Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 27 декабря 2005 г. N 80-005-37сп Оснований для отмены или изменения приговора нет, поскольку виновность осужденных в незаконном приобретении и хранении огнестрельного оружия, краже чужого имущества, совершенной группой лиц по предварительному сговору, с причинением значительного ущерба, с проникновением в жилище, подтверждается совокупностью доказательств по делу

Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 27 декабря 2005 г. N 80-005-37сп


Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации

рассмотрела в судебном заседании от 27 декабря 2005 года кассационные жалобы осужденных С., Б. адвоката Г., представление государственного обвинителя К. на приговор Ульяновского областного суда с участием присяжных заседателей от 10 октября 2005 года, которым:

Х., 15.09.1980 г.р., уроженец п. Бекдаш Красноводского района Республики Татарстан, проживавший по адресу: улица Зеленая 10-1, село Малаевка Чердаклинского района Ульяновской области, гражданин РФ, женатый, с неполным средним образованием, до ареста работавший у частного предпринимателя, ранее судимый 22.07.1999 г. по ст.ст. 30 ч. 3, 161 ч. 2 п.п. "а, б, в" УК РФ с применением ст. 70 УК РФ к 3 годам 6 месяцам лишения свободы, освободившийся по отбытии срока 26.07.2002 г., -

оправдан по ст.ст. 209 ч. 2, 222 ч. 3 УК РФ за отсутствием события преступления, по ст. 226 ч. 4 п. "а" УК РФ - за непричастностью к совершению преступления, а также в связи с тем, что по данным эпизодам в отношении него коллегией присяжных заседателей вынесен оправдательный вердикт;

осужден по ст. 162 ч. 3 УК РФ - по эпизоду нападения в отношении Б. к 7 годам лишения свободы,

по ст. 158 ч. 3 УК РФ к 3 годам лишения свободы,

по ст. 162 ч. 3 УК РФ по эпизоду нападения в отношении М. - к 8 годам лишения свободы; в соответствии со ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения наказаний - к 10 годам лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима;

Б., 28.11.1981 г.р., уроженец г. Ульяновска, проживавший по адресу: г. Ульяновск, ул. Гафурова, 43-38, гражданин РФ, русский, со средним образованием, не работавший, холостой, ранее судимый 08.06.2001 г. по ст. 161 ч. 2 п.п. "а, г" УК РФ с применением ст. 70 УК РФ к 4 годам 2 месяцам лишения свободы, освободившийся условно-досрочно 10.03.2004 г. на 1 год 2 месяца 6 дней, -

оправдан по ст. 209 ч. 2 УК РФ за отсутствием события преступления, а также в связи с тем, что по данному эпизоду в отношении него коллегией присяжных заседателей вынесен оправдательный вердикт;

осужден по ст. 162 ч. 3 УК РФ к 8 годам лишения свободы,

по ст. 222 ч. 1 УК РФ - к 2 годам лишения свободы;

в соответствии со ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения наказаний - к 9 годам лишения свободы;

в соответствии со ст.ст. 70, 79 ч. 7 п. "в" УК РФ по совокупности приговоров путем частичного сложения наказаний - к 9 годам 6 месяцам лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима;

С., 29.09.1981 г.р., уроженец г. Ульяновска, проживавший по адресу: г. Ульяновск, ул. Старосвияжский пригород, д. 53, русский, гражданин РФ, со средним образованием, не работавший, холостой, ранее судимый 05.07.2001 г. по ст.ст. 30 ч. 3, 228 ч. 3 п. "а" УК РФ к 7 годам лишения свободы, освободившийся условно-досрочно 29.09.2004 г. на 3 года 5 месяцев 8 дней, -

оправдан по ст.ст. 209 ч. 2, 222 ч. 3 УК РФ за отсутствием события преступления, по ст. 105 ч. 2 п.п. "а, к" УК РФ - за непричастностью к совершению преступления, а также в связи с тем, что по данным эпизодам в отношении него коллегией присяжных заседателей вынесен оправдательный вердикт;

осужден по ст. 162 ч. 3 УК РФ к 8 годам лишения свободы, в соответствии со ст.ст. 70, 79 ч. 7 п. "в" УК РФ по совокупности приговоров путем частичного сложения наказаний - к 9 годам лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима.

По приговору суда присяжных Х., С., Б. признаны виновными в совершении разбойных нападений, Б. в незаконном приобретении и хранении огнестрельного оружия, Х. в краже чужого имущества, совершенной группой лиц по предварительному сговору, с причинением значительного ущерба, с проникновением в жилище.

Преступления совершены при обстоятельствах, изложенных в приговоре.

