Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 10 ноября 2005 г. N 73-005-32 Оснований для отмены или изменения приговора нет, поскольку виновность осужденных в убийстве, совершенном общеопасным способом, покушении на убийство двух и более лиц, совершенном общеопасным способом, в побоях и подстрекательстве к убийству двух и более лиц подтверждается совокупностью доказательств по делу

Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 10 ноября 2005 г. N 73-005-32


Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ

рассмотрев в судебном заседании от 10 ноября 2005 г. кассационные жалобы осужденных К., Н., потерпевшего Ж., защитников М., К., А. на приговор Верховного суда Республики Бурятия от 1 июня 2005 года, которым

К., родившийся 11 мая 1976 года в поселке Селенгинске Кабанского района Республики Бурятия, имеющий одного малолетнего ребенка,

осужден по п. "е" ч. 2 ст. 105 УК РФ к 12 годам лишения свободы, по ч. 3 ст. 30 - п. "а, е" ч. 2 ст. 105 УК РФ к 11 годам лишения свободы.

На основании ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения наказаний окончательно назначено 15 лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

Н., родившийся 27 июля 1975 года в поселке Селенгинске Кабанского района Республики Бурятия, имеющий двух малолетних детей,

осужден по ч. 1 ст. 116 УК РФ к 5 месяцам исправительных работ с удержанием 10% заработка в доход государства, по ч. 4 ст. 33 - п. "а, е" ч. 2 ст. 105 УК РФ к 8 годам 6 месяцам лишения свободы.

На основании ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения наказаний окончательно назначено 8 лет 7 месяцев лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

По делу разрешены гражданские иски и определена судьба вещественных доказательств.

К. признан виновным и осужден за убийство Ж., совершенное общеопасным способом, покушение на убийство двух и более лиц, совершенное общеопасным способом, Н. - за побои и подстрекательство к убийству двух и более лиц, совершенное общеопасным способом.

Преступления совершены 31 декабря 2003 года в поселке Селенгинске при установленных судом и указанных в описательной части приговора обстоятельствах.

Заслушав доклад судьи Ч., объяснения защитников М., К., мнение прокурора К., полагавшего оставить приговор без изменения, судебная коллегия установила:

в кассационных жалобах:

осужденный К. просит отменить приговор и прекратить уголовное дело за отсутствием в его действиях состава преступления. Преступлений не совершал, ружье взял для защиты и задержания лиц, причинивших им телесные повреждения. Взял с собой 4 патрона и произвел 4 выстрела: один вверх, другие поверх голов потерпевших, не имея умысла на убийство. Свидетели дают разные показания о количестве выстрелов, но суд не дал этому оценки. Не дана оценка действиям С., причинившего ему телесные повреждения средней тяжести, перелом руки. Никто из свидетелей прямо не указал на него, как на лицо, совершившее преступление. Версия о совершении преступления другим лицом из другого оружия не проверялась, хотя по показаниям свидетеля Е. она видела в руках, стрелявшего не ружье, а другой предмет. Ходатайство о назначении и проведении дополнительной экспертизы на предмет исследования вопроса об оружии, из которого был произведен выстрел в потерпевшего Ж., были отклонены. Суд неправильно квалифицировал его действия по двум составам преступлений;

адвокат М. в защиту интересов осужденного К. просит отменить приговор и прекратить уголовное дело на основании ч. 2 ст. 24 УПК РФ, ссылаясь на несоответствие выводов суда фактическим обстоятельствам уголовного дела и неправильное применение уголовного закона. К. отрицает наличие у него умысла на убийство, вывод суда о покушении на убийство потерпевших вызывает сомнение. Показания свидетеля Е. о положении ружья в руке стрелявшего не согласуется с показаниями других свидетелей. Имеются разные показания о количестве выстрелов. Из пояснений эксперта-криминалиста известно, что дробь из трупа потерпевшего изготовлена самодельно, К. утверждает, что он купил патроны в магазине. Не дано оценки действиям С. причинившего подзащитному перелом руки. Версия о причинении телесных повреждений, совершении убийства другим лицам и из другого оружия не проверена;

осужденный Н. просит оправдать его за невиновностью и отсутствием в его действиях состава преступления. Преступлений не совершал, К. к убийству не подстрекал, о чем он показывал и на следствии, и в суде, что подтвердил и К. Протокол опознания по голосу сомнителен как доказательство в силу заинтересованности С. в исходе дела и в силу того, что не должен был проводиться следственный эксперимент. Участие его в следственном эксперименте было вынужденным, проведено без адвоката, ему не разъяснили, что результаты этого действия могут быть положены в основу его обвинения;

адвокат К. в защиту интересов осужденного К. просит отменить приговор и дело прекратить за отсутствием в действиях подзащитного состава преступления. Приговор является незаконным и необоснованным, выводы суда не соответствуют фактическим обстоятельствам дела, судом нарушен уголовно-процессуальный закон. Показания свидетелей о количестве выстрелов, расстоянии, промежутке между выстрелами различаются. Сам К. показал, что произвел 4 выстрела поверх голов бегущих. Ряд доказательств по делу не может быть положен в основу приговора в силу нарушения уголовно-процессуального закона при их собирании; заключение эксперта N 460 от 21 декабря 2003 года, протокол выемки картечи, заключение эксперта-баллиста, протокол осмотра места происшествия, протокол проверки показаний Н., протокол обыска, заключение судебно-медицинской экспертизы N 307, протокол допроса эксперта Т. в суде, протокол осмотра квартиры, протокол выемки шапки. Неправильно оценены доказательства.

