Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 22 декабря 2005 г. N 4-005-158 Оснований для отмены или изменения приговора нет, поскольку виновность осужденного в умышленном причинении тяжкого вреда здоровью, убийстве, подстрекательстве к убийству, а также в покушении путем поджога квартиры потерпевших на умышленное уничтожение чужого имущества доказана материалами дела, свидетельскими показаниями

Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 22 декабря 2005 г. N 4-005-158


Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации

рассмотрела в судебном заседании 22 декабря 2005 года уголовное дело по кассационной жалобе осужденного Г. на приговор Московского областного суда от 23 сентября 2005 года, которым

Г, 26 февраля 1976 года рождения, уроженец г. Солнечногорска Московской области, судимый 9 октября 2002 года по ст. 111 ч. 1 УК РФ к лишению свободы сроком на 1 год и 11 месяцев, наказание отбыл,

осужден к лишению свободы:

по ст. 111 ч. 1 УК РФ сроком на 5 лет;

по ст. 105 ч. 1 УК РФ сроком на 8 лет;

по ст.ст. 33 ч. 4 и 105 ч. 2 п. "к" УК РФ сроком на 10 лет;

по ст. 30 ч. 3 и 167 ч. 2 УК РФ сроком на 1 год и 6 месяцев.

На основании ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений окончательно назначено 16 лет лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима.

Т., 21 сентября 1974 года рождения, уроженец г. Солнечногорска Московской области,

судимый в 1999 году по ст. 117 ч. 2 п.п. "гд" УК РФ к лишению свободы сроком на 5 лет и 1 месяц, наказание отбыл,

осужден по ст. 105 ч. 2 п. "к" УК РФ к лишению свободы сроком на 10 лет с отбыванием в исправительной колонии строгого режима. В отношении Т. приговор не обжалован и не принесено кассационное представление.

По делу разрешен гражданский иск и определена судьба вещественных доказательств.

Заслушав доклад судьи Ш., объяснение осужденного Г., поддержавшего свою кассационную жалобу, мнение прокурора М., полагавшей оставить приговор без изменения, судебная коллегия установила:

Г. признан виновным в том, что около трех часов ночи 17 января 2005 года, на почве ссоры, возникшей после совместного распития спиртного, умышленно причинил тяжкий вред здоровью К., умышленно причинил смерть К., после чего совершил подстрекательство к убийству К., а затем, с целью сокрытия совершенных преступлений, покушался путем поджога квартиры потерпевших, на умышленное уничтожение чужого имущества.

Преступления совершены в г. Солнечногорске Московской области в кв. N 1 дома N 17 по ул. Розанова при указанных в приговоре обстоятельствах.

В судебном заседании Г. вину в предъявленном обвинении признал частично.

В кассационной жалобе осужденный Г., оспаривая обоснованность осуждения, считает приговор незаконным и необоснованным, постановленным на противоречивых показаниях осужденного Т., который оговорил его на предварительном следствии, полагает, что в материалах дела нет доказательств его вины в инкриминируемых ему деяниях, показания свидетеля Е. не могут служить доказательством его вины, поскольку Е., будучи следователем прокуратуры, ранее привлекал его к уголовной ответственности, суд необоснованно отказал в ходатайстве о назначении в отношении него повторной стационарной судебно-психиатрической экспертизы, при назначении наказания суд не учел того, что он является инвалидом 2 группы, просит объективно разобраться в деле и смягчить ему наказание.

В возражениях на кассационную жалобу государственный обвинитель С. опровергает изложенные в жалобе доводы, просит оставить жалобу без удовлетворения, а приговор без изменения.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационной жалобы и возражений, судебная коллегия находит приговор законным, обоснованным и справедливым.

Вина осужденного Г. в умышленном причинении тяжкого вреда здоровью К., умышленном причинении смерти К., в подстрекательстве к убийству К., а также в покушении путем поджога квартиры потерпевших, на умышленное уничтожение чужого имущества при обстоятельствах, указанных в приговоре, подтверждается показаниями осужденного Т., а также другими указанными в приговоре доказательствами.

