Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 7 декабря 2005 г. N 55-005-18 Оснований для отмены или изменения приговора нет, поскольку виновность осужденных в разбое, совершенном с применением предметов, используемых в качестве оружия, с причинением тяжкого вреда здоровью потерпевших и в убийстве потерпевших подтверждается совокупностью доказательств по делу

Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 7 декабря 2005 г. N 55-005-18


Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ

рассмотрела в судебном заседании от 7 декабря 2005 г. кассационные жалобы осужденных З. и Д. на приговор Верховного суда Республики Хакасия от 7 июня 2005 года, которым:

З., 13 августа 1983 года рождения, уроженка п. Вершина-Теи Аскизского района Республики Хакасия, несудимая,

осуждена по п.п. "а, ж, з" ч. 2 ст. 105 УК РФ к 15 годам лишения свободы, по п. "в" ч. 4 ст. 162 УК РФ - к 10 годам лишения свободы.

На основании ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения наказаний окончательно назначено 19 лет лишения свободы в исправительной колонии общего режима;

Д., 17 января 1982 года рождения, уроженка с. Кара-Гуга Булаевского района Северо-Казахстанской области, несудимая,

осуждена по п.п. "а, ж, з" ч. 2 ст. 105 УК РФ к 14 годам лишения свободы, по п. "в" ч. 4 ст. 162 УК РФ - к 8 годам лишения свободы.

На основании ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения наказаний окончательно назначено 16 лет лишения свободы в исправительной колонии общего режима.

С осужденных З. и Д. в солидарном порядке в пользу Б. взыскано 3 тысячи рублей в счет возмещения материального ущерба.

Заслушав доклад судьи Б., выступление прокурора Ш., полагавшей приговор оставить без изменения, судебная коллегия установила:

согласно приговору З., Д. осуждены за разбой, совершенный в отношении потерпевших Б. с применением предметов, используемых в качестве оружия, с причинением тяжкого вреда здоровью потерпевших, и убийство в ходе этого обоих потерпевших.

Преступления совершены 30 декабря 2004 года в п. Вершина-Теи Аскизского района Республики Хакасия при указанных в приговоре обстоятельствах.

В кассационных жалобах (основной и дополнительных) осужденная З. просит отменить приговор ввиду его незаконности и направить уголовное дело на новое судебное разбирательство.

В обоснование своей просьбы в жалобах она сослалась на то, что:

- она не совершала разбойного нападения и убийства Б., которые были совершены ее мужем З. и З.;

- в ходе предварительного следствия она и осужденная Д. дали показания в результате незаконных методов ведения следствия и в отсутствие адвокатов;

- З. сфальсифицировал доказательство по делу, он испачкал молоток в крови, после чего выбросил его на улицу в сугроб, а затем этот молоток был доставлен в отдел милиции;

- в приговоре суд необоснованно указал, что орудие убийства - нож - был изъят у нее и Д. (на орудиях убийств не обнаружены следы отпечатков их пальцев);

- показания свидетелей носят противоречивый характер и, устраняя противоречия в показаниях, суд необоснованно указал, что противоречия объясняются тем, что свидетели употребили много спиртного (свидетели З., Ф. и Л. дали противоречивые и неправдоподобные показания относительно того, во что была одета она, Д., как выглядит молоток, какие действия совершил З. в отношении Л.);

- показания К., на которые суд сослался в приговоре, отличаются от тех, которые она дала в суде (в приговоре указано, что К. показала о том, что к ней пришла Д. и сообщила, что убили дедушку и бабушку, а на самом деле свидетель показала, что Д. сообщила о том, что нашли убитых дедушку и бабушку);

- суд не учел ее показания о том, что З. угрожал ей и требовал, чтобы она не сообщала в милицию об увиденном, а поэтому он порезал ей шею;

- по делу нет доказательств, подтверждающих, что у потерпевших были похищены именно 3 тысячи рублей;

- она положительно характеризуется, на иждивении имеет малолетнего ребенка, ранее к уголовной ответственности не привлекалась, а суд назначил ей 19 лет лишения свободы за преступления, которые она не совершала. Давая оценку исследованным в суде доказательствам, осужденная З. полагает, что выводы суда, изложенные в приговоре, не соответствуют фактическим обстоятельствам дела и не подтверждаются исследованными в суде доказательствами.

