Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 24 ноября 2005 г. N 67-005-62 Основаниями для направления дела на новое рассмотрение послужили ошибочная переквалификация действий осужденных на признак мошенничества - в крупном размере - вместо признака - в особо крупном размере, а также необоснованное применение условного наказания

Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 24 ноября 2005 г. N 67-005-62


Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации

рассмотрела в судебном заседании от 24 ноября 2005 г. кассационное представление прокурора П. и кассационную жалобу представителя потерпевшего Н. на приговор Новосибирского областного суда от 16 июня 2005 г., которым

С., родившийся 9 июля 1962 г. в г. Белогорске Амурской области, с высшим образованием, работавший заместителем начальника оперативно-розыскного бюро по экономическим и налоговым преступлениям Главного управления МВД РФ по Сибирскому федеральному округу - начальником отдела по межрегиональным налоговым преступлениям, ранее не судимый;

осужден по ч. 3 ст. 30 и ч. 3 ст. 159 УК РФ к четырем годам лишения свободы без штрафа условно с испытательным сроком в четыре года. На основании ст. 48 УК РФ С. лишен специального звания полковника милиции.

Ш., родившийся 20 января 1960 г. в г. Новосибирске, с высшим образованием, работавший руководителем управления по общим вопросам Новосибирского филиала Московского ООО "Сибирский берег - НПП", инвалид III-ей группы, ранее не судимый;

осужден по ч. 5 ст. 33; 3 ст. 30 и ч. 3 ст. 159 УК РФ к трем годам лишения свободы без штрафа условно с испытательным сроком в три года.

Признаны виновными и осуждены:

- С. - за покушение на мошенничество, совершенное с использованием своего служебного положения и в крупном размере - 200.000 долларов США;

- Ш. - за пособничество С. в покушении на мошенничество, совершенном с использованием служебного положения и в крупном размере.

Преступления совершены ими 21 июня 2004 г. в г. Новосибирске при обстоятельствах, установленных приговором.

Заслушав доклад судьи К., выступление прокурора К., поддержавшего представление, объяснения адвоката Н., поддержавшего жалобу по изложенным в ней основаниям, судебная коллегия установила:

в кассационном представлении государственный обвинитель П. просит отменить приговор в отношении С. и Ш. и направить дело на новое судебное рассмотрение, ссылаясь на неправильную квалификацию действий С. и Ш., на неверное установление фактических обстоятельств и на чрезмерную мягкость назначенного С. и Ш. наказания. По мнению прокурора П., неверны выводы суда о том, что С. по своей инициативе самостоятельно не мог принять решение или повлиять на принятие решения по результатам досудебной проверки ООО "Марта-М"; необоснован вывод о том, что признаком мошенничества С. является непринятие мер по благоприятному решению в отношении ООО "Марта-М" по результатам проверки, поскольку действия С. должны быть начаться после получения первой части суммы - 100.000 долларов. Как считает прокурор П., действия С. и Ш. подлежали квалификации как соисполнительство в покушении на получение взятки. Осуществляя переквалификацию их действий на ст. 159 УК РФ суд, по мнению прокурора П., ошибочно вменил признак крупного размера вместо особо крупного размера мошенничества.

Как полагает прокурор П., назначенное судом С. и Ш. наказание явно не соответствует целям уголовного наказания, тяжести совершенного преступления, общественной его опасности; не учитывает совершение преступления С. - лицом, обязанным защищать закон, что умалило статус правоохранительных органов, дискредитировало их, нанесло ущерб авторитету государственной власти и не соответствует требованиям социальной справедливости и не отвечает превентивной функции наказания.

Представитель потерпевшего ООО "Марта-М" адвокат Н. также просит отменить приговор в отношении С. и Ш. и направить дело на новое судебное разбирательство, ссылаясь на те же доводы, что и прокурор П. в своем представлении. Кроме того, адвокат Н. считает приговор незаконным и необоснованным и полагает, что гражданский иск подлежал разрешению в уголовном деле.

В возражениях осужденный С. считает доводы жалобы и представления несостоятельными, утверждает, что он не намеревался влиять на ход и результаты проверки ООО "Марта-М" и просит оставить приговор без изменения.

Проверив материалы дела и обсудив доводы кассационных представления и жалобы и возражений на них, судебная коллегия находит приговор в отношении С. и Ш. подлежащим отмене, дело в отношении них - направлению на новое судебное разбирательство по следующим основаниям:

в соответствии с ч. 2 ст. 43 и ч. 3 ст. 60 УК РФ наказание применяется в целях восстановления социальной справедливости, а также в целях исправления осужденного и предупреждения совершения новых преступлений. При назначении наказания учитываются характер и степень общественной опасности преступления и личность виновных, в том числе обстоятельства, смягчающие и отягчающие наказание, а также влияние назначенного наказания на исправление осужденных и на условия жизни их семей. Согласно ч.ч. 1 и 2 ст. 73 УК РФ, если суд придет к выводу о возможности исправления осужденных без реального отбывания наказания, он постановляет считать назначенное наказание условным, при этом суд также должен учитывать характер и степень общественной опасности совершенного преступления, личность виновных, в том числе - смягчающие и отягчающие обстоятельства.