В ходе предварительного следствия Т. показал, что в ночь с 16 на 17 января 2005 года он распивал спиртное в кв. 1 д. 17 по ул. Розанова г. Солнечногорска вместе с Г., К. и К. В ходе возникшей ссоры Г. стал избивать лежащего на кровати К., после чего достал охотничий нож, который носил при себе и несколько раз ударил К. ножом в грудь. К. стал заступаться за К., после чего Г. стал избивать К., а затем нанес ему несколько ударов ножом. Когда К. упал на пол, Г. приказал ему (Т.) взять нож и добить К., что Т. и сделал. После этого Г. поджег стул в углу комнаты, чтобы скрыть следы преступления. Вечером 17.01.05 г. к нему (Т.) зашел Г. и предложил сжечь вещи, которые они забрали из дома К. (т. 2 л.д. 82-89, т. 3 л.д. 58-59).

При проведении очной ставки между подозреваемым Т. и подозреваемым Г., Т. подтвердил данные им ранее показания (т. 2 л.д. 52-64).

В судебном заседании Т. также подтвердил данные показания, пояснив, что на тот период времени события помнил лучше.

Как правильно указано в приговоре, в ходе предварительного следствия Т. давал подробные и достоверные показания по обстоятельствам предъявленного ему обвинения. Данные показания как и все последующие следственные действия проводились в присутствии адвоката Е., чье участие удостоверено ордером юридической консультации и соответствующими подписями в протоколах. Допрошенный в судебном заседании адвокат Е. подтвердил свое участие на следственных действиях с Т. и пояснил, что Т. давал показания добровольно. Е. также пояснил, что в одной из бесед Т. советовался с ним о том, что хочет взять всю вину на себя, т.к. об этом его просит Г. Однако в последующем Т. вернулся к своим первоначальным показаниям, уличая Г. в убийстве.

Из показаний свидетеля Е., а также свидетелей П. и К. следует, что в период предварительного следствия Т. вел себя адекватно и никаких сомнений о его психическом состоянии не возникало.

В судебном заседании по рекомендации эксперта - психиатра, в связи с имеющимися особенностями личности, Т. был допрошен в отсутствии осужденного Г. в порядке ст. 275 ч. 4 УПК РФ и полностью подтвердил свои показания, которые давал на предварительном следствии, из которых следует, что потерпевшего К. убил Г., он же (Г.) нанес ножевые ранения К. и по его указанию он (Т.) добил потерпевшего К. При этом Т. пояснил суду, что заявление в суд о, якобы, непричастности Г. к убийству он (Т.) написал по его (Г.) указанию.

Проанализировав показания Т., суд обоснованно пришел к выводу, что вышеупомянутые показания Т. являются правдивыми и что попытку изменения своих показаний как на предварительном следствии, так и в судебном заседании Т. предпринимал в связи с оказанным на него давлением со стороны осужденного Г.

Согласно заключению дополнительной судебно-психиатрической экспертизы, проведенной в судебном заседании "Т. о содеянном говорит неохотно, сообщил, что делал так, как говорил Г., свою вину в содеянном признает, в разговоре сообщил, что в камере его обижают" (т. 4 л.д. 92).

К показаниям осужденного Г., отрицавшего свою причастность к убийству К. и умышленному причинению тяжкого вреда здоровью К., суд, как об этом указано в приговоре, отнесся критически по следующим основаниям.

Из показаний Г. следует, что увидев как Т. убивает К. и К., он выбежал на улицу, куда Т. также вышел примерно через 10 минут. Однако эти показания Г. полностью опровергаются показаниями свидетелей Т. и Б., которые слышали, как двое неизвестных выходили из квартиры К. одновременно. При этом свидетель Б. пояснил, что перед уходом из квартиры К. один из неизвестных сказал: "Добей его, бери жратву и уходим", из чего он понял, что из квартиры выходили двое одновременно. Кроме того, из показаний Т. и Б. следует, что входная дверь квартиры К. скрипнула только один раз, т.е. при выходе на улицу ее открывали только один раз.

