Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 28 декабря 2005 г. N 39-005-33 Приговор подлежит изменению в отношении осужденного частично, так как он подлежит освобождению от назначенного наказания за истечением сроков давности

Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 28 декабря 2005 г. N 39-005-33


Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации

рассмотрела в судебном заседании от 28 декабря 2005 года кассационные жалобы осужденных Г., Б., Х., С. и Ш. на приговор Курского областного суда от 5 августа 2005 года, по которому

Б., родившийся 10 сентября 1985 года в г. Курске, не имеющий судимости,

осужден

по ст. 105 ч. 2 п. "ж" УК РФ на 13 лет лишения свободы;

по ст. 158 ч. 3 УК РФ (в редакции Федерального закона от 31.10.2002 года) на 4 года 6 месяцев лишения свободы;

по ст. 226 ч. 3 п. "а" УК РФ (в редакции Федерального закона от 08.12.2003 г.) на 4 года лишения свободы;

по ст. 166 ч. 2 п. "а" УК РФ на 2 года 6 месяцев лишения свободы.

На основании ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений окончательно ему назначено 16 лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

Х., родившийся 27 июня 1985 года в г. Курске, неработающий, неучащийся, несудимый,

осужден

по ст. 105 ч. 2 п. "ж" УК РФ на 13 лет лишения свободы; по ст. 166 ч. 2 п. "а" УК РФ на 2 года лишения свободы.

На основании ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений окончательно ему назначено 14 (четырнадцать) лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

С., родившийся 9 августа 1980 года в г. Курске, неработающий, судимый 25.03.1999 года по ст.ст. 30 ч. 3, 158 ч. 2 п.п. "абв", ст. 158 ч. 2 п.п. "абвг" УК РФ на 2 года 6 месяцев лишения свободы, 26.07.2000 года освобожденный из мест лишения свободы на основании п. 7 Постановления Государственной Думы ФС РФ "Об амнистии" от 26 мая 2000 года,

осужден

по ст. 158 ч. 2 п.п. "авг" УК РФ (в редакции Федерального закона до 8 декабря 2003 года) на 5 лет лишения свободы;

по ст. 226 ч. 3 п. "а" УК РФ (в редакции Федерального закона до 8 декабря 2003 года) на 5 лет 6 месяцев лишения свободы;

по ст. 158 ч. 3 УК РФ (в редакции Федерального закона от 8 декабря 2003 года) по эпизоду в отношении К. на 4 года лишения свободы;

по ст. 158 ч. 3 УК РФ (в редакции Федерального закона от 8 декабря 2003 года по эпизоду в отношении А. на 4 года лишения свободы;

по ст. 158 ч. 3 УК РФ (в редакции Федерального закона от 8 декабря 2003 года) по эпизоду в отношении Б. и Б. на 4 года лишения свободы;

по ст. 158 ч. 3 УК РФ (в редакции Федерального закона от 8 декабря 2003 года) по эпизоду в отношении Л.) на 4 года лишения свободы.

На основании ч. 3 ст. 69 УК РФ окончательно ему назначено 7 лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

Ш., родившийся 6 октября 1978 года в г. Курске, судимый 5.03.1998 г. по ст.ст. 158 ч. 2 п.п. "абвг", 161 ч. 2 п.п. "аб", 150 ч. 4 на 4 года лишения свободы, освобожденный из мест лишения свободы на основании п. 7 Постановления Государственной Думы ФС РФ "Об амнистии" от 26 мая 2000 года,

осужден

по ст. 158 ч. 3 УК РФ (в редакции Федерального закона от 31.10.2002 г.) на 4 года лишения свободы;

по ст. 158 ч. 3 УК РФ (в редакции Федерального закона от 8 декабря 2003 года) по эпизоду в отношении К.) на 3 года 6 месяцев лишения свободы;

по ст. 158 ч. 3 УК РФ (в редакции Федерального закона от 8 декабря 2003 года) по эпизоду в отношении А. на 3 года 6 месяцев лишения свободы;

по ст. 158 ч. 3 УК РФ (в редакции Федерального закона от 8 декабря 2003 года) по эпизоду в отношении Л. на 3 года 6 месяцев лишения свободы.

