Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 28 декабря 2005 г. N 5-005-212 Так как до заявленного осужденным ходатайства его жена была допрошена в ходе предварительного следствия в качестве свидетеля, то это является обстоятельством, исключающим участие в производстве по уголовному делу данного лица в качестве защитника

Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 28 декабря 2005 г. N 5-005-212


Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации

рассмотрела в судебном заседании от 28 декабря 2005 года дело по кассационным жалобам осужденных О., А., М. и в защиту интересов осужденного Мигачева адвоката С. на приговор Московского городского суда от 6 октября 2005 года, которым:

О., 11 июля 1974 года рождения, уроженец п. Куровской Дзержинского района Калужской области, несудимый,

осужден по ст. 33 ч. 3, ст. 105 ч. 2 п. "з" УК РФ к 15 годам лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

А., 2 ноября 1974 года рождения, уроженец города Грозный, несудимый,

осужден к лишению свободы по ст. 33 ч. 5, ст. 105 ч. 2 п. "з" УК РФ к 12 годам, ст. 222 ч. 2 УК РФ к 3 годам.

На основании ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения окончательно назначено А. 13 лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

М, 3 июня 1978 года рождения, уроженец города Ленинграда, несудимый,

осужден к лишению свободы по ст. 105 ч. 2 п. "з" УК РФ к 16 годам, ст. 222 ч. 2 УК РФ к 4 годам.

На основании ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения окончательно назначено М. 17 лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

Заслушав доклад судьи Д., выступления осужденных А., О. и М. по доводам кассационных жалоб, прокурора Б., полагавшего приговор суда оставить без изменений, судебная коллегия установила:

при обстоятельствах изложенных в приговоре суда признаны виновными в совершении на территории города Москвы:

М. убийства Ж. 29 января 2005 года по найму, А. пособничеств в таком убийстве, а О. - организации убийства Ж. из корыстных побуждений;

в период до декабря 2004 года А. и М. незаконного оборота огнестрельного оружия и боеприпасов группой лиц по предварительному сговору.

В судебном заседании осужденные виновными себя не признал.

В кассационных жалобах:

осужденный М. считает приговор незаконным, необоснованным и несправедливым, само дело сфабрикованным, в основу приговора положены их показания на предварительном следствии полученные в результате незаконных методов, указывает, что выводы суда не подтверждаются доказательствами, необоснованно признаны ложными показания свидетеля Ш., подтвердившего его нахождение в период убийства в городе Калуге, а также не проверены его доводы о невозможности прибытия в Москву из Калуги за 1 час 55 минут в условиях снегопада, в его действиях отсутствует состав преступления предусмотренный ст. 222 ч. 2 УК РФ, поскольку орудие убийства не найдено и его отношение к огнестрельному оружию не определено. Просит приговор отменить, а дело направить на новое судебное рассмотрение, одновременно с этим ставит вопрос о смягчении наказания с учетом данных о его личности и обстоятельств дела;

адвокат С. в защиту М. указывает о своем несогласии с приговором, считает, что изложенные в нем выводы не соответствуют фактическим обстоятельствам дела. В качестве доказательств в приговоре приведены показания М. и А. на предварительном следствии, протокол очной ставки между ними, выходы на место с участием М. и А., которые подлежали исключению в связи с допущенными нарушениями закона при их проведении, что не было принято во внимание судом. Защита осужденного на предварительном следствии осуществлялась ненадлежащим образом. Не получили надлежащей оценки показания осужденных о том, что их мобильные телефоны в тот период находились у Ш., судом необоснованно отвергнута версия осужденных о непричастности их к преступлению. Просит приговор суда отменить, а дело прекратить;

осужденный О. просит приговор суда отменить, указывает о нарушении права на защиту путем необоснованного отказа в допуске к участию в процессе наряду с профессиональным адвокатом его жены, кроме того, в обоснование их вины суд сослался на протокол проверки показаний А., который был получен с нарушением закона;

осужденный А. указывает о своем несогласии с приговором, утверждает, что в материалах дела отсутствуют доказательства найма им исполнителя преступления, предоставления транспортного средства, указания места жительства потерпевшего, отрицает факт получения денег, считает, что квалификация его действий как убийство по найму, безосновательна. Также указывает о своем несогласии с осуждением по ст. 222 ч. 2 УК РФ, просит приговор суда в данной части отменить, а дело прекратить, одновременно с этим просит учесть его состояние здоровья, наличие на иждивении несовершеннолетних детей и назначить наказание с применением ст. 61 и ст. 64 УК РФ.

В возражениях на кассационные жалобы государственный обвинитель Д. указывает о своем несогласии с ними.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационных жалоб и возражений, судебная коллегия находит, что выводы суда о виновности О., А. и М. в совершении преступлений соответствуют фактическим обстоятельствам дела и основаны на собранных по делу и исследованных в судебном заседании доказательствах.

Вопрос о допустимости доказательств, в том числе протоколов допросов осужденных А. и М. на стадии предварительного расследования, проверки их показаний на месте, очной ставки между А. и М., тщательно проверялся судом путем допроса участников следственных действий, в том числе следователей, понятых и иных лиц, принимавших участие в их проведении.

Доводы защиты и осужденных о нарушениях уголовно-процессуального закона, влекущих признание их недопустимыми доказательствами, судом признаны несостоятельными, о чем вынесено соответствующее постановление, решение об этом подробно и правильно мотивировано (т. 4 л.д. 136).

Не могут быть признаны обоснованными доводы, изложенные в кассационных жалобах о применении к осужденным недозволенных методов, поскольку все следственные действия с ними проводились с участием адвокатов, им разъяснялось положение ст. 51 Конституции РФ, по делу были допрошены участники следственных действий с осужденными, которые подтвердили добровольность дачи ими показаний. На протяжении всего предварительного следствия жалоб от осужденных на нарушение их прав при проведении допросов не поступало.

В ходе проведения предварительного следствия М. был обеспечен профессиональным защитником, отводов которому он не заявлял и указание о том, что ему не была оказана квалифицированная юридическая помощь, не соответствует действительности.

Нельзя согласиться и с доводами осужденного О. о нарушении его права на защиту, путем отказа судом в допуске в качестве защитника наряду с профессиональным адвокатом его жены.

Из материалов дела следует, что до заявленного О. ходатайства его жена была допрошена в ходе предварительного следствия в качестве свидетеля (т. 1 л.д. 267-268), что в соответствии со ст. 72 ч. 1 п. 1 УПК РФ является обстоятельством, исключающим участие в производстве по уголовному делу данного лица в качестве защитника.

Проверены и обоснованно признаны несостоятельными выдвинутые версии о непричастности осужденных к преступлению, нахождения их в другом месте, отсутствия у них мобильных телефонов, которые они в тот день отдали Ш., неправильной оценки показаний свидетеля Ш., причастности к убийству других лиц, их оговоре и самооговоре.

Мотивы принятого решения подробно изложены в приговоре.

Выводы суда о виновности О., А. и М. в содеянном основаны на всесторонне и полно исследованных в суде доказательствах.

Из показаний О. установлено, что он должен был большую сумму денег потерпевшему Ж., и вопрос о его убийстве неоднократно обсуждался с Ш. и А. После убийства Ж., А. требовал с него деньги.

Из показаний А. установлено, что с предложением убить Ж. из-за нежелания возвращать долг, обратился О., обещая заплатить 10000 долларов США. В качестве исполнителя был определен М. Незадолго до убийства они с Ш. привезли М. на автомашине к дому Ж., где Ш. передал ему пистолет. После совершенного убийства они отвезли М. назад.

Из показаний М. установлено, что с предложением убить Ж. за вознаграждение к нему обратились А. и Ш. Они неоднократно выезжали к дому Ж., изучали обстановку, пристреливали пистолет, который ему давали. В день убийства А. и Ш. вляков привезли его к дому Ж., Ш. снарядил пистолет и передал ему. Послу убийства Ж. этот пистолет он вернул А., после чего они все вместе уехали с места преступления.

Об этом же А. и М. подтвердили при проверки их показаний на месте, а М. и при проведении очной ставки с А.

Суд, в соответствии с требованиями закона исследовал все показания осужденных, данных ими как в ходе предварительного, так и судебного следствия, указав в приговоре мотивы, по которым принимает как достоверные одни показания, и отвергает другие.

Кроме показаний осужденных, их виновность нашла подтверждение в судебном заседании следующими доказательствами:

заключением судебно-медицинского эксперта о наступлении смерти потерпевшего в результате огнестрельных пулевых ранений;

показаниями потерпевших Ж. и Ж. о наличии долга Одинцова перед их сынов в пределах ста тысяч долларов;

показаниями свидетеля Т. слышавшего от О., что тот не хотел отдавать долг, и заявлял, что лучше "завалить" Ж., чем отдавать ему деньги;

протоколом очной ставки между Т. и О., где Т. свои показания подтвердил;

показаниями потерпевшего О. о нежелании О. отдавать деньги и высказывании намерения лишить жизни Ж.;

детализацией телефонных переговоров между осужденными в период совершения преступлений.

Не могут быть признаны убедительными доводы осужденных А. и М. по отмене приговора в части их осуждения по ст. 222 ч. 2 УК РФ по тем основаниям, что по делу не было обнаружено и изъято оружие, из которого совершено убийство.

О том, что осужденные располагали огнестрельным оружием, судом установлено верно.

Так, в ходе осмотра места происшествия на месте убийства Ж. были обнаружены 7 гильз и одна пуля.

Две пули и пять фрагментов пуль были извлечены из трупа Ж. в морге.

Из заключения баллистической экспертизы установлено, что изъятые пули и гильзы являются составными частями патронов калибра 5,6 мм, кроме того, на пуле обнаружены следы полей нарезов.

Также судом установлено, что смерть потерпевшего наступила от огнестрельных пулевых ранений.

На основании этих, а также других, исследованных в суде доказательствах, суд пришел к обоснованному выводу о виновности О., А. и М. в совершении преступлений и правильно квалифицировал их действия, правильно определив их форму участия в убийстве Ж., а также действия А. и М. по ст. 222 ч. 2 УК РФ.

Нарушений уголовно-процессуального закона, влекущих отмену приговора суда, нет.

Суд учел роль каждого в совершении преступления, их отношение к совершенному, данные о личности, состояние здоровья и назначил наказание с учетом требований ст. 60 УК РФ.

Оснований для смягчения наказания, в том числе и по доводам жалоб осужденных, судебная коллегия не усматривает.

Руководствуясь ст. 377, 378 и 388 УПК РФ, судебная коллегия определила:

приговор Московского городского суда от 6 октября 2005 года в отношении О., А. и М. оставить без изменения, а кассационные жалобы - без удовлетворения.



Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 28 декабря 2005 г. N 5-005-212


Текст определения официально опубликован не был


Откройте актуальную версию документа прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.