Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного суда РФ от 21 сентября 2005 г. N 67-05-43 Оснований для изменения приговора нет, поскольку виновность осужденных в разбойном нападении, совершенном группой лиц по предварительному сговору, с применением предмета, использованного в качестве оружия, разбойном нападении с причинением тяжкого вреда здоровью пострадавших и в умышленном убийстве двух лиц, а также в оказании содействия в убийстве двух лиц подтверждается материалами дела и совокупностью доказательств по делу

Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного суда РФ от 21 сентября 2005 г. N 67-05-43


Судебная коллегия по уголовным делам Верховного суда Российской Федерации

рассмотрела в судебном заседании от 21 сентября 2005 года дело по кассационным жалобам осужденных Б., Т., адвокатов Г. и Ш. на приговор Новосибирского областного суда от 16 марта 2005 года, которым

Б. 27 апреля 1981 года рождения, уроженец села Верх Коен Искитимского района Новосибирской области, судимый: 20 октября 2003 года по ст. 166 ч. 2 п. "а" УК РФ к 3 годам лишения свободы условно с испытательным сроком три года, не работал, -

осужден: по п. "в" ч. 3 ст. 162 УК РФ (в редакции Федерального Закона от 13 июня 1996 года) к 11 (одиннадцати) годам лишения свободы; по п.п. "а, з" ч. 2 ст. 105 УК РФ к 18 (восемнадцати) годам лишения свободы; по совокупности указанных преступлений на основании ч. 3 ст. 69 УК РФ, путем частичного сложения наказаний, к 19 (девятнадцати) годам лишения свободы;

На основании ч. 5 ст. 74 УК РФ условное осуждение Б. по предыдущему приговору отменено и на основании ст. 70 УК РФ по совокупности приговоров с присоединением частично к наказанию, назначенному настоящим приговором, наказания, не отбытого по предыдущему приговору, Б. назначено 20 (двадцать) лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

Т. 5 сентября 1983 года рождения уроженец села Каракокша Чойского района Алтайского края, не судимый, не работал, -

осужден: по п. "в" ч. 3 ст. 162 УК РФ (в редакции Федерального закона от 13 июня 1996 года) к 10 (десяти) годам лишения свободы; по ч. 5 ст. 33 и по п.п. "а, з" ч. 2 ст. 105 УК РФ к 12 (двенадцати) годам лишения свободы; по совокупности указанных преступлений на основании ст. 69 ч. 3 УК РФ, путем частичного сложения наказаний к 13 (тринадцати) годам лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

Приговором постановлено взыскать: с Б. в пользу Ш. 10 000 рублей и с Т. 4620 рублей в счет возмещения расходов на похороны потерпевших, а так же с Б. 150 000 рублей и с Т. 50 000 рублей в счет компенсации морального вреда.

Б. и Т. осуждены за разбойное нападение на К. 1938 года рождения и Н. 1940 года рождения, совершенное группой лиц по предварительному сговору, с применением предмета, использованного в качестве оружия. Б., кроме того, признан виновным в совершении разбойного нападения с причинением тяжкого вреда здоровью пострадавших и в умышленном убийстве двух лиц - К. и Н., а Т. - в оказании ему содействия в убийстве двух лиц.

Преступления совершены 27 ноября 2003 года в селе Михайловка Искитимского района Новосибирской области при обстоятельствах изложенных в приговоре.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда РФ Л., объяснения осужденных Б. и Т. по доводам своих кассационных жалоб и адвоката Ш. в защиту интересов осужденного Т., возражения прокурора Ф. на кассационные жалобы, просившего об оставлении приговора без изменения, а кассационных жалоб - без удовлетворения, судебная коллегия установила:

В кассационных жалобах:

осужденный Т. просит об изменении приговора. Отрицая какую-либо свою причастность к убийству потерпевших, он утверждает, что действия Б. для него были неожиданными, нож Б. взял сам. Ссылается на то, что явку с повинной он написал в нетрезвом состоянии под диктовку оперативного работника, об этом он заявил в судебном заседании, но суд не проверил это обстоятельство надлежащим образом. Т. считает, что за основу обвинительного приговора судом были приняты не допустимые доказательства.

Осужденный Б. выражает свое несогласие с приговором без приведения доводов в жалобе.

Адвокат Г. просит об изменении приговора в отношении Б. со смягчением ему наказания. Адвокат просит учесть, что Б. признал себя виновным, раскаялся в преступлении, имеет мать преклонного возраста и сам страдает рядом заболеваний.