По данному делу указанные требования закона выполнены не в полной мере.

Назначая С. и Ш. условное наказание, суд в приговоре указал, что учитывает все обстоятельства совершенных преступлений, наличие смягчающих наказание обстоятельств и считает, что их исправление возможно без реального отбывания наказания.

Как следует из приговора, суд учел в качестве обстоятельства, смягчающего наказание С. - его раскаяние в содеянном.

По смыслу закона, под раскаянием в содеянном понимается добровольная дача полных и достоверных показаний об обстоятельствах дела и соучастниках преступления и отрицательная оценка своего деяния.

Приговором суда установлено, что С. частично признал свою вину в судебном заседании, утверждал о добровольном своем отказе от преступления, об отсутствии договоренности с Ш. на завладение деньгами.

В кассационной жалобе представителя потерпевшего указывается, что ни С., ни Ш. в содеянном не раскаялись, они давали неправдивые показания, стремясь избежать уголовной ответственности, пытались "очернить" свидетелей обвинения.

При таких данных законность признания судом раскаяния С. в содеянном обстоятельством, смягчающим его наказание, вызывает сомнение, а это смягчающее наказание обстоятельство учитывалось при назначении наказания, что не могло не повлиять на назначение справедливого наказания.

Решая вопрос о назначении С. и Ш. условного осуждения, суд указал, что учитывает все обстоятельства совершенных преступлений и считает, что их исправление возможно без реального отбывания наказания. Однако суд не указал, какие именно обстоятельства дела он имел в виду, которые свидетельствовали бы о возможности исправления осужденных при условном осуждении, а также - не указал, в силу каких обстоятельств суд пришел к выводу о возможности исправления С. и Ш. без реального отбывания наказания. При таких данных применение к С. и Ш. условного осуждения нельзя признать обоснованным.

Кроме того, назначая С. и Ш. условное наказания, суд не в полной мере учел характер и общественную опасность совершенного каждым из них преступления и не учитывал предусмотренную законом (ч. 2 ст. 43 УК РФ) превентивную цель назначения наказания.

Как установлено приговором С. - старшим офицером МВД - полковником милиции, с использованием своего служебного положения - заместителя начальника оперативно-розыскного бюро по экономическим и налоговым преступлениям Главного управления МВД РФ по Сибирскому федеральному округу - начальника отдела по межрегиональным налоговым преступлениям, совершено покушение на завладение 200.000 долларов США ООО "Марта-М" путем обмана; а Ш. - офицером резерва ФСБ РФ, работавшим руководителем управления по общим вопросам Новосибирского филиала Московского ООО "Сибирский берег - НПП" - оказано содействие С. в покушении на мошенническое завладение 200.000 долларов США с использованием служебного положения. Назначая условное наказание, как приходит к выводу судебная коллегия, суд не учел в полной мере ни должностное положение С., ни последствия его действий на авторитет государственной власти, правоохранительных органов; ни размер суммы, на завладение которой был направлен умысел виновных - 200.000 долларов США.

При таких данных неполнота учета указанных обстоятельств могла повлиять на справедливость назначения виновным условного наказания за содеянное ими и доводы представления и жалобы о назначении С. и Ш. чрезмерно мягкого наказания заслуживают внимания.

Согласно предъявленного обвинения С. обвинялся в покушении на получение взятки, совершенном с вымогательством взятки и в крупном размер - на сумму 200.000 долларов США; а Ш. - в пособничестве С. в покушении на получение взятки путем вымогательства взятки в крупном размере - в сумме 200.000 долларов США. Органами предварительного следствия действия С. квалифицировались ч. 3 ст. 30 и п.п. "в, г" ч. 4 ст. 290 УК РФ, а действия Ш. - ч. 5 ст. 33 и ч. 3 ст. 30 и п.п. "в, г" ч. 4 ст. 290 УК РФ.

Переквалифицируя их действия: С. - на ч. 3 ст. 30 и ч. 3 ст. 159 УК РФ как покушение на мошенничество, совершенное с использованием своего служебного положения и в крупном размере; и Ш. - на ч. 5 ст. 33 - ч. 3 ст. 30 и ч. 3 ст. 159 УК РФ как пособничество в покушении на мошенничество, совершенном с использованием служебного положения и в крупном размере, суд исходил из того, что в случае переквалификации их действий с крупного размера взятки на особо крупный размер мошенничества было бы ухудшено положение виновных.

