Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 22 декабря 2005 г. N 4-О05-159 Суд, направляя дело на новое рассмотрение, указал на то, что при рассмотрении дела были допущены такие нарушения уголовно-процессуального закона, которые могли повлиять на принятое присяжными заседателями решение

Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 22 декабря 2005 г. N 4-О05-159


Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации

рассмотрела в судебном заседании от 22 декабря 2005 года дело по кассационному представлению государственного обвинителя Л., потерпевшего Н., представителей потерпевшего адвокатов М., Н. на приговор суда присяжных Московского областного суда от 8 ноября 2005 года, которым

М., 8 января 1981 года рождения, уроженец города Москвы, несудимый,

оправдан по ст.ст. 105 ч. 2 п.п. "ажз", 222 ч. 2 УК РФ в связи с вынесением коллегией присяжных заседателей оправдательного вердикта за непричастностью к указанным преступлениям.

Заслушав доклад судьи К., выступление М., адвокатов Т., М. просивших приговор оставить без изменения, потерпевшего Н., представителей потерпевшего адвокатов М., Н. по доводам жалоб, прокурора Ф., поддержавшего представление государственного обвинителя, судебная коллегия установила:

М. обвинялся в незаконном приобретении, хранении, ношении и перевозке огнестрельного оружия (двух автоматов Калашникова и не менее 20 патронов к ним), а также в том, что 31 июля 2004 года за вознаграждение в сумме 10 тысяч долларов, совместно с другим лицом, перевез оружие в район базы отдыха Юрикс 2000, занял место для обстрела, и, получив сообщение о приближении автомашины марки Тойота Ленд Круизер, в которой находились Н. и Ф., с целью лишения их жизни стал стрелять из автомата по автомашине, причинив Н. и Ф. тяжкие телесные повреждения, от которых они скончались.

Органами предварительного следствия действия обвиняемого квалифицированы по ст.ст. 105 ч. 2 п.п. "ажз", 222 ч. 2 УК РФ .

По данному обвинению судом присяжных М. был оправдан.

В кассационном представлении государственный обвинитель просит приговор суда присяжных отменить, дело направить на новое судебное разбирательство, при этом указывает, что оправдательный приговор в отношении М. вынесен с нарушениями уголовно-процессуального закона: исследованы доказательства, не подлежащие доведению до сведения коллегии присяжных заседателей, в частности, удовлетворено ходатайство адвоката М. о приобщении к материалам дела и оглашении в судебном заседании заявления свидетеля Р., однако не было проверено процессуальное происхождение этого документа, допустимость в качестве доказательства, свидетель Р. в судебном заседании не допрошена. Председательствующим необоснованно удовлетворено ходатайство адвоката об оглашении показаний М. данных им на предварительном следствии (без обоснования мотивов), отказано стороне обвинения в оглашении объяснения свидетеля Ш., постановлений о розыске обвиняемых по данному делу Т. и П., а также справки о причастности Т. к преступной группировке. По мнению автора представления без этой информации присяжные заседатели не могли в полной мере объективно оценить показания М. на предварительном следствии. В прениях адвокатом М. ставились под сомнение показания М. на предварительном следствии, а также способы получения доказательств, а именно записки М., что она изготовлена на компьютере. Данные нарушения закона, по мнению государственного обвинителя, могли повлиять на принятое присяжными заседателями решение.

В кассационных жалобах и дополнениях к ним:

Потерпевший Н. просит приговор отменить, указывает, что нарушено его право на участие в судебном заседании, необоснованно отказано стороне обвинения в исследовании показаний М. на предварительном следствии, в то же время разрешено стороне защиты. Незаконно отказано в исследовании постановлений о розыске соучастников преступления и выделенных материалов дела, в оглашении показаний свидетеля Ш., хотя имелись существенные противоречия между показаниями в суде и на предварительном следствии.

Адвокат Н. (в интересах потерпевшего) просит приговор отменить, при этом указывает, что в ходе судебного разбирательства в подтверждение алиби подсудимого в присутствии присяжных заседателей удовлетворено ходатайство адвоката в части исследования заявления свидетеля Р., которое противоречит ее оглашенным показаниям и не отвечает требованиям закона о допустимости доказательств. Адвокат М. неоднократно пытался довести до сведения присяжных заседателей о незаконных методах следствия, М. в присутствии присяжных заседателей заявил, что к нему применялось физическое и моральное давление (л.д. 124-125), а также сообщил, что на месте преступления никогда не был, а работники милиции вывели его и сфотографировали. Адвокат в прениях порочил исследованные в суде доказательства. В последнем слове подсудимый пытался воздействовать на присяжных заседателей, председательствующий не останавливал его и не разъяснял присяжным заседателям, чтобы они не принимали во внимание данные высказывания.

Адвокат М. приводит аналогичные доводы, просит приговор отменить, при этом указывает, что в ходе судебного разбирательства в присутствии присяжных заседателей подсудимый М. и его адвокат М. ссылались на незаконность проведенных допросов и следственных действий, на обстоятельства задержания и содержания под стражей, высказывались о том, что на подсудимого оказывалось давление со стороны следственных органов, поставили под сомнение заключение почерковедческой экспертизы.

В возражениях на кассационное представление и кассационные жалобы, М., адвокаты М. и Т. указывают о своем несогласии с ними и просят приговор оставить без изменения.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационного представления, кассационных жалоб, дополнений и возражений на них, судебная коллегия находит, что приговор суда присяжных подлежит отмене по следующим основаниям.