На основании ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений окончательно ему назначено 5 лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

Г., родившийся 10 января 1985 года в г. Курске, неработающий, неучащийся,

осужден

по ст. 158 ч. 2 п.п. "авг" УК РФ (в редакции Федерального закона до 8 декабря 2003 года) на 2 года 6 месяцев лишения свободы;

по ст. 158 ч. 3 УК РФ (в редакции Федерального закона от 8 декабря 2003 года) по эпизоду в отношении Б. на 2 года 6 месяцев лишения свободы);

по ст. 161 ч. 2 п. "г" УК РФ на 3 года лишения свободы.

На основании ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений окончательно ему назначено 4 года лишения свободы в исправительной колонии общего режима.

П., родившийся 3 февраля 1987 года в г. Курске, не имеющий судимости,

осужден

по ст. 158 ч. 2 п. "а" УК РФ в редакции Федерального закона от 8 декабря 2003 года;

по ст. 114 ч. 1 УК РФ на 9 месяцев лишения свободы.

На основании ст. 69 ч. 2 УК РФ по совокупности преступлений окончательно ему назначено 9 месяцев лишения свободы и штраф в размере 5000 рублей с отбыванием в колонии - поселении. Приговор в отношении П. проверяется в порядке ст. 360 УПК РФ.

Этим же приговором осужден Ч., в отношении которого кассационные жалобы и представление прокурора не принесены.

Заслушав доклад судьи Л., объяснения осужденного Б., просившего о смягчении наказания, мнение прокурора А., полагавшей освободить П. от назначенного наказания по ст. 158 ч. 2 п. "а" УК РФ за истечением сроков давности, а в остальном приговор оставить без изменения, судебная коллегия установила:

С., Б., Ш., Г. признаны виновными в тайном хищении чужого имущества группой лиц по предварительному сговору, с незаконным проникновением в жилище, с причинением значительного ущерба гражданину.

С. и Б. признаны виновными в хищении огнестрельного оружия и боеприпасов к нему группой лиц по предварительному сговору.

Б. и Х. признаны виновными в убийстве группой лиц, а также в неправомерном завладении автомашиной без цели хищения, группой лиц по предварительному сговору.

Г. признан виновным в открытом хищении чужого имущества с применением насилия, не опасного для жизни и здоровья.

Петрикеев признан виновным в краже чужого имущества и в умышленном причинении тяжкого вреда здоровью при превышении пределов необходимой обороны.

Преступления совершены в 2002-2005 годах в г. Курске и Курской области при обстоятельствах, указанных в приговоре.

В судебном заседании Б., Х., С., Ш. и Г. виновными себя признали частично; П. виновным себя признал.

В кассационных жалобах просят:

осужденный Б.. - отменить приговор в части осуждения его по ст. 226 ч. 3 п. "а" УК РФ по эпизоду с У. и дело в этой части прекратить. Он указывает о том, что не похищал оружия у У. и не знал, что С. совершил это преступление. Далее он указывает о том, что по делу не доказано наличие предварительной договоренности между ним и С. на угон автомашины Л. Далее он просит исключить из приговора осуждение его по эпизодам краж у П., К., Ч., Г., К., О., М., В. и Ш. Он указывает о том, что не совершал этих краж и необоснованно осужден за них. Ссылается на то, что признавал на предварительном следствии совершение ряда преступлений в результате применения к нему незаконного воздействия со стороны работников следственных органов, указывает и на фальсификацию материалов дела органами следствия. Далее просит исключить из осуждения его по ст. 105 ч. 2 п. "ж" УК РФ причинение вреда здоровью средней тяжести - переломов ребер справа, так как не причинял этих повреждений. Также просит смягчить ему наказание, назначив его минимальным;

в дополнительной жалобе он указывает о том, что суд в приговоре привел неправильные данные о его личности, неверно указав о том, что он является военнообязанным и имеет неполное среднее образование, а также о том, что оглашенный судом приговор не соответствует фактическому в части назначенной меры наказания; он также ссылается на то, что совершил убийство Л. один, без Х.;

