Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 23 января 2006 г. N 35-005-76 Оснований для смягчения наказания за умышленное причинение средней тяжести вреда здоровью, не опасного для жизни, и убийство группой лиц с целью сокрытия другого преступления нет, так как наказание назначено с учетом общественной опасности содеянного и обстоятельств, смягчающих наказание

Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 23 января 2006 г. N 35-005-76


Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ

рассмотрела в судебном заседании от 23 января 2006 года кассационные жалобы осужденных С. и К. на приговор Тверского областного суда от 30 августа 2005 года, которым

С., 21 ноября 1983 года рождения, уроженец г. Кашина Тверской области, со средне-специальным образованием, холостой, неработавший, судимый 25 января 2005 года по п. "а" ч. 2 ст. 158 УК РФ к двум годам лишения свободы, в соответствии со ст. 73 УК РФ условно с испытательным сроком два года, -

осужден к лишению свободы:

по п. "г" ч. 2 ст. 112 УК РФ на два года;

по п.п. "ж", "к" ч. 2 ст. 105 УК РФ на двенадцать лет.

На основании ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений наказание С. назначено в виде двенадцати лет шести месяцев лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

Постановлено "наказания, назначенные по данному приговору и приговору Кашинского городского суда Тверской области от 25 января 2005 года, исполнять самостоятельно".

К., 23 февраля 1984 года рождения, уроженец г. Кашина Тверской области, со средним образованием, разведенный, несудимый, -

осужден к лишению свободы:

по п. "г" ч. 2 ст. 112 УК РФ на два года;

по п.п. "ж", "к" ч. 2 ст. 105 УК РФ на двенадцать лет.

На основании ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений наказание К. назначено в виде двенадцати лет шести месяцев лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

Этим же приговором осуждены С. и М., на приговор в отношении которых кассационные жалобы и представления не принесены.

Приговором суда С. и К. признаны виновными и осуждены за умышленное причинение средней тяжести вреда здоровью Л., не опасного для его жизни и не повлекшего последствий, указанных в ст. 111 УК РФ, но вызвавшего длительное расстройство здоровья, группой лиц, а затем после этого за совершенное убийство Л. группой лиц с целью сокрытия другого преступления, совершенные ими в ночь с 10 на 11 декабря 2004 года при указанных в приговоре обстоятельствах в городе Кашине Тверской области.

Заслушав доклад судьи Г., мнение прокурора Я., полагавшего необходимым приговор оставить без изменения, судебная коллегия установила:

в своей кассационной жалобе осужденный С. указывает, что с приговором он не согласен, так как при назначении ему наказания суд не учел его явку с повинной, а также то, что в семье он является единственным кормильцем, мать у него "разведена довольно давно" и имеет ряд заболеваний, не позволяющих ей работать.

Осужденный С. просит снизить ему срок наказания.

В кассационной жалобе осужденный К. считает, что судом не приняты во внимание, в том числе при назначении наказания, его (К.) показания о том, что он не наносил удары ножом в область лица потерпевшего. Его показания в этой части подтверждаются очными ставками с другими осужденными, явкой с повинной М. Суд не учел смягчающие наказание обстоятельства - мера пресечения у него была в виде подписки о невыезде, от вызовов следователя не уклонялся, он (К.) не судим. Вину свою в совершении преступлений признает и раскаивается в содеянном.

Обращает внимание на свой возраст, на возраст своего ребенка. "На воле у него один отец, а мать его (осужденного) с 14 лет бросила на произвол судьбы". "На ноги становиться ему пришлось самому". Работал, проживал с девушкой, с которой у него родился сын. Потом он (К.) с девушкой расстались, она забрала сына и оставила его (К.). Его (осужденного) бабушка - мать отца нуждается в поддержке.

К. просит приговор в отношении него изменить, применить ему более мягкую меру наказания.

В возражениях на жалобы государственный обвинитель К. полагает, что они подлежат отклонению, просит приговор оставить без изменения.

Проверив материалы уголовного дела, обсудив доводы осужденных С. и К., изложенные ими в жалобах, судебная коллегия считает, что вина названных осужденных в содеянном ими подтверждена собранными по делу, проверенными в судебном заседании и указанными в приговоре доказательствами.

Доказанность вины в совершении установленных приговором преступлений, юридическую квалификацию своих действий в отношении потерпевшего Л. осужденные С. и К. в жалобах не оспаривают.

В судебном заседании в предъявленном обвинении виновными себя С. и К. признали в полном объеме.

От дачи показаний осужденные, в том числе С. и К., в судебном заседании отказались.

В ходе предварительного следствия при допросе в качестве обвиняемого (л.д. 80-82 т. 1) С. пояснял, что 5 декабря 2004 года у С. из дома, где они тогда временно проживали, были похищены вещи, в том числе зимняя куртка типа пуховика, брючный ремень. В момент кражи в доме находилась П., она спряталась и с ее слов она видела друзей мужчины по кличке "Джон". Заявление о краже никто из них в ОВД Кашинского района не подавал.

10 декабря 2004 года во время совместного употребления спиртных напитков, в распитии которых принимали участие С., К., М., Таня, он (С.) и П., последняя сообщила, что она слышала о том, что куртка С. перешла к