Адвокат Ш. просит об отмене приговора в отношении Т. с прекращением дела производством за отсутствием его вины в части осуждения его за пособничество в убийстве. В остальной части адвокат просит об изменении приговора с переквалификацией действий осужденного на п. "а" ч. 2 ст. 158 УК РФ с назначением ему наказание с учетом положительно характеризующих его данных. По мнению адвоката в судебном заседании не нашла своего подтверждения вина Т. в пособничестве Б. в убийстве. В жалобе обращается внимание на показания Б., в которых он отрицал какую-либо причастность к убийству потерпевших, а также на то, что очевидцев преступления не было. Адвокат полагает, что собрать по делу и, исследованные в судебном заседании доказательства подтверждают вину Т. только в совершении кражи чужого имущества, чего не оспаривает и сам Т.

В возражениях на доводы кассационных жалоб Государственный обвинитель Т. просит об оставлении приговора без изменения, полагая, что материалами дела вина осужденных подтверждена, и действия их квалифицированы правильно.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационных жалоб, судебная коллегия не усматривает оснований к их удовлетворению.

Из дела видно, что в стадии судебного разбирательства были полно исследованы показания осужденных, данные ими в период расследования дела, кода они признавали, что они решили совершить разбойное нападение. Именно, для этой цели, перед совершением преступления, Т. передал Б. нож. Анализ собранных по делу доказательств позволил суду прийти к обоснованному выводу о том, что оба осужденные сознавали, что данное орудие преступления будет ими использовано не только при совершении разбойного нападения, но и при совершении убийства потерпевших. На месте совершения преступления осужденные действовали согласованного, в соответствии, с заранее намеченным ими, планом. В соответствии с этим планом Т. должен был пройти в дом потерпевших и отвлечь их внимание, Б. должен был войти в дом последним и убить потерпевших ножом, переданным ему Т. После чего они намеревались завладеть, находившимися в доме деньгами. В судебном заседании осужденные изменили свои показания. Однако у суда не имелось оснований подвергать сомнению достоверность ранее данных осужденными показаний.

Исследованные в судебном заседании и полно приведенные в приговоре доказательства, в том числе, собственноручные объяснения самих осужденных, показания свидетелей Ф., П., З., С., К., С., М., С., данные, зафиксированные в протоколах осмотра места происшествия и вещественных доказательств, в актах судебно-медицинских экспертиз, позволили суду прийти к обоснованному выводу о том, что между Т. и Б. состоялась предварительная договоренность на совершение разбойного нападения на К. и Н. с совершением их убийства, что, именно, во исполнение этой договоренности, Т. взял у себя дома нож, который передал Б., сознавая, что этот нож будет использован при убийстве потерпевших. Кроме того, Т. с целью сокрытия следов преступления, взял из своего дома две пары носок, которые были надеты осужденными на обувь. В процессе совершения преступления, Т., согласно отведенной ему роли, отвлек потерпевшую К. и подал фонариком сигнал, находившемуся на улице Б. Б. же, ранее переданным ему Т. ножом, убил сначала К., а затем убил вышедшего на шум Н.

Кроме того, Т. принял непосредственное участие в обнаружении денег потерпевших и их изъятии, лично уничтожил вещественные доказательства (варежки и носки), на которых имелись следы преступления.

При обсуждении вопроса о юридической оценке преступных действий Т., суд исходил из того, что непосредственного участия в выполнении объективной стороны состава убийства он не принимал, поэтому квалифицировал его действия как пособничество в убийстве.

Выводы суда, как в части доказанности вины осужденных, так и в части квалификации преступных действий каждого из них в приговоре мотивированы с приведением подробного обоснования признания достоверными одних доказательств и не состоятельными - других, в том числе и доводов, приведенных осужденными в свою защиту.

Нарушений уголовно-процессуального закона, влекущего отмену приговора, признания судом недопустимых доказательств вины кого-либо их осужденных при проверке дела не установлено.

При обсуждении вопроса о назначении наказания осужденным суд учел повышенную общественную опасность совершенного ими преступления, данные, характеризующие их личность, обстоятельства смягчающие наказание.

На основании выше изложенного и руководствуясь ст.ст. 377, 378 и 388 УПК РФ, судебная коллегия определила:

приговор Новосибирского областного суда от 16 марта 2005 года в отношении Б. и Т. оставить без изменения, а кассационные жалобы - без удовлетворения.



Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного суда РФ от 21 сентября 2005 г. N 67-05-43


Текст определения официально опубликован не был


Откройте актуальную версию документа прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.