осужденный Х. - об отмене приговора и прекращении производства по делу. Он указывает о том, что необоснованно осужден за совершение убийства Л.; что в деле отсутствуют доказательства его вины в совершении этого преступления. Ставит также вопрос о смягчении наказания;

в дополнительной жалобе он указывает о том, что считает недопустимыми доказательствами протокол его допроса в качестве подозреваемого и протокол проверки его показаний на месте происшествия, в обоснование этой точки зрения он ссылается на то, что суд неправильно привел в приговоре эти доказательства;

осужденный С. - по эпизоду с У. переквалифицировать его действия с ч. 3 п. "а" ст. 226 УК РФ на ч. 1 ст. 226 УК РФ. По эпизоду с П. приговор по ст. 226 УК РФ отменить и дело в этой части прекратить. Учитывая смягчающее обстоятельство, предусмотренное ст. 61 ч. 1 п. "и" УК РФ, просит смягчить ему наказание. Далее указывает о том, что на предварительном следствии к нему применялось незаконное воздействие, вследствие чего он вынужденно признал совершение ряда преступлений; также указывает о том, что его показания фальсифицировались в протоколах следственных действий должностными лицами, проводившими расследование дела;

осужденный Ш. - о смягчении наказания. Он указывает о том, что суд назначил ему слишком суровое наказание, не применив ст. 61 УК РФ. Ссылается на то, что явился с повинной и способствовал раскрытию преступлений ссылается на то, что его иждивении имеется малолетний сын, а сам он болен тяжелым соматическим заболеванием;

осужденный Г. - о смягчении наказания. С учетом раскаяния в содеянном и с учетом несовершеннолетнего возраста он просит смягчить назначенное ему наказание.

Государственный обвинитель принес возражения на кассационные жалобы, в которых просит оставить жалобы без удовлетворения, а приговор - без изменения.

Проверив материалы дела, обсудив доводы, изложенные в кассационных жалобах и в возражениях на них, судебная коллегия находит приговор суда подлежащим изменению.

Вывод суда о виновности Б., Х., С., Ш. и Г. в содеянном основан на исследованных в судебном заседании доказательствах, анализ и оценка которым даны в приговоре.

Вина Б. и Х. в убийстве Л. подтверждается показаниями Б. на предварительном следствии, в которых он подтвердил, что убийство Л. совершили он и Х. по предварительному сговору.

Как пояснял Б., с целью лишения жизни Л. он и Х. поочередно нанесли Л. удары ножом в шею.

Таким образом, на предварительном следствии Б. подтвердил фактические обстоятельства дела, как они изложены в описательной части приговора.

Показания Б., данные им на предварительном следствии, оглашались и исследовались судом в соответствии с требованиями уголовно-процессуального закона и обоснованно признаны судом достоверными, поскольку объективно подтверждаются другими доказательствами.

Утверждение Б. в судебном заседании о том, что на предварительном следствии к нему применялось незаконное воздействие, проверялось судом и мотивированно отвергнуто в приговоре.

В судебном заседании Б. подтвердил тот факт, что убийство Л. совершили он и Х. по предварительному сговору.

Суд правильно установил и указал в приговоре, что Б. и Х. находились в дружеских отношениях, и Б. не имеет оснований для оговора Х.

Некоторым изменениям в показаниях Б. в судебном заседании в приговоре дана оценка, с которой судебная коллегия соглашается.

Х. на предварительном следствии на допросе в качестве подозреваемого и при проверке его показаний на месте происшествия пояснил, что он и Б. наносили удары лежащему Л. ногами по телу, а затем в смотровой яме он, Х., ножом перерезал горло потерпевшему.

Эти показания обоснованно положены судом в основу приговора, поскольку они конкретны и согласуются с другими материалами дела.

Судебная коллегия не может согласиться с доводами жалобы осужденного Х. о том, что эти доказательства являются недопустимыми.

Указанные следственные действия проведены в присутствии адвоката, а при выходе на место происшествия - и с участием понятых, что исключает возможность незаконного воздействия на Х.

Содержание этих документов в приговоре приведено правильно.

Свидетель Х. на предварительном следствии дала показания по обстоятельствам дела, аналогичные показаниям Б. на предварительном следствии.

