Постановление Президиума Верховного Суда РФ от 21 декабря 2005 г. N 620П05пр Суд отменил определение кассационной инстанции и передал уголовное дело на новое кассационное рассмотрение, поскольку подсудимый заявлял ходатайство об участии адвоката в кассационном разбирательстве, однако это ходатайство не было рассмотрено, чем были нарушены конституционные права подсудимого

Постановление Президиума Верховного Суда РФ от 21 декабря 2005 г. N 620П05пр


Президиум Верховного Суда Российской Федерации

рассмотрел уголовное дело по надзорному представлению заместителя Генерального прокурора Российской Федерации К. на кассационное определение Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации от 13 июля 2004 года в отношении Т.

Приговором Магаданского областного суда от 1 декабря 2003 года

Т., родившийся 13 декабря 1979 года в пос. Усть-Омчуг Тенькинского района Магаданской области, судимый:

17 февраля 1997 года по ч. 1 ст. 144 УК РСФСР, п.п. "б", "г" ч. 2 ст. 146 УК РСФСР к 6 годам лишения свободы, освобожден 17 января 2002 года в связи с актом об амнистии от 30 ноября 2001 года;

25 июня 2002 года по п.п. "б", "г" ч. 2 ст. 161 УК РФ к 4 годам 6 месяцам лишения свободы условно с испытательным сроком 5 лет, -

осужден по ст. 105 ч. 2 п.п. "к", "н" УК РФ на 15 лет лишения свободы.

На основании ч. 5 ст. 74 УК РФ отменено условное осуждение по приговор) от 25 июня 2002 года и на основании ч. 1 ст. 70 УК РФ по совокупности приговоров путем частичного сложения наказаний окончательно назначено 17 лет лишения свободы с отбыванием в исправительной колонии особого режима.

Кассационным определением Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации от 13 июля 2004 года приговор в отношении Т. изменен, исключены указания об отягчающем наказание обстоятельстве - рецидиве преступлений и о наличии в действиях Т. особо опасного рецидива. Местом отбывания наказания определена исправительная колония строгого режима.

В надзорном представлении поставлен вопрос об отмене кассационного определения и направлении дела на новое кассационное рассмотрение в связи с нарушением права Т. на защиту.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации В., изложившего обстоятельства уголовного дела, содержание приговора и кассационного определения, мотивы надзорного представления и вынесения постановления о возбуждении надзорного производства, выступление заместителя Генерального прокурора Российской Федерации К., полагавшего надзорное представление удовлетворить, объяснения осужденного Т. в режиме видеоконференцсвязи и адвоката О., поддержавших доводы надзорного представления и просивших кассационное определение отменить, Президиум Верховного Суда Российской Федерации установил:

Т. признан виновным в убийстве П. и Г., неоднократно, с целью скрыть другое преступление.

Преступления совершены в п. Усть-Омчуг Тенькинского района Магаданской области при следующих обстоятельствах.

Вечером 14 ноября 2002 года в квартире 17 дома 13 "а" по ул. Заводской в ходе распития спиртного Т., Г. и П.: между последним и Т. на почве внезапно возникших личных неприязненных отношений произошла ссора. Т. в присутствии Г. стал наносить П. удары кулаком по лицу, от которых последний упал на пол. После этого Т. взял со стола, стоявшего рядом, хозяйственно-бытовые ножи, один большой с черной пластмассовой рукояткой и небольшой нож с деревянной рукояткой и зазубренным обушком - и умышленно из личных неприязненных отношений, возникших на бытовой почве, с целью убийства нанес П. множественные удары этими ножами в область грудной клетки, головы, шеи и правого предплечья. В результате указанных насильственных действий Т. П. были причинены телесные повреждения в виде множества колото - резаных ран, в том числе проникающих в плевральную и брюшную полости с повреждением легкого, сердца, кишечника и крупных сосудов, в том числе крупных сосудов головы и шеи. От полученных телесных повреждений П. скончался.

После совершения убийства П. Т., осознавая, что находившаяся в комнате Г. видела совершенное им убийство П., и понимая, что Г. является свидетелем этого преступления и в дальнейшем сообщит в правоохранительные органы о совершенном преступлении, действуя умышленно, с целью сокрытия совершенного им ранее убийства П. и с целью причинения смерти Г. нанес последней ножом множественные удары в область головы, шеи, грудной клетки и правового предплечья, которыми причинил тяжкий вред здоровью, опасный для жизни, и от которых Г. скончалась на месте.