Заслушав доклад судьи М., мнение прокурора Л., поддержавшей доводы представления, судебная коллегия установила:

В кассационных жалобах:

осужденный Б. просит приговор суда в части осуждения его по ст. 222 ч. 1 УК РФ отменить, дело прекратить, поскольку возвратив А. обрез ружья, он тем самым добровольно отказался от продолжения преступления приобретения и хранения оружия. Назначенное наказание считает суровым и просит смягчить его с учетом наличия у него ребенка, его активное способствование раскрытию преступления.

Осужденный С. просит смягчить наказание с учетом того, что мать пенсионерка больная находилась на его иждивении, потерпевшие претензий к нему не высказывали.

Адвокат Г., не соглашаясь с приговором, оспаривает обоснованность осуждения Б. по ст. 222 ч. 1 УК РФ, указывает, что возврат незаконно хранившегося оружия лицу, у которого оно было приобретено, входит в перечень событий прерывающих дальнейшее совершение преступления. В соответствии со ст. 31 УК Б. добровольно отказался от дальнейшего хранения оружия. Полагает, что дело в этой части в отношении Б. следует прекратить и снизить наказание.

В кассационном представлении государственный обвинитель просит приговор в отношении Х., С., Б. отменить, дело направить на новое рассмотрение в тот же суд, но иным составом суда. В ходе судебного заседания стороной защиты были допущены нарушения требований ст.ст. 334, 335 ч. 6-8, 336 ч. 2, 3 УПК РФ о пределах исследуемых в присутствии присяжных заседателей вопросов.

Так, адвокат Н., например, в присутствии присяжных заседателей огласил и ходатайствовал о приобщении к делу медицинской справки о беременности жены Х., однако председательствующий никак не отреагировал на это нарушение закона.

Х., отвечая на вопросы защиты, в присутствии присяжных заседателей заявил, что "такие" показания на следствии давал, так как находился под подпиской о невыезде и не хотел, чтобы его взяли под стражу. Х. было объявлено замечание.

Адвокат Р. получил замечание при допросе свидетеля С. за то, что поставил вопрос о причине изменения ею показаний, спровоцировав ее на ответ, касающийся обстоятельств производства следственных действий. Он же, выступая в прениях, незаконно ставил под сомнение допустимые доказательства - показания С., данные в ходе следствия.

В представлении указано о наличии противоречий в ответах присяжных на вопросы 16 и 25 по оружию.

По мнению государственного обвинителя в мотивировочной части приговора (с. 9) председательствующий допустил противоречие, не позволяющее оценить правильность выводов суда о квалификации действий Б. и Х. по эпизоду нападения на семью Б.

В представлении указывается о не правильном основании оправдания Х. по ст. 222 ч. 3 УК РФ.

Кроме того, председательствующий необоснованно исключил из обвинения подсудимых квалифицирующий признак "организованной группой".

При постановке вопросов об участии подсудимых в банде вопросы не соответствуют требованиям ст. 339 УПК РФ.

По мнению прокурора, допущенные судом ошибки в применении уголовного и уголовно-процессуального законов, повлекли за собой назначение подсудимым несправедливого в силу чрезмерной мягкости наказания.

Проверив материалы дела и обсудив доводы жалоб, представления, судебная коллегия полагает необходимым кассационные жалобы и представление оставить без удовлетворения по следующим основаниям.

Как видно из материалов дела, существенных нарушений уголовно-процессуального законодательства в процессе расследования, в стадиях предварительного слушания, назначении судебного заседания и в ходе судебного разбирательства, влекущих в соответствии со ст. 379 УПК РФ отмену приговора суда присяжных, по данному делу не допущено.

Выводы о виновности осужденных в совершении преступлений и об оправдании их коллегией присяжных заседателей сделаны на основании доказательств, полученных с соблюдением закона и исследованных в суде.

Нарушений процессуальных норм, влекущих обязательную отмену или изменение приговора, из материалов дела не усматривается.

Довод представления о том, что адвокат Н. в присутствии присяжных заседателей огласил медицинскую справку о беременности жены Х., не подтверждается протоколом судебного заседания, из которого следует, что защитник ходатайствовал о приобщении ее к делу (т. 9, л.д. 85).

Что касается доводов представления о прозвучавших перед присяжными объяснений свидетеля С., осужденного Х. о причинах изменения ими показаний, то, как видно из протокола судебного заседания, председательствующий делал замечания этим лицам и разъяснял присяжным заседателям, чтобы они не принимали во внимание данные высказывания и об этом он напомнил в напутственном слове (т. 9 л.д. 111, 133, 33).

Аналогичное замечание и разъяснение сделал председательствующий при попытке адвоката Р. в прениях поставить под сомнение допустимость доказательства - показания С., данные им в ходе предварительного следствия (т. 9 л.д. 173, 33).