Как поясняла Х. на предварительном следствии, эти обстоятельства ей стали известны со слов ее мужа Х.

Эти показания свидетеля Х. оценивались судом в совокупности с другими материалами дела и обоснованно признаны достоверными.

По заключению эксперта - медика непосредственной причиной смерти Л. явилось острое массивное наружное кровотечение из ран шеи. Раны на шее потерпевшего образовались не менее чем от двух травматических воздействий. Нельзя исключить, что данные раны могли образоваться от большого количества таких воздействий, при условии, что режущий предмет воздействовал на шею в том же месте и в той же плоскости, что и первоначальные воздействия.

Эти выводы эксперта не вызвали сомнений у суда.

Приведенные выше и другие доказательства, полно изложенные в приговоре, опровергают доводы жалоб осужденного Х. о том, что в деле отсутствуют достаточные доказательства его вины в убийстве Л.

Опровергают они и доводы дополнительной жалобы Б. о том, что убийство Л. он совершил один, без Х.

Судебная коллегия не может согласиться и с доводами жалобы осужденного Б. об исключении из приговора осуждения его за причинение вреда здоровью средней тяжести,

В судебном заседании Б. показал, что перелом ребер потерпевшего Л., причинивший согласно заключению эксперта - медика средней тяжести вред здоровью, Л. мог получить при падении в яму.

Осужденный Х. на предварительном следствии показал, что он и Б. наносили удары Л. в течение не менее 20 минут, удары наносили в голову и по туловищу.

По заключению судебно-медицинского эксперта на трупе Л. обнаружено 20 точек прижизненного травматического приложения. У потерпевшего зафиксированы переломы 6-9 ребер справа по средней ключичной линии и закрытые переломы 5-8 ребер справа по лопаточной линии.

Как пояснил в судебном заседании эксперт Щ., причинение переломов ребер по лопаточной линии возможно, если удары наносились с правой и левой стороны, а потерпевший, защищаясь от ударов, приподнимал левую и правую стороны тела.

Эти выводы эксперта согласуются с другими материалами дела.

Действиям Б. и Х. в этой части дана правильная оценка.

Вина Б. и Х. в неправомерном завладении автомобилем, принадлежащим Л., подтверждается их собственными показаниями по обстоятельствам дела, в которых они признали, что совершили угон автомашины ВАЗ-2103, принадлежащей Л. Указывая об обстоятельствах совершения этого преступления, как они изложены в описательной части приговора, Б. и Х., вместе с тем, отрицали наличие предварительного сговора между ними на совершение этого преступления.

Проанализировав конкретные обстоятельства этого преступления, суд обоснованно признал доказанным наличие предварительной договоренности между Б. и Х. на совершение этого преступления.

Как правильно установлено и указано в приговоре, о наличии предварительного сговора между Б. и Х. на угон автомашины Л. без цели хищения свидетельствуют конкретные обстоятельства дела: Х. из кармана Л. взял ключи от автомобиля Л. Затем с целью угона автомашины Х. передал Б. ключи от автомашины. После этого Б. и Х. подошли к автомашине Л., открыли передние двери автомашины и сели в салон. Б. завел двигатель от автомашины, и вместе с Х. они скрылись с места преступления.

При таких условиях судебная коллегия не может согласиться с доводами кассационной жалобы осужденного Б. о недоказанности предварительного сговора между ним и Х. на угон автомашины Л.

Вина С. и Б. в хищении имущества У., а также огнестрельного оружия и боеприпасов У. подтверждается показаниями осужденного С., из которых следует, что в ночь с 15 на 16 марта 2003 года он по предварительному сговору с Б. с целью кражи имущества незаконно проникли в квартиру У., откуда похитили золотые изделия. Из сейфа он похитил охотничье ружье и не более 50 патронов к нему.

Б. в судебном заседании отрицал кражу охотничьего ружья и боеприпасов.

Однако, в ходе предварительного следствия С. показал, что с помощью зубила взломал сейф, из которого похитил охотничье ружье и много патронов россыпью и в пачках. Б. в другом сейфе взял 4000 рублей. Все это имущество, а также 7 бутылок водки он и Б. сложили в сумку и покинули квартиру.