В надзорном представлении поставлен вопрос об отмене кассационного определения и направлении дела на новое кассационное рассмотрение в связи с нарушением права Т. на защиту. В представлении указывается, что Т. в кассационной жалобе высказывал ходатайство об обеспечении его защитником при кассационном рассмотрении дела. Однако процессуальных решений по данному ходатайству осужденного в материалах уголовного дела не имеется, и дело в кассационном порядке было рассмотрено без участия адвоката, что лишило Т. возможности воспользоваться квалифицированной юридической помощью в суде кассационной инстанции.

Президиум Верховного Суда Российской Федерации находит надзорное представление подлежащим удовлетворению по следующим основаниям.

В соответствии с п. 4 ч. 2 ст. 381 УПК РФ рассмотрение уголовного дела без участия защитника, когда его участие является обязательным в соответствии с УПК РФ, или с иным нарушением права обвиняемого пользоваться помощью защитника, является в любом случае основанием к отмене судебного решения.

Как видно из материалов уголовного дела, 13 декабря 2003 года в кассационной жалобе осужденный Т. для представления его интересов в суде кассационной инстанции просил назначить ему защитника - адвоката (т. 4 л.д. 11).

В материалах уголовного дела нет сведений о том, что Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ обсуждала данное ходатайство осужденного. 25 февраля 2004 года обсуждалось лишь ходатайство осужденного о вызове его для участия в суде кассационной инстанции и данное ходатайство было удовлетворено. Как видно из кассационного определения от 13 июля 2004 года, уголовное дело в отношении Т. было рассмотрено в суде второй инстанции без участия защитника.

Право подозреваемого и обвиняемого на защиту при производстве по уголовному делу закреплено в ст. 16 УПК РФ в качестве одного из принципов уголовного судопроизводства, в силу чего положения данной статьи распространяются на все стадии уголовного процесса.

По смыслу ст. 16 УПК РФ, а также ст. 50 УПК РФ, регламентирующей порядок реализации права на защиту, приглашение, назначение, замена защитника и оплата его труда в отношении осужденного осуществляются по тем же правилам, что и в отношении подозреваемого и обвиняемого.

Иное толкование положений ст. 16 и ст. 50 УПК РФ противоречило бы ч. 1 ст. 48 Конституции РФ, гарантирующей каждому право на получение квалифицированной юридической помощи и означало бы ничем не оправданное ограничение процессуальных прав осужденного по сравнению с такими же правами, предусмотренными законом для лица, подозреваемого или обвиняемого в совершении преступления. Более того, сам по себе переход от одной процессуальной стадии к другой не может влечь за собой ограничение права на защиту, закрепленного в качестве принципа уголовного судопроизводства.

При таких обстоятельствах следует признать, что право осужденного Т. на защиту при рассмотрении его дела в кассационной инстанции было нарушено, вследствие чего кассационное определение от 13 июля 2004 г. подлежит отмене с передачей дела на новое кассационное рассмотрение.

На основании изложенного и руководствуясь ст.ст. 407 и 408 УПК РФ, Президиум Верховного Суда Российской Федерации постановил:

1. Надзорное представление заместителя Генерального прокурора Российской Федерации К. удовлетворить.

2. Кассационное определение Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации от 13 июля 2004 года в отношении Т. отменить и передать уголовное дело на новое кассационное рассмотрение.


Президиум Верховного Суда РФ удовлетворил надзорное представление заместителя Генерального прокурора РФ, который просил передать уголовное дело на новое рассмотрение в связи с нарушением права осужденного на защиту.

Подчеркивается, что по смыслу ст. 16 УПК РФ, а также ст. 50 УПК РФ, регламентирующей порядок реализации права на защиту, приглашение, назначение, замена защитника и оплата его труда в отношении осужденного осуществляются по тем же правилам, что и в отношении подозреваемого и обвиняемого. Иное толкование ст. 16 и ст. 50 УПК РФ противоречило бы ч. 1 ст. 48 Конституции РФ и означало бы ничем не оправданное ограничение процессуальных прав осужденного по сравнению с такими же правами, предусмотренными законом для лица, подозреваемого или обвиняемого в совершении преступления. Более того, сам по себе переход от одной процессуальной стадии к другой не может влечь за собой ограничение права на защиту, закрепленного в качестве основного принципа уголовного судопроизводства.

Вместе с тем в материалах дела отсутствуют какие-либо процессуальные решения по ходатайству осужденного об обеспечении его защитником при кассационном рассмотрении дела, что является безусловным основанием для отмены состоявшегося судебного акта.


Постановление Президиума Верховного Суда РФ от 21 декабря 2005 г. N 620П05пр


Текст постановления официально опубликован не был


Откройте нужный вам документ прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.