Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 20 декабря 2005 г. N 49-005-86 Принудительные меры медицинского характера в виде принудительного лечения в психиатрическом стационаре специализированного типа в отношении осужденного назначены правильно, так как судебная экспертиза показала, что в период времени, относящийся к инкриминируемому осужденному деянию, осужденный обнаруживал признаки временного психического расстройства в виде осложненного алкогольным опьянением сумеречного расстройства сознания, что лишало его возможности осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий и руководить ими

Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 20 декабря 2005 г. N 49-005-86


Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации

20 декабря 2005 года рассмотрела в судебном заседании кассационную жалобу потерпевшей Б., на постановление Верховного суда Республики Башкортостан от 20 октября 2005 года, по которому

М., 23 ноября 1981 года рождения, слесарь-сантехник МУ ЖРЭП-52, холостой, без определенного места регистрации, ранее не судимый,

в соответствии со ст. 21 УК РФ освобожден от уголовной ответственности за совершение запрещенных уголовным законом общественно опасных деяний, предусмотренных ст.ст. 30 ч. 3 - 131 ч. 1, 105 ч. 2 п. "к" и 158 ч. 1 УК РФ, ему назначена принудительная мера медицинского характера в виде принудительного лечения в психиатрическом стационаре специализированного типа.

Заслушав доклад судьи Т., выступления адвоката Я. в интересах потерпевшей Б. об отмене постановления по доводам кассационной жалобы, адвоката Ш., считающей доводы жалобы потерпевшей несостоятельными и не основанными на материалах дела, мнение прокурора Б., полагавшего постановление оставить без изменения, кассационную жалобу - без удовлетворения, судебная коллегия установила:

М. совершил запрещенные уголовным законом общественно опасные деяния - покушение на изнасилование, убийство с целю скрыть другое преступление, а также кражу.

Указанные общественно опасные деяния совершены 18 апреля 2005 года в г. Уфе Республики Башкортостан при обстоятельствах, изложенных в постановлении.

В кассационной жалобе и дополнениях к ней потерпевшая Б. просит постановление отменить, уголовное дело возвратить прокурору Республики Башкортостан для составления обвинительного заключения, так как не учтены обстоятельства, которые могли существенно повлиять на выводы суда. В обоснование жалобы указывает, что вывод о невменяемости М. судом сделан без учета его поведения до, во время и после совершения преступлений, без критической оценки акта судебно-психиатрической экспертизы и показаний эксперта. Не соглашаясь с выводами судебно-психиатрической экспертизы, указывает на то, что они сделаны по неполно исследованным материалам дела - медицинским документам, показаниям родственников и свидетелей; амнезия у М. связана с употреблением алкоголя, и ее течение у него не подпадает под описание в научных трудах, его действия были осмысленными и логичными; не проверены выводы экспертов о наличии нейросифилиса, нейроинфекции и черепно-мозговой травмы. Приводит доводы о том, что у М. не было заболеваний, которые могли бы повлечь сумеречные нарушения сознания, в его поведении не было странностей. Считает, что суд не связан с мнением государственного обвинителя в части объема предъявленного обвинения по краже денег и золотой цепочки и не выяснил мнение потерпевшей по этому вопросу, а оснований не доверять ее показаниям не было.

В письменных возражениях на кассационную жалобу потерпевшей государственный обвинитель, защитник и законный представитель - М. просят постановление суда оставить без изменения.

Судебная коллегия, изучив материалы дела и проверив доводы, содержащиеся в кассационной жалобе и возражениях на нее, находит постановление законным и обоснованным по следующим основаниям.

Выводы суда о совершении М. запрещенных уголовным законом общественно-опасных деяний основаны на показаниях свидетелей, акте судебно-медицинского исследования трупа Д., заключениях экспертов об обнаружении отпечатков пальцев, следа обуви М. на месте происшествия, обнаружении крови потерпевшей на его одежде, протоколе обнаружения частей разбитого телефона сотовой связи на имя потерпевшей по его месту жительства и на других доказательствах, исследованных в судебном заседании.

Все вопросы, указанные в ст. 442 УПК РФ, исследованы и разрешены судом в полном объеме.