При проверке показаний на месте С. показал, что он и Б. похитили из квартиры У. двуствольное охотничье ружье, патроны и различные вещи (т. 9 л.д. 250-252).

Б. на допросах с участием адвоката признал, что похитил совместно с С. двуствольное охотничье ружье, из которого он и С. впоследствии сделали обрез.

Заявления подсудимых в судебном заседании о том, что эти показания не соответствуют действительности, проверялись судом и отвергнуты со ссылкой на конкретные материалы дела

Согласно протоколу обыска в квартире С. обнаружен и изъят ударно - спусковой механизм с гравировкой ИЖ-27.

По заключению эксперта-баллиста этот предмет является обрезом гладкоствольного двуствольного охотничьего ружья модели ИЖ-27, изготовленным самодельным способом путем удаления части ствола и приклада указанной модели оружия. Обрез пригоден к стрельбе (т. 8 л.д. 382-383).

Согласно протоколу осмотра квартиры, в которой проживал Ш., там были обнаружены и изъяты сверток с деталями охотничьего ружья, охотничьи патроны в количестве 28 штук.

По заключению эксперта - баллиста представленные на исследование 28 патронов относятся к категории боевых припасов и являются охотничьими патронами 12 калибра, предназначенными для стрельбы в гладкоствольном охотничьем оружии 12 калибра. Патроны изготовлены заводским способом и пригодны для стрельбы.

Оценив приведенные выше доказательства в совокупности с другими материалами дела, суд сделал правильный вывод о том, что С. и Б. похитили у У. огнестрельное оружие и боеприпасы группой лиц по предварительному сговору.

При таких условиях судебная коллегия не может согласиться с доводами жалобы осужденного С. о том, что это преступление он совершил один, а также с доводами жалобы осужденного Б. о том, что он не совершал хищения огнестрельного оружия у У.

Вина С. и Б. в совершении кражи предметов домашнего обихода и двуствольного ружья из квартиры П. подтверждается показаниями С. на предварительном следствии, который последовательно признавал, что в период с 22 по 24 февраля 2003 года, в ночное время, он и Б. по предварительному сговору между собой с целью кражи проникли в квартиру П., откуда похитили телевизор, радиотелефон и двуствольное ружье в чехле.

При проведении очной ставки с Б. С. подтвердил, что хищение принадлежащего П. имущества он совершил совместно с Б.

При проведении следственных действий участвовал адвокат, что исключает возможность фальсификации соответствующих протоколов и применение незаконных методов со стороны работников следственных органов.

В документе, именуемом "явка с повинной", С. также указал, что похитил различные вещи и двуствольное ружье из квартиры П. совместно с Б.

Приведенные показания С. на предварительном следствии обоснованно признаны судом достоверными, поскольку они конкретны и подтверждаются другими материалами дела.

Дальнейшим изменениям в показаниях С. суд дал оценку, с которой судебная коллегия соглашается.

Потерпевший П. показал, что в период времени с 22 февраля 2003 года по 24 февраля 2003 года в его квартире никто не проживал. По возвращении он обнаружил, что все вещи разбросаны, а в спальне разбито стекло. Осмотревшись, он обнаружил, что из квартиры похищен телевизор "Тошиба" и другое имущество, а также охотничье ружье ИЖ-43 стоимостью 6000 рублей.

Аналогичные показания дала свидетель П.

Факт незаконного проникновения в квартиру П. подтверждается данными протокола осмотра места происшествия.

В материалах дела имеется протокол осмотра паспорта на охотничье ружье ИЖ-43, похищенное из квартиры П.

Совокупность этих и других доказательств, которые суд привел в приговоре, опровергает доводы кассационной жалобы осужденного С. о том, что он не похищал охотничьего ружья у П., и в деле отсутствуют доказательства его вины в совершении этого преступления.

Совокупность этих доказательств опровергает и доводы кассационной жалобы осужденного Б. о том, что он необоснованно осужден за совершение кражи из квартиры П.

Вина Б. и С. в совершении кражи у К. подтверждается показаниями осужденного С., который на предварительном следствии последовательно утверждал, что кражу их квартиры К. совершил совместно с Б.