Однако при этом судом оставлено без учета то, что предмет преступного посягательства остался тем же - 200.000 долларов США; что санкция ч. 4 ст. 290 УК РФ предусматривает более строгое наказание, чем санкция ч. 4 ст. 159 УК РФ; что получение взятки - ст. 290 УК РФ и мошенничество - ст. 159 УК РФ являются самостоятельными составами преступлений, регулирующими отдельные, различные объекты преступных посягательств и имеющими самостоятельные квалифицирующие признаки.

Состав преступления, предусмотренный ст. 290 УПК РФ - получение взятки, не имеет квалифицирующего признака - особо крупного размера, а крупным размером взятки признается сумма, превышающая 150.000 рублей. Состав преступления, предусмотренный ст. 159 УК РФ - мошенничество имеет отдельные квалифицирующие признаки: крупный размер, под которым понимается сумма от 250.000 до 1.000.000 рублей, и особо крупный размер, которым признается сумма, превышающая 1 млн. рублей.

Таким образом, понятие крупного размера при получении взятки и мошенничестве - не совпадает, оно различно.

Судом не учтено, что С. и Ш. защита осуществлялась согласно фабулы обвинения и приговора от одной и той же суммы - 200.000 долларов США, что соответствовало 5.804.000 рублей.

При таких данных доводы представления и жалобы об ошибочности переквалификации действий виновных на признак мошенничества - в крупном размере вместо признака - в особо крупном размере - заслуживают внимания и оценки.

При таких обстоятельствах приговор в отношении С. и Ш. не может быть признан законным, обоснованным и справедливым и подлежит отмене в соответствии с требованиями п. 2 ст. 382 и ст. 383 УПК РФ.

Ссылка в жалобе адвоката Н. на то, что судом не дана оценка показаниям свидетеля П. не влияет на законность и обоснованность приговора, поскольку П. в судебном заседании в качестве свидетеля не допрашивался, а его показания, данные им в ходе предварительного следствия, в судебном заседании не оглашались, не исследовались, в связи с чем суд и не имел права давать им оценку.

Ссылки на то, что Ш. должен признаваться соисполнителем преступления, совершенного С., является ошибочной, не основана на законе, поскольку Ш. предъявлено обвинение в пособничестве и суд в соответствии с требованиями ч. 2 ст. 252 УПК РФ был не вправе признать его соисполнителем преступления.

При новом разбирательстве дела суду необходимо с соблюдением всех требований уголовно-процессуального законодательства с учетом доводов жалобы и представления всесторонне, полно, объективно, с учетом принципа осуществления судопроизводства на основе состязательности сторон, в пределах фабулы предъявленного обвинения исследовать представленные сторонами доказательства, дать им надлежащую оценку и принять по делу законное, обоснованное и справедливое решение.

На основании изложенного и руководствуясь ст.ст. 377, 378 и 388 УПК РФ, судебная коллегия определила:

приговор Новосибирского областного суда от 16 июня 2005 г. в отношении С. и Ш. отменить и дело в отношении них направить на новое судебное разбирательство в тот же суд в ином составе судей со стадии судебного разбирательства.

Меру пресечения оставить прежнюю: Ш. - подписку о невыезде, С. - денежный залог в размере ста тысяч рублей.


Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ отменила приговор суда, в соответствии с которым лицам, осужденным за мошеннические действия, было назначено условное наказание.

Поясняется, что суд, назначая столь мягкое наказание, не учел характер и общественную опасность совершенного преступления, а также предусмотренную законом (ч. 2 ст. 43 УК РФ) превентивную цель назначения наказания. Не было учтено, что субъектами преступления являлись сотрудники МВД РФ и ФСБ РФ, один из которых выполнял функции по расследованию налоговых преступлений. Между тем должностное положение указанных лиц влияет на авторитет государственной власти и правоохранительных органов, что не может не учитываться при назначении им наказания. Кроме того, не был принят во внимание размер той суммы, в мошенническом завладении которой обвинялись сотрудники правоохранительных органов - 200.000 долларов США.

Нижестоящая инстанция, переквалифицируя преступные действия со ст. 290 УК РФ (получение взятки) на ст. 159 УК РФ (мошенничество) ошибочно оставила в качестве квалифицирующего признака крупный размер получаемой суммы. Однако предмет преступного посягательства остался тем же - 200.000 долларов США, который в соответствии со ст. 290 УК РФ признается крупным размером, в то время как в соответствии со ст. 159 УК РФ это уже особо крупный размер. Причем неправильным является вывод суда о том, что в случае переквалификации преступных действий с крупного размера взятки на особо крупный размер мошенничества было бы ухудшено положение виновных. Это объясняется тем, что указанные преступления являются самостоятельными составами преступлений, регулирующими отдельные, различные объекты преступных посягательств и имеющими самостоятельные квалифицирующие признаки.

В связи с этим дело передано на новое рассмотрение.


Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 24 ноября 2005 г. N 67-005-62


Текст определения официально опубликован не был


Откройте актуальную версию документа прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.