрено статьями Особенной части настоящего Кодекса в качестве обстоятельства, влекущего более строгое наказание. При совокупности преступлений лицо несет уголовную ответственность за каждое совершенное преступление по соответствующей статье или части статьи настоящего Кодекса. Таким образом, суд обоснованно квалифицировал действия осужденных К., Л., А. и Г. по эпизодам лишения жизни потерпевших по п.п. "ажк" ч. 2 ст. 105 УК РФ.

Наказание осужденным К., Л., А. и Г. назначено в соответствии с требованиями закона, с учетом содеянного им и данных, характеризующих их личность.

При назначении наказания К. суд учитывал характер и степень общественной опасности совершенного К. тягчайшего преступления, его роль и степень фактического участия в нем, а также значение этого участия для достижения цели преступления, что позволило суду сделать вывод об его исключительной опасности для общества, а поэтому за убийство четырех человек, К. обоснованно определено наказание в виде пожизненного лишения свободы.

Наказание осужденным Л. и Г. назначено в соответствии со ст. 60 УК РФ, а также с учетом степени общественной опасности содеянного, всех смягчающих обстоятельств и данных о личности, в том числе и тех, которые перечислены в кассационных жалобах, поэтому доводы жалоб осужденных и адвокатов Т., Н., о чрезмерно строгом наказании, являются не состоятельными.

Нарушений уголовно-процессуального закона при рассмотрении дела судом с участием присяжных, влекущих отмену приговора, в том числе и по доводам, изложенным в кассационных представлении и жалобах, не имеется. Материалы дела исследованы полно, всесторонне и объективно.

Руководствуясь ст.ст. 377, 378, 388 УПК РФ, судебная коллегия определила:

приговор суда присяжных Саратовского областного суда от 17 августа 2005 года в отношении К., Л., А. и Г. оставить без изменения, а кассационные представление и жалобы без удовлетворения.



Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 22 декабря 2005 г. N 32-005-51сп


Текст определения официально опубликован не был


Текст документа на сайте мог устареть

Вы можете заказать актуальную редакцию полного документа и получить его прямо сейчас.

Или получите полный доступ к системе ГАРАНТ бесплатно на 3 дня


Получить доступ к системе ГАРАНТ

(1 документ в сутки бесплатно)

(До 55 млн документов бесплатно на 3 дня)


Чтобы приобрести систему ГАРАНТ, оставьте заявку и мы подберем для Вас индивидуальное решение