Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 10 ноября 2005 г. N 73-005-20 Из приговора подлежит исключению наказание осужденного в укрывательстве преступлений, поскольку он укрывал не только действия других осужденных по убийству потерпевших, но и свои действия по совершению нападения на потерпевших с целью завладения их имуществом, которые имели место до этого, следовательно, осужденный был заинтересован в сокрытии и разбоя, и убийства. В остальном приговор остается без изменения

Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 10 ноября 2005 г. N 73-005-20


Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ

рассмотрев в судебном заседании от 10 ноября 2005 года кассационные жалобы осужденных Б., П., защитника З. на приговор Верховного суда Республики Бурятия от 16 февраля 2005 года, которым

Б., родившийся 4 апреля 1983 года в селе Урдо-Аге Агинского района Читинской области, инвалид 2 группы,

осужден по п. "з" ч. 2 ст. 105 УК РФ к 14 годам лишения свободы, по п. "в" ч. 4 ст. 162 УК РФ к 8 годам лишения свободы, по п. "г" ч. 2 ст. 161 УК РФ к 4 годам лишения свободы, по ч. 3 ст. 158 УК РФ к 2 годам лишения свободы, по ч. 3 ст. 158 УК РФ к 2 годам лишения свободы, по ч. 1 ст. 116 УК РФ к штрафу 10000 рублей.

На основании ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений окончательно назначено 16 лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима со штрафом 10000 рублей.

П., родившийся 14 февраля 1983 года в г. Улан-Удэ Республики Бурятия,

осужден по п. "з" ч. 2 ст. 105 УК РФ к 14 годам лишения свободы, по п. "в" ч. 4 ст. 162 УК РФ к 8 годам лишения свободы, по п. "г" ч. 2 ст. 161 УК РФ к 4 годам лишения свободы, по ч. 3 ст. 158 УК РФ к 2 годам лишения свободы, по ч. 3 ст. 158 УК РФ к 2 годам лишения свободы, по ч. 1 ст. 116 УК РФ к штрафу 10000 рублей.

На основании ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений окончательно назначено 15 лет 6 месяцев лишения свободы в исправительной колонии строгого режима с штрафом 10000 рублей.

С., родившийся 26 апреля 1982 года в городе Улан-Удэ Республики Бурятия,

осужден по п. "в" ч. 4 ст. 162 УК РФ к 8 годам лишения свободы, по п. "г" ч. 2 ст. 161 УК РФ к 4 годам лишения свободы, по ч. 3 ст. 158 УК РФ к 2 годам лишения свободы, по ст. 316 УК РФ к 6 месяцам лишения свободы, по ч. 1 ст. 116 УК РФ к штрафу в размере 10000 рублей.

На основании ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений окончательно назначено 10 лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима со штрафом в размере 10000 рублей.

Приговор в отношении С. не обжалован в кассационном порядке и рассматривается в порядке ст. 360 УПК РФ.

Б., П., С. признаны виновными и осуждены за побои; разбой, совершенный с применением предметов, используемых в качестве оружия, с причинением тяжкого вреда здоровью потерпевшего: грабеж, совершенный с применением насилия, не опасного для жизни и здоровья; кражу, совершенную группой лиц по предварительному сговору, с незаконным проникновением в жилище.

Кроме того, Б. и П. осуждены за убийство, сопряженное с разбоем; кражу, совершенную группой лиц по предварительному сговору, с причинением значительного ущерба, с незаконным проникновением в жилище, а С. - за заранее не обещанное укрывательство особо тяжких преступлений.

Преступления совершены 9 марта 2004 года, 24 апреля 2004 года и 1, 5 мая 2004 года в городе Улан-Удэ в отношении соответственно Д. и Д., Ш.; С. и С. при установленным судом и указанных в описательной части приговора обстоятельствах.

Заслушав доклад судьи Ч., объяснения осужденных Б., П., защитника З., мнение прокурора К., полагавшего оставить приговор без изменения, судебная коллегия установила:

в кассационных жалобах:

осужденный Б. просит об отмене приговора и направлении дела на новое судебное разбирательство. Указывает, что был задержан незаконно, вовремя не был составлен протокол о задержании, что подтверждается наложением на него административного взыскания.