С доводами кассационной жалобы потерпевшей о том, что выводы судебно-психиатрической экспертизы противоречат фактическим обстоятельствам дела, не согласуются с поведением М. до, во время и после совершения преступлений, и не учтены существенные обстоятельства, которые могли повлиять на выводы экспертов, согласиться нельзя.

Как видно из материалов дела органами следствия в отношении М. с целью установления его психического состояния произведена стационарная, комплексная психолого-психиатричекая экспертиза.

Согласно заключению комиссии экспертов N 296 М. хроническим психическим расстройством не страдает. Однако обнаруживает признаки органического заболевания головного мозга сложного генеза. В период времени, относящийся к инкриминируемому ему деянию, обнаруживал признаки временного психического расстройства в виде осложненного алкогольным опьянением сумеречного расстройства сознания, что лишало его возможности осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий и руководить ими.

Судом этот акт экспертизы проверен и признан объективным и достоверным, основанном на имеющихся в деле и исследованных экспертами материалах.

Сведения, указанные в заключении экспертов, согласуются с показаниями свидетелей М., М., М., данными, содержащимися в свидетельстве о болезни М. и другими материалами дела, они разъяснены экспертом К.

Компетентность экспертов сомнений не вызывает. Ходатайств о проведении дополнительной или повторной экспертизы потерпевшая не заявляла.

Вопреки доводам кассационной жалобы потерпевшей при проведении экспертизы использованы различные методы исследования с изучением материалов дела, медицинских документов, показаний родственников и свидетелей, с клиническим наблюдением и обследованием М. в отделении.

Экспертами учтено поведение М., его состояние здоровья, объяснения о содеянном.

Какие-либо объективные данные, который могли бы вызвать сомнения в выводах экспертов относительно психического состояния М., о наличии последствий черепно-мозговой травмы, нейросифилиса, нейроинфекции в материалах дела отсутствуют.

Поэтому содержащиеся в кассационной жалобе потерпевшей доводы о необъективности выводов экспертов, что действия М. были осмысленными и логичными, не подтверждены выводы экспертов о наличии признаков временного психического расстройства в виде осложненного алкогольного опьянения с сумеречным расстройством сознания, обоснованными признать нельзя.

При таких данных суд принял правильное решение об освобождении М. на основании ст. 21 УК РФ от уголовной ответственности за совершение запрещенных уголовным законом общественно опасных деяний, предусмотренных ст.ст. 30 ч. 3 - 131 ч. 1, 105 ч. 2 п. "к", и 158 ч. 1 УК РФ и назначении ему принудительной меры медицинского характера в виде принудительного лечения в психиатрическом стационаре специализированного типа.

Что касается содержащихся в кассационной жалобе потерпевшей доводов о том, что суд не связан с мнением прокурора о недоказанности хищения М. денег и золотой цепочки, и потерпевшей не была предоставлена возможность высказать свое мнение, то они также являются необоснованными, поскольку, как видно из материалов дела, потерпевшая выступала в прениях после прокурора и по этому вопросу не высказалась.

В соответствии со ст.ст. 37, 246 УПК РФ в ходе судебного разбирательства прокурор поддерживает государственное обвинение, обеспечивая его законность и обоснованность, а если в ходе судебного разбирательства придет к убеждению, что представленные доказательства не подтверждают предъявленное обвинение, то он отказывается от обвинения, изложив мотивы отказа. Такой отказ влечет за собой прекращение уголовного дела или уголовного преследования полностью или в соответствующей его части.

Суд обоснованно согласился с мотивированным мнением прокурора об отсутствии достаточных доказательств, подтверждающих факт хищения М. золотой цепочки и денег.

Таким образом, судебная коллегия приходит к выводу, что дело расследовано и рассмотрено судом в соответствии с требованиями закона.

Каких-либо нарушений норм УПК РФ, влекущих отмену или изменение постановления, не имеется.

На основании изложенного, руководствуясь ст.ст. 377-378, 388 УПК РФ, судебная коллегия определила:

постановление Верховного суда Республики Башкортостан от 20 октября 2005 года в отношении М. оставить без изменения, а кассационную жалобу потерпевшей - без удовлетворения.



Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 20 декабря 2005 г. N 49-005-86


Текст определения официально опубликован не был


Откройте нужный вам документ прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.