Согласно показаниям Г., он был знаком с К., которого Т. до случившегося не знал.

Из показаний свидетеля Б. следует, что он слышал как один из неизвестных обращался к К.: "Ты же меня знаешь" и этим же голосом в последующем была произнесена фраза: "Добей его, бери жратву и уходим", из чего суд пришел к выводу, что с К. общался именно Г. и он же дал указание Т. добить К.

Показания свидетелей Т. и Б., как об этом правильно указано в приговоре, полностью опровергают показания осужденного Г. о том, что он вышел из квартиры К. раньше Т. и наоборот полностью подтверждают показания осужденного Т. о том, что он добил потерпевшего К. по указанию Г.

Кроме того, в судебном заседании достоверно установлено, что при убийстве К. использовались два разных ножа. При этом телесные повреждения, причинившие тяжкий вред здоровью К., а также телесные повреждения, от которых наступила смерть К., причинены ножом с шириной клинка около 3,5 см, а телесные повреждения в области груди К., от которых наступила его смерть, причинены ножом с шириной клинка около 2 см.

Данное обстоятельство, как об этом правильно указано в приговоре, полностью подтверждает показания осужденного Т. о том, что первым стал наносить удары потерпевшим Г. имеющимся у него ножом, т.е. убил К. и тяжело ранил К., a он (Т.) добил К. другим ножом, который взял в квартире К.

При таких обстоятельствах у суда не было оснований не доверять показаниям Т. об участии Г. в убийстве К. и подстрекательстве к убийству К., поскольку его показания полностью согласуются с установленными по делу обстоятельствами и объективно подтверждаются протоколом ОМП, заключением судебно-медицинских экспертиз, судебно-биологической экспертизы, судебно-гинетической экспертизы, показаниями эксперта П., показаниями свидетелей Т., Б., Л., Ю., Д., П., К., Е., Л., Д., потерпевшей Н.

Исследовав вышеизложенные доказательства в их совокупности, суд, вопреки доводам осужденного Г., обоснованно пришел к выводу о доказанности его вины в умышленном причинении тяжкого вреда здоровью К., умышленном причинении смерти К., в подстрекательстве к убийству К., а также в покушении путем поджога квартиры потерпевших, на умышленное уничтожение чужого имущества.

Юридическая квалификация действий осужденного Г. дана судом правильно.

Наказание осужденному Г. назначено в соответствии с требованиями закона, с учетом характера и степени общественной опасности совершенных преступлений, данных о личности виновного и всех обстоятельств дела, в том числе и тех, на которые осужденный указывает в своей жалобе, а также с учетом влияния наказания на исправление осужденного и условия жизни его семьи, оно является справедливым и оснований для его смягчения судебная коллегия не усматривает.

С учетом требований закона разрешен судом и гражданский иск и обоснованность принятого судом решения по данному вопросу в кассационной жалобе не оспаривается.

Нарушений норм уголовно-процессуального закона, влекущих отмену или изменение приговора, по делу не установлено.

Оснований к удовлетворению кассационной жалобы осужденного Г., не имеется.

Исходя из изложенного и руководствуясь ст.ст. 377, 378, 388 УПК РФ, судебная коллегия определила:

приговор Московского областного суда от 23 сентября 2005 года в отношении Г. оставить без изменения, а кассационную жалобу осужденного Г., - без удовлетворения.



Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 22 декабря 2005 г. N 4-005-158


Текст определения официально опубликован не был


Текст документа на сайте мог устареть

Вы можете заказать актуальную редакцию полного документа и получить его прямо сейчас.

Или получите полный доступ к системе ГАРАНТ бесплатно на 3 дня


Получить доступ к системе ГАРАНТ

(1 документ в сутки бесплатно)

(До 55 млн документов бесплатно на 3 дня)


Чтобы приобрести систему ГАРАНТ, оставьте заявку и мы подберем для Вас индивидуальное решение