Что касается доводов представления относительно ответов присяжных по оружию в вопросах 16 и 25, то судебная коллегия полагает, что противоречий в ответах коллегии присяжных заседателей нет, поскольку по 25 вопросу дан ответ о недоказанности по хранению обреза в тайнике и переноске его к месту совершения преступления и назад к месту хранения, а в 16 вопросе такие действия в отношении С. не ставились.

Вопросный лист и вердикт коллегии присяжных заседателей соответствуют требованиям ст.ст. 338, 339 УПК РФ.

При формулировании вопросного листа председательствующий поставил вопросы в понятных присяжным заседателям формулировках и они не требовали собственно юридической оценки при вынесении присяжными заседателями своего вердикта.

С учетом результатов судебного следствия, прений сторон и поддержанного государственным обвинителем обвинения судьей были сформулированы вопросы.

Вопросы по обвинению в банде поставлены в рамках предъявленного обвинения.

Напутственное слово председательствующего соответствует требованиям ст. 340 УПК РФ.

Постановленный приговор отвечает требованиям ст.ст. 350, 351 УПК РФ, определяющих изъятия при постановлении приговора с участием присяжных заседателей.

Юридическая оценка действиям осужденных дана правильная.

Нельзя согласиться с доводом представления о наличии противоречия в мотивировочной части приговора (с. 9) по действиям Б. и Х. по эпизоду нападения на семью Б., поскольку, то о чем сделана ссылка в представлении, на данной странице приговора указывается о действиях Б. при нападении на семью Б., а в отношении Х. говорится о его осведомленности о намерениях соучастников преступления.

Нет оснований сомневаться в правильности квалификации действий Б. и Х. по эпизоду разбойного нападения на семью Б. Вердиктом присяжных признано доказанным и об этом указано в приговоре, что в ходе завладения имуществом Б. нападавшие угрожали ножом.

Указанные в приговоре основания оправдания Х. по ст. 222 ч. 3 УК РФ сомнений не вызывают, так как присяжные дали отрицательный ответ по действиям Х.

Судебная коллегия не может согласиться с доводами жалоб о наличии в действиях Б. добровольного отказа от дальнейшего незаконного хранения оружия. Суд правильно указал в приговоре, что сам факт приобретения и хранения обреза огнестрельного оружия, без соответствующего разрешения образует состав преступления, предусмотренный ст. 222 УК РФ. Добровольная сдача оружия в действиях Б. отсутствует, поскольку сдача оружия должна осуществляться в государственные органы власти. Б. лишь вернул обрез лицу, которое его также незаконно хранило. Данное оружие - не было изъято из незаконного оборота.

Поскольку присяжные заседатели признали недоказанными признаки организованной группы, которые раскрывали в вопросе N 28, то председательствующий обоснованно исключил данный квалифицирующий признак из предъявленных обвинений.

Оснований для смягчения либо для признания мягким назначенного осужденным наказания, судебная коллегия не усматривает.

Наказания осужденным назначены в соответствии с требованиями ст.ст. 60-65 УК РФ с учетом характера и степени общественной опасности совершенных преступлений, данных о личности осужденных, смягчающих наказание обстоятельств, а также влияние назначенного наказания на исправление каждого осужденного и на условия жизни их семей, являются справедливыми и смягчению по мотивам жалоб не подлежат.

В отношении Б. не установлено судом такого обстоятельства как активное способствование осужденным раскрытию преступления, изобличению других соучастников преступления и розыску имущества, добытого в результате преступления.

Ссылки в жалобе С. на состояние здоровья матери и что потерпевшие не имели к нему претензий, судебная коллегия не признает основаниями для смягчения наказания, поскольку наказание соответствует содеянному, является законным и обоснованным.

На основании изложенного и руководствуясь ст.ст. 377, 378, 379, 388 УПК РФ, судебная коллегия определила:

приговор Ульяновского областного суда с участием присяжных заседателей от 10 октября 2005 года в отношении Х., С. и Б. оставить без изменения, а кассационные жалобы и представление - без удовлетворения.



Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 27 декабря 2005 г. N 80-005-37сп


Текст определения официально опубликован не был


Текст документа на сайте мог устареть

Вы можете заказать актуальную редакцию полного документа и получить его прямо сейчас.

Или получите полный доступ к системе ГАРАНТ бесплатно на 3 дня


Получить доступ к системе ГАРАНТ

(1 документ в сутки бесплатно)

(До 55 млн документов бесплатно на 3 дня)


Чтобы приобрести систему ГАРАНТ, оставьте заявку и мы подберем для Вас индивидуальное решение