В соответствии с ч.ч. 67 ст. 335 УПК РФ в ходе судебного следствия в присутствии присяжных заседателей подлежат исследованию только те фактические обстоятельства уголовного дела, доказанность которых устанавливается присяжными заседателями в соответствии с их полномочиями, предусмотренными статьей 334 УПК РФ. Если в ходе судебного заседания возникает вопрос о недопустимости доказательств, то он рассматривается в отсутствие присяжных заседателей.

Эти требования закона, о чем обоснованно указывается в представлении прокурора, жалобах потерпевшего и его представителей, судом не выполнены.

Из протокола судебного заседания следует, что свидетель обвинения Р. на предварительном следствии давала показания опровергающие алиби подсудимого, в судебное заседание по состоянию здоровья она не явилась, прокурор заявил ходатайство об оглашении ее показаний, которое председательствующим было удовлетворено.

Через два дня адвокатом М. предоставлено заявление Р. об изменении показаний в пользу подсудимого, заявлено ходатайство о приобщении его к материалам дела и оглашения в суде. Сторона обвинения возражала против заявленного ходатайства, указывая, что данное заявление добыто не процессуальным путем и не может служить доказательством по делу. Председательствующий признал заявление допустимым доказательством и разрешил огласить его, при этом допустимость доказательства, а именно обстоятельства получения данного заявления, причины изменения показаний Р. проверены не были, более того, обсуждение вопроса о допустимости доказательств, происходило в присутствии присяжных заседателей (т. 14 л.д. 257, 286).

Не приняты должные меры и к прибытию Р. в судебное заседание для устранения возникших противоречий и решения вопроса о допустимости ее показаний. Из имеющейся в деле справки датированной 20 октября 2005 года видно, что у Р. ухудшилось состояние здоровья, а исследование заявления происходило 27 октября 2005 года. Данных о ее болезни, сроках выздоровления в материалах дела не имеется (т. 15 л.д. 10, 11).

Как правильно указано в жалобе представителя потерпевшего Н., при рассмотрении данного дела не выполнены и требования ст. 336 УПК РФ, согласно которой участник прений сторон не вправе ссылаться на доказательства, которые не рассматривались в судебном заседании или признаны судом недопустимыми, а также порочить допустимые доказательства.

Из протокола судебного заседания следует, что адвокат М. в прениях изложил свою речь таким образом, что поставил под сомнение законность исследованных в судебном заседании доказательств, признанных председательствующим допустимыми, довел до сведения присяжных заседателей способы добывания доказательств.

В частности сообщил присяжным заседателям, что показания свидетеля Р. написаны за нее следователем, записка создана на компьютере, оригинал которого просто не существует, его не показали присяжным заседателям, чтобы не заметили фальшивку, хотя данные обстоятельства в судебном заседании не исследовались. Анкета отца М. с его адресом, обнаруженная на месте преступления, подброшена оперативными работниками. По поводу показаний подсудимого на предварительном следствии призвал присяжных заседателей: "Не верьте так называемым добровольным признаниям...после двух суток в камере и одной страшной ночи". В отношении показаний подсудимого о применении двух автоматов, которые им даны до заключения экспертизы по оружию, адвокат заявил: "...что оперативники со следователем вначале могут получить предварительную справку специалиста о совпадении нарезов на боеприпасах, чтобы направить на экспертизу оружие уже наверняка...". В ходе судебного следствия и последнем слове подсудимый М., опровергая свои показания на предварительном следствии, неоднократно заявлял, что для дачи нужных следствию показаний к нему применялось физическое, моральное воздействие и то, что, оказавшись в такой ситуации, каждый подписал бы все, что угодно (т. 15 л.д. 27, 40-43, 44). Председательствующим не во всех случаях делались замечания, разъяснялось присяжным заседателям, чтобы они не учитывали данные обстоятельства при вынесении вердикта. Не приняты должным образом и меры воздействия на нарушение порядка в судебном заседании предусмотренные ст. 258 УПК РФ.

Указанные нарушения требований закона являются существенными, влекущими отмену приговора, поскольку могли повлиять на принятое присяжными заседателями решение при ответах на поставленные перед ними вопросы.

Что касается других доводов в представлении и жалобах, то они судом проверены и обоснованно отклонены, при этом принято во внимание, что объяснение свидетеля, постановление о розыске обвиняемых, справка о причастности к совершению преступления другого лица (при рассмотрении дела только в отношении М.) доказательствами не являются. Не нарушено и право потерпевшего Н. на участие в судебном заседании, поскольку он своевременно был извещен о дне рассмотрения дела, однако от участия отказался, доверяя своему представителю, о чем в материалах дела имеются соответствующие документы.

Руководствуясь ст.ст. 377, 378, 385, 388 УПК РФ, судебная коллегия определила:

приговор Московского областного суда от 8 ноября 2005 года с участием присяжных заседателей в отношении М. отменить, дело направить на новое рассмотрение со стадии судебного разбирательства в тот же суд, в ином составе судей.



Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 22 декабря 2005 г. N 4-О05-159


Текст определения официально опубликован не был


Текст документа на сайте мог устареть

Вы можете заказать актуальную редакцию полного документа и получить его прямо сейчас.

Или получите полный доступ к системе ГАРАНТ бесплатно на 3 дня


Получить доступ к системе ГАРАНТ

(1 документ в сутки бесплатно)

(До 55 млн документов бесплатно на 3 дня)


Чтобы приобрести систему ГАРАНТ, оставьте заявку и мы подберем для Вас индивидуальное решение