Адвокат А. в защиту интересов осужденного Н. просит приговор отменить, дело прекратить, Н. оправдать и освободить из-под стражи. Судом в основу приговора положены показания потерпевших, показания свидетелей приведены как подтверждающие виновность осужденных. Между тем, показания Н. о том, что он не совершал преступлений, подтверждаются показаниями свидетелей З., Ш., П., самого К., Е. Другие доказательства по делу получены с нарушением норм УПК РФ и не могут быть положены в основу приговора: протокол следственного эксперимента с участием его подзащитного, протоколы осмотра места происшествия, протоколы допроса свидетелей и потерпевших, не имеющие юридической силы в силу нарушения закона при их собирании.

Доводы Н. о невиновности подтверждаются показаниями свидетелей П., Ш., З., а также самого К.;

потерпевший Ж. просит об отмене приговора за мягкостью назначенного судом наказания. Судом не в полной мере учтены обстоятельства, предшествовавшие совершению преступления. При определении размера компенсации морального вреда нарушен принцип справедливости, как и при назначении наказания. Не учтена тяжесть содеянного, степень тяжести его страданий.

Государственный обвинитель Р. принесла свои возражения на кассационные жалобы.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационных жалоб и возражений, судебная коллегия не находит оснований к отмене приговора.

Виновность осужденных в содеянном каждым из них установлена собранными по делу, проверенными в судебном заседании, оцененными и приведенными в приговоре доказательствами.

Доводы жалоб о невиновности К., отсутствии у него умысла на убийство потерпевших опровергаются показаниями потерпевших Ж., С., К., М., М. об обстоятельствах производства К. выстрелов из ружья, ранения Ж. и убийстве Ж.

Их показания о том, что выстрелы производились в сторону убегавших от преследования потерпевших подтверждаются показаниями самого К. на предварительном следствии о том, что он стрелял в сторону убегавших киргизов.

Доводы жалоб о том, что выстрелы могли быть произведены другими лицами из другого оружия проверены и обоснованно отвергнуты как несостоятельные. Правильность такого решения подтверждается показаниями свидетеля З., у которого не имелось оснований к оговору осужденных о том, что Н. и К. вышли из машины, после чего прозвучало два или три выстрела, К. и Н. привели в машину раненного Ш., из последующих разговоров он понял, что все выстрелы производились одним К.

О том, что ранение голеней причинено ему возле крытого рынка, когда он шел на крики и, если стрелял К., то он не желает его привлекать к уголовной ответственности, показал свидетель Ш.

При таких обстоятельствах ссылки в жалобах на показания З. и Ш. в обоснование договора о том, что не проверена версия о производстве выстрелов другими лицами, нельзя признать основанными на содержании показаний указанных лиц.

О том, что именно Н. кричал К.: "Не стреляй в воздух, стреляй прямо в них!" - показали потерпевшие С., К., при этом С. опознал Н. по голосу на следственном эксперименте, а К. при проведении очной ставки с Н.

О том, что необходимо стрелять в людей говорил один из вышедших из машины людей, показали и потерпевшие М., М., свидетель К.

Нарушений закона при проведении следственного эксперимента не допущено, Н. участвовал в нем в качестве свидетеля и его права как свидетеля не были нарушены.

Ссылка на показания свидетелей С., С., Е. в обоснование невиновности осужденных основана на произвольном толковании их показаний и не имеет отношения к оценке доказательств.

Выводы суда о виновности осужденных основаны на совокупности доказательств, в числе которых не только показания самих осужденных и потерпевших, свидетелей, но и выводы заключений судебно-медицинской, судебно-баллистической экспертиз, показания эксперта-баллиста В.

Выводы суда о направленности умысла осужденных основаны на установленных судом данных о производстве выстрелов К., который является охотником-любителем, ранее проходил службу в воздушно-десантных войсках и в милиции и осведомлен о свойствах огнестрельного оружия, каковым являлось гладкоствольное охотничье ружье, снаряженное дробью и картечью, после слов Н. стрелять в сторону потерпевших, а не в воздух.

Судом не допущено нарушений закона при разрешении ходатайств об исключении доказательств, а также при проверке и оценке доказательств, разрешении исков.

Действия осужденных квалифицированы в соответствии с установленными фактическими обстоятельствами дела.

При назначении наказания требования закона соблюдены, наказание индивидуализировано с учетом ролью и степенью участия каждого в содеянном.

На основании изложенного, руководствуясь ст. 377, 378, 388 УПК РФ, судебная коллегия определила:

приговор Верховного суда Республики Бурятия от 1 июня 2005 года в отношении К., Н. оставить без изменения, а кассационные жалобы - без удовлетворения.



Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 10 ноября 2005 г. N 73-005-32


Текст определения официально опубликован не был


Откройте актуальную версию документа прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.