7 августа 2004 года С. написал об этом явку с повинной (т. 1 л.д. 185).

Б. на допросе в качестве подозреваемого признавал совершение кражи из квартиры К. (т. 9 л.д. 108-109).

Такие показания Б. давал в присутствии адвоката, в обстановке, исключающей возможность незаконного воздействия на него.

Приведенные показания С. и Б. на предварительном следствии оглашались и исследовались судом в соответствии с требованиями закона и обоснованно признаны достоверными, поскольку получены в полном соответствии с требованиями закона и согласуются с другими доказательствами, в частности, с показаниями потерпевшей К. по обстоятельствам кражи из ее квартиры, с данными протокола осмотра места происшествия.

Эти и другие доказательства, которые суд привел в приговоре, в их совокупности, опровергают доводы кассационной жалобы осужденного Б. о том, что не совершал кражи из квартиры К.

Вина С. и Б. в краже имущества из квартиры Ч. подтверждается показаниями этих осужденных на предварительном следствии.

Так, Б. на допросе в качестве подозреваемого признавал совершение кражи из квартиры Ч. (т. 9 л.д. 108-112).

Этот допрос проводился с участием адвоката, при этом Б. и адвокат своими подписями в протоколе допроса удостоверили правильность содержащихся в нем сведений.

С. в ходе предварительного следствия последовательно признавал, что кражу из квартиры Ч. он совершил вместе с Б.

Эти показания С. получены в полном соответствии с требованиями закона.

Приведенные показания Б. и С., данные ими на предварительном следствии, согласуются с показаниями потерпевшей Ч. по обстоятельствам кражи из ее квартиры.

При наличии таких доказательств судебная коллегия находит несостоятельными доводы кассационной жалобы осужденного Б. о том, что он осужден за совершение кражи из квартиры Ч. при отсутствии достаточных к тому оснований.

Вина С. и Б. в совершении кражи из квартиры Г. подтверждается, в частности, показаниями осужденного С., который на предварительном следствии последовательно утверждал, что кражу из квартиры Г. он совершил совместно и по предварительному сговору с Б.

Эти же обстоятельства С. подтверждал при проведении очной ставки с Б. (т. 9 л.д. 124-127).

При наличии таких показаний С., полученных в полном соответствии с требованиями уголовно-процессуального закона, согласующихся с другими материалами дела, на которые суд сослался в приговоре, судебная коллегия находит несостоятельными доводы жалобы осужденного Б. о том, что он необоснованно осужден за совершение этой кражи.

Вина С. и Б. в совершении краж из квартир К. и О. подтверждается показаниями потерпевших, данными протоколов осмотра места происшествия, а также показаниями С. на предварительном следствии, который утверждал, что эти кражи он совершил совместно с Б.

Об этом С. настаивал и при проведении очной ставки с Б. (т. 9 л.д. 124-127).

Совокупность этих доказательств, подтвержденных другими материалами дела, опровергает доводы жалобы осужденного Б. о том, что он не совершал этих краж.

Вина С. и Б. в совершении краж из квартиры М., В. и Ш. подтверждается показаниями потерпевших М., В. и Ш. об обстоятельствах совершения краж из их квартир.

Их этих показаний усматривается, что механизм проникновения в их квартиры для совершения кражи был одинаковый.

Показания потерпевших по обстоятельствам краж объективно подтверждаются данными протоколов осмотра места происшествия. С. на предварительном следствии признавал, что кражу из квартир М., В. и Ш. он совершил совместно с Б.

Показания С. в этой части тщательно исследовались судом и обоснованно положены в основу приговора, поскольку получены в полном соответствии с требованиями уголовно-процессуального закона и согласуются с другими материалами дела, которые суд изложил в приговоре.

Дальнейшим изменениям в показаниях С. суд дал оценку, с которой судебная коллегия соглашается.

При таких условиях судебная коллегия находит несостоятельными доводы жалобы осужденного Б. о том, что он не совершал краж из квартир гр.гр. М., В. и Ш.