Из дела следует, что в состоянии опьянения был доставлен в РОВД, на самом деле его забрали из дома 11 мая 2004 года. При предъявлении обвинения нарушено его право на защиту, назначение и замена защитника произведены путем обмана. Все показания о совершении преступления добыты с применением незаконных методов ведения следствия;

осужденный П. приводит те же доводы о незаконном задержании, применении незаконных методов ведения следствия, ссылаясь при этом на заключение судебно-медицинской экспертизы, как и Б. При осмотре места происшествия была задействована собака, которая обнаружила с помощью кинолога пятна крови на улице Терешковой, а также на улице Солнечной, однако следователь не привел эти данные как доказательства. Показания свидетеля М., слышавшего во дворе дома сигнал машины и голоса, не проверены с изучением следов и проведением по ним экспертизы. Опознание его потерпевшим Ш. вызывает сомнение с учетом обстоятельств происшествия, когда он терял сознание. Признает вину лишь в совершении краж, а в убийстве, разбое, грабеже не участвовал;

защитник З. в защиту интересов осужденного Б. просит отменить приговор как необоснованный, незаконный и несправедливый, а дело - направить на новое судебное разбирательство.

Судом не установлено время, место убийства потерпевших, способ убийства Д.

Б. задержан с нарушением требований ст. 91, 92 УПК РФ, не был обеспечен защитником при допросе в качестве подозреваемого, к нему были применены незаконные методы ведения следствия, что подтверждается заключением судебно-медицинской экспертизы и показаниями эксперта. Дело об административном правонарушении возбуждено незаконно. Выводы о виновности Б. основаны на показаниях и других доказательствах, собранных с нарушением требований ст. 75 УПК РФ. Это относится к показаниям К., К., самих осужденных, протоколу опознания. Постановления о назначении судебно-медицинских, криминалистических экспертиз предъявлены Б. с нарушением требований ст. 198 УПК РФ. Осмотр места происшествия произведен поверхностно и небрежно, не зафиксированы следы, исключены из числа доказательств следы крови, обнаруженные при помощи служебно-розыскной собаки. Протокол допроса Б. в качестве подозреваемого с применением видеозаписи от 12 мая 2004 года необоснованно признан судом допустимым доказательством, несмотря на показания Б. о вынужденном характере его действий в момент допроса. Показания части свидетелей не приведены в обвинительном заключении, а часть свидетелей, чьи показания кратко в нем изложены, не указаны в списке лиц, подлежащих вызову в судебное заседание. В обвинительном заключении не указаны отдельные обстоятельства происшествия.

Потерпевшими Д., Д., государственным обвинителем С. приведены возражения на кассационные жалобы.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационных жалоб и возражений, судебная коллегия не находит оснований к отмене приговора в отношении Б., П., усмотрев лишь основания к отмене приговора в части осуждения С. по ст. 316 УК РФ по следующим основаниям.

Виновность осужденных в содеянном каждым из них установлена собранными по делу, исследованными в судебном заседании, оцененными и приведенными в приговоре доказательствами.

Судом обоснованно признаны допустимыми и подробно приведены в приговоре в обоснование виновности осужденных их показания на предварительном следствии о нанесении побоев потерпевшим Д. и Д., нападении на них с целью завладения имуществом, убийстве Б. Д., П. - Д.; показаниями П. о совершении краж из квартиры С.

Эти показания согласуются и подтверждаются другими доказательствами: показаниями потерпевших и свидетелей, заключениями судебно-медицинских экспертиз, а также выводами заключений судебно-биологической, технико-криминалистической, медико-криминалистической экспертиз.

Доводы о применении к ним незаконных методов ведения следствия проверены как на предварительном следствии, так и в судебном заседании.

Следственные действия в отношении Б., П., С. проведены с участием защитников. Доводы Б. о вынужденном характере отказа от услуг адвоката Г. не нашли подтверждения в судебном заседании. Они опровергаются заявлением самого Б. об отказе от услуг этого защитника, показаниями свидетеля В. о том, что при допросе Б. участвовал другой защитник, применялась видеозапись следственного действия.