В кассационных жалобах осужденная Д. просит отменить приговор и направить дело на новое судебное разбирательство.

В жалобе она ссылается на то, что:

- в ходе предварительного следствия она оговорила себя и З. по просьбе З. (он говорил, что любит ее, окончательно разойдется с З. и женится на ней) и в результате угроз со стороны З.;

- убийство потерпевших в ее присутствии совершили З. и З.;

- она решила рассказать правду, так как узнала, что З. обманул ее и женился на другой женщине.

Она просит назначить (при новом судебном рассмотрении) ей наказание, которое она заслуживает (с учетом своего признания, но не указала, в чем).

В возражениях на кассационные жалобы осужденных государственный обвинитель П., не соглашаясь с доводами авторов кассационных жалоб, просит оставить приговор без изменения, а кассационные жалобы - без удовлетворения.

Проверив материалы уголовного дела, обсудив доводы кассационных жалоб, а также возражений на них, судебная коллегия считает необходимым отказать осужденным З. и Д. в удовлетворении их просьб ввиду несостоятельности их доводов.

Выводы суда, изложенные в приговоре, соответствуют фактическим обстоятельствам дела, и они подтверждаются исследованными в суде доказательствами, анализ которых приведен в приговоре.

В соответствии с требованиями ч. 1 ст. 88 УПК РФ суд первой инстанции оценил каждое доказательство с точки зрения относимости, допустимости, достоверности, а все собранные доказательства в совокупности - достаточности для разрешения уголовного дела.

В судебном заседании были исследованы заявления подсудимых и их версия о возможной причастности к совершению преступлений З., З. или Л.

По этим вопросам в приговоре суд достаточно тщательно мотивировал свои выводы, сославшись при этом на исследованные в суде доказательства, а поэтому постановленный приговор необходимо считать законным, обоснованным и справедливым, что соответствует положениям ч. 4 ст. 7 и ст. 297 УПК РФ.

В судебном заседании были проверены заявления З. и Д. о том, что в ходе предварительного следствия они дали показания в отсутствие адвоката и в результате оказанного на них давления со стороны сотрудников милиции Г., К., В., С., Т. и С., а после допроса в качестве подозреваемой, как в суде заявила Д., она дала показания, не объясняя почему, по предложению следователя Ч.

Судебная коллегия считает, что суд первой инстанции обоснованно, указав об этом в приговоре, пришел к выводу о том, что в ходе предварительного следствия сотрудники милиции не оказывали давления на Д. и З. Они были осмотрены судмедэкспертом 25 и 27 января 2005 г. и у них не были обнаружены какие-либо телесные повреждения.

Допрошенные в суде в качестве свидетелей сотрудники милиции Г., К., С., В., С. и Т. отрицают факт применения насилия в отношении З. и Д.

По заявлению осужденных в ходе предварительного следствия была проведена проверка, в ходе которой не подтвердились их заявления об оказании на них давления.

В обоснование достоверности показаний сотрудников милиции в приговоре суд правильно указал, что допрошенная в качестве подозреваемой З. сообщила об обстоятельствах дела, о которых на тот период не могли знать сотрудники милиции.

При таких обстоятельствах суд первой инстанции правильно признал показания Д. и З., данные в ходе предварительного следствия, допустимыми доказательствами, дав им соответствующие анализ и оценку.

В материалах дела (т. 1 л.д.л.д. 68 и 92) есть ордера адвокатов К. и А. от 31.12.2004 г., а в протоколах допроса - отметки об участии адвокатов (эти адвокаты принимали участие и позже), что опровергает утверждения осужденных о нарушении их права на защиту при первоначальных допросах.

Виновность осужденных нашла свое подтверждение в ходе судебного разбирательства на основании исследованных в суде доказательств, несмотря на отрицание подсудимыми своей вины в совершении преступлений.

В судебном заседании З. не отрицала, что 30 декабря 2004 года она и Д. дважды ходили к потерпевшим (супругам Б.), чтобы занять деньги: когда пришли второй раз, то обнаружили трупы потерпевших.

Эти обстоятельства в суде подтвердила и Д.

Утверждения подсудимых о непричастности к совершению преступлений опровергаются другими исследованными в суде доказательствами.

Суд первой инстанции обоснованно исследовал в порядке ст. 276 УПК показания З. и Д., данные в ходе предварительного следствия, оценив их надлежащим образом, о чем суд указал в приговоре.

31 декабря 2004 года З. была допрошена в качестве подозреваемой, и она показала, что после того, как Б. не дала ей денег взаймы, она ударила бабушку по голове молотком, а затем - еще один раз. Вышел дедушка и стал кричать. Д. несколько раз ударила дедушку по голове молотком, а потом нанесла ему удары ножом. Затем она схватила брошенный Д. нож и нанесла им удар в живот дедушке, после чего взяли нож и молоток и ушли. По пути она выбросила нож. Дома она рассказала мужу и З. о том, что убила Б. По совету З. она вымыла молоток и выбросила его в сугроб.

Допрошенная в качестве подозреваемой Д. 31 декабря 2004 года показала, что З. нанесла удар молотком по голове Б. Она нанесла один удар молотком по голове дедушки, а З. ударила ножом в живот дедушки. Потом З. ударила ножом бабушку, а она - один раз молотком по голове бабушки. Уходя, З. взяла с собой нож и молоток, которые дома последняя передала своему мужу.

Эти же обстоятельства Д. подтвердила 27 января 2005 года при допросе в качестве обвиняемой (при этом использовалась видеозапись).

Тогда же она добавила, что, когда они ушли из дома, потерпевшие были живы. Вернувшись в квартиру З., З. переговорила с мужем, после чего тот взял нож и молоток и ушел, а вернулся обратно через 15 минут без молотка. З. помыл нож и положил его на стол. З. вышла из комнаты с тремя тысячами рублей, которых до этого не было.

Об обстоятельствах совершения преступлений Д. рассказала 2 февраля 2005 года при допросе в качестве обвиняемой, 15 февраля 2005 года в ходе очной ставки с З.

Указанные выше показания З. и Д. согласуются с другими исследованными в суде доказательствами.

Из показаний потерпевшего Б. в суде и свидетеля Б. следует, что Б. впускали в дом, услышав три условных сигнала: З., как показала Д. в ходе предварительного следствия, три раза позвонила в дверь, прежде чем ее открыли.

Свидетель Б. подтвердила, что у Б. под матрацем постоянно находились 3-4 тысячи рублей, а потерпевший Б. показал, что в 2003 году отец снял со сберкнижки 40 или 45 тысяч рублей: часть денег его мать хранила в спальной комнате под матрацем.

Свидетель З. также в суде подтвердил, что вечером З. и Д. пошли взять деньги взаймы. Вернувшись, З. сообщила, что убила или убили бабушку и дедушку. В руках у З. и Д. были молоток и охотничий нож со следами крови. Он не помнит, у кого из них и какой предмет был в руках. Он вымыл нож и молоток и положил их на прежнее место, после чего пошел к Б. посмотреть, что случилось: потерпевшие лежали на полу. Вернувшись домой, он выбросил молоток в сугроб.

В ходе предварительного следствия З. показал, что, когда З. вернулась от потерпевших первый раз, та сообщила, что деньги у бабушки есть, но она их не дает.

Потом З. сказала, что "она меня достала, я ее убью", после чего З. и Д. ушли.

Свидетель З. подтвердил, что З. пошла с Д. к бабушке с дедушкой, чтобы взять у них взаймы денег. Вернувшись, они сообщили, что им не дали денег. З. положила в куртку нож или молоток, и она вместе с Д. ушла. Через некоторое время они вернулись, и З. кричала, что убила бабушку и дедушку. Д. показала ему пачку денег. З. ушел проверить услышанную информацию об убийстве, которая подтвердилась.

Согласно заключению криминалистической экспертизы и пояснениям судмедэксперта Б. колото-резаные ранения потерпевшим причинены ножом, изъятым у З. из кармана куртки. Напротив, эксперт исключила возможность причинения колото-резаных ран ножом, представленным в суд З. Об этом ноже в суде говорила З., она поясняла, что не видела этот нож некоторое время, когда в квартире не было З. (нож, изъятый у З. при задержании, фигурирует в деле в качестве вещественного доказательства).

Согласно заключению судебно-биологической экспертизы на молотке, который является вещественным доказательством, обнаружена кровь, происхождение которой не исключается от Б., как от каждого в отдельности, так и в смеси друг с другом.

З. и Д. подтвердили, что, когда З. пошла за деньгами, на последней была кожаная куртка и черные спортивные штаны. Они опровергают утверждение З. о том, что она была в другой одежде.

Из заключения эксперта следует, что на куртке обнаружена кровь, происхождение которой не исключено от Б. и исключается от Б., Ф., З. и Д. На черных спортивных штанах также обнаружена кровь, происхождение которой не исключено от Б. и Д.

Суд устранил противоречия в показаниях З. по поводу нахождения З. в джинсовых брюках, указав в приговоре мотивированно о том, что свидетель заблуждается.

Выводы судебно-медицинских экспертиз относительно времени наступления смерти потерпевших, показания З. и З. о том, что Д. и З. ходили за деньгами вечером 30 декабря 2004 года, показания свидетеля М., подтвержденные кассовым чеком, о совершении З. и Д. покупки в магазине в 21 час. 16 минут, показания в ходе предварительного следствия Д., что она и З. пошли к потерпевшим в 20 часов 30 минут, подтверждают, что З. и Д. совершили преступления 30 декабря 2004 года около 20 часов 30 минут.

В приговоре суд первой инстанции обоснованно указал, что противоречия в показаниях свидетелей З., Ф. и Л. не относятся к обстоятельствам уголовного дела.

Показания свидетеля К., на которые суд сослался в приговоре, соответствуют тем, которые изложены в протоколе судебного заседания.

При разрешении настоящего уголовного дела суд учел все необходимые существенные обстоятельства.

Утверждения осужденной Д. о том, что она оговорила себя и З. по просьбе З., который, с ее слов, обещал жениться на ней, ни на чем не основаны.

Доводы осужденной о З. о том, что она ознакомилась с делом без адвоката, в ходе предварительного следствия были нарушения уголовно-процессуального закона, опровергаются материалами уголовного дела.

Из протокола (т. 3 л.д. 135) следует, что З. изъявила желание ознакомиться с делом раздельно (без защитника), с чем были согласен ее адвокат.

В ходе предварительного следствия и в суде не были допущены нарушения норм УПК РФ.

Нет оснований и для допроса в качестве свидетеля Л. (сокамерница З.).

Правильно установив фактические обстоятельства дела, суд дал верную юридическую оценку действий З. и Д.

Назначенное им наказание является законным, обоснованным и справедливым, так как при решении данного вопроса суд в полной мере учел общие начала назначения наказания, указанные в ст. 60 УК РФ, в том числе и те обстоятельства, которые в жалобе указала осужденная З.

Руководствуясь ст.ст. 377, 378 и 388 УПК РФ, судебная коллегия определила:

приговор Верховного суда Республики Хакасия от 7 июня 2005 года в отношении З. и Д. оставить без изменения, а кассационные жалобы - без удовлетворения.



Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 7 декабря 2005 г. N 55-005-18


Текст определения официально опубликован не был


Текст документа на сайте мог устареть

Вы можете заказать актуальную редакцию полного документа и получить его прямо сейчас.

Или получите полный доступ к системе ГАРАНТ бесплатно на 3 дня


Получить доступ к системе ГАРАНТ

(1 документ в сутки бесплатно)

(До 55 млн документов бесплатно на 3 дня)


Чтобы приобрести систему ГАРАНТ, оставьте заявку и мы подберем для Вас индивидуальное решение