Заявления Б. и С. о применении к ним незаконных методов на предварительном следствии, о нарушении их прав при проведении следственных действий и фальсификации протоколов следственных действий проверялись судом и мотивированно отвергнуты в приговоре со ссылкой на конкретные материалы дела.

По тем же основаниям судебная коллегия находит несостоятельными соответствующие доводы кассационных жалоб осужденных Б. и С.

В остальном выводы суда о виновности Б., Х., С., а также выводы суда о виновности Ш. и Г. не оспариваются в жалобах.

Обстоятельства дела органами следствия и судом исследованы всесторонне, полно, объективно.

Все возможные версии проверены и получили оценку в приговоре.

В соответствии с фактическими обстоятельствами дела, установленными в судебном заседании, действиям Б., Х., С., Ш. и Г. дана правильная юридическая оценка

По изложенным выше основаниям судебная коллегия не может согласиться с доводами жалобы осужденного С. о переквалификации его действий со ст. 226 ч. 3 п. "а" УК РФ на ст. 226 ч. 1 УК РФ, как об этом ставится вопрос в кассационной жалобе С.

Нарушений уголовно-процессуального закона, которые повлияли или могли повлиять на постановление законного, обоснованного и справедливого приговора, по делу не допущено.

В основу приговора положены только те доказательства, которые получены с соблюдением требований закона.

Приговор составлен в соответствии с требованиями ст.ст 303, 304, 307, 308 УПК РФ.

Копия приговора соответствует подлиннику.

Наказание Б., Х., С., Ш. и Г. назначено в соответствии с требованиями закона, соразмерно содеянному и данным о личности виновных.

Данные о личности каждого их них исследованы всесторонне.

Смягчающие обстоятельства, на которые имеется ссылка в кассационных жалобах этих осужденных, учтены судом.

Оснований для смягчения каждому из них наказания, как об этом ставится вопрос в жалобах осужденных, не имеется.

Что касается П., то доказанность его вины и правильность квалификации его действий не оспаривается.

Наказание по ст. 158 ч. 2 п. "а" УК РФ (в редакции Федерального закона от 8.12.2003 года) и по ст. 114 ч. 1 УК РФ ему назначено правильно.

Однако, из материалов дела усматривается, что П., будучи несовершеннолетним, 3 февраля 1987 года рождения, 7 октября 2002 года совершил преступление средней тяжести, к каковым относится преступление, предусмотренное ст. 158 ч. 2 п. "а" УК РФ (в редакции Федерального закона от 8.12.2003 года). В соответствии со ст.ст. 10, 94, 78 ч. 1 п. "б" УК РФ П. подлежит освобождению от назначенного наказания по указанной статье УК РФ за истечением сроков давности.

Гражданские иски потерпевших разрешены в приговоре правильно - основания и размеры исков доказаны. Решение суда в этой части мотивировано.

На основании изложенного, руководствуясь ст.ст. 377, 378, 388 УПК РФ, судебная коллегия определила:

приговор Курского областного суда от 5 августа 2005 года в отношении П. изменить:

освободить его от назначенного наказания по ст. 158 ч. 2 п. "а" УК РФ в редакции Федерального закона от 08.12.2003 года за истечением сроков давности;

исключить указания о назначении ему наказания с применением правил ст. 69 ч. 2 УК РФ и о самостоятельном исполнении наказания в виде штрафа.

Приговор в части осуждения П. по ст. 114 ч. 1 УК РФ на 9 месяцев лишения свободы в колонии - поселении оставить без изменения.

В остальном приговор о нем, а также в отношении Б., Х., С., Ш. и Г. оставить без изменения, а кассационные жалобы - без удовлетворения.



Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 28 декабря 2005 г. N 39-005-33


Текст определения официально опубликован не был


Текст документа на сайте мог устареть

Вы можете заказать актуальную редакцию полного документа и получить его прямо сейчас.

Или получите полный доступ к системе ГАРАНТ бесплатно на 3 дня


Получить доступ к системе ГАРАНТ

(1 документ в сутки бесплатно)

(До 55 млн документов бесплатно на 3 дня)


Чтобы приобрести систему ГАРАНТ, оставьте заявку и мы подберем для Вас индивидуальное решение