Ссылки на заключения экспертиз как доказательство применения незаконных методов ведения следствия нельзя признать обоснованными с учетом того, что Б. при освидетельствовании не предъявлял жалоб, заявил, что его никто не бил, а П. сообщил, что подрался ранее с незнакомыми людьми, при задержании его не били, а показания свидетеля К. о том, что имевшиеся у осужденных телесные повреждения не характерны для самоповреждения, как обоснованно указал суд, не свидетельствуют о применении незаконных методов ведения следствия.

Судом исследовались обстоятельства задержания осужденных, проведения с ними следственных действий, при этом не установлено нарушений уголовно-процессуального закона при получении показаний об обстоятельствах происшествия, в которых Б., С., П. сообщали детали совершения преступлений, не известные органам предварительного следствия.

Действия осужденных Б., П. квалифицированы в соответствии с установленными фактическими обстоятельствами дела, как и С., чьи действия правильно квалифицированы, за исключением квалификации по ст. 316 УК РФ.

Как установлено судом С. совершил разбой в отношении потерпевших, а убийство, сопряженное с разбоем, было совершено другими осужденными и он принял меры к сокрытию убийства потерпевших.

При правовой оценке действий С. в этой части судом не учтено, что С. укрывал не только действия Б. и П. по убийству потерпевших, но и свои действия по совершению нападения на потерпевших с целью завладения их имуществом, которые имели место до этого. Таким образом, С. был заинтересован в сокрытии и разбоя, и убийства.

При таких обстоятельствах в действиях С. отсутствует состав преступления, предусмотренного ст. 316 УК РФ, в связи с чем приговор в части осуждения его за укрывательство преступлений подлежит отмене, а дело - прекращению по основаниям, предусмотренным п. 2 ч. 1 ст. 24 УПК РФ.

При назначении осужденным наказания судом учтены характер и степень общественной опасности совершенных каждым из них преступлений, данные о личности, в том числе молодой возраст Б., П., С., влияние назначенного наказания на их исправление.

Наказание индивидуализировано, оснований к смягчению не усматривается.

Вместе с тем приговор в отношении Б., П. подлежит изменению в части указания об исполнении наказания в виде лишения свободы и штрафа, назначенных как основные по отдельным статьям.

В соответствии со ст. 71 УК РФ эти виды наказаний при сложении исполняются самостоятельно, что не учтено судом при применении ч. 3 ст. 69 УК РФ.

На основании изложенного, руководствуясь ст.ст. 377, 378, 388 УПК РФ, судебная коллегия определила:

приговор Верховного суда Республики Бурятия от 16 февраля 2005 года в отношении С. отменить в части осуждения его по ст. 316 УК РФ и дело в этой части прекратить на основании п. 2 ч. 1 ст. 24 УПК РФ за отсутствием в деянии состава преступления.

На основании ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений, предусмотренных п. "в" ч. 4 ст. 162, п. "г" ч. 2 ст. 161, ч. 3 ст. 158, ч. 1 ст. 116 УК РФ, путем частичного сложения наказаний окончательно назначить 9 лет 9 месяцев лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

Наказание в виде штрафа 10000 рублей исполнять самостоятельно.

Изменить этот же приговор в отношении Б., П., наказание в виде штрафа 10000 рублей в отношении каждого исполнять самостоятельно.

В остальном приговор в отношении Б., П., С. оставить без изменения, а кассационные жалобы - без удовлетворения.



Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 10 ноября 2005 г. N 73-005-20


Текст определения официально опубликован не был


Текст документа на сайте мог устареть

Вы можете заказать актуальную редакцию полного документа и получить его прямо сейчас.

Или получите полный доступ к системе ГАРАНТ бесплатно на 3 дня


Получить доступ к системе ГАРАНТ

(1 документ в сутки бесплатно)

(До 55 млн документов бесплатно на 3 дня)


Чтобы приобрести систему ГАРАНТ, оставьте заявку и мы подберем для Вас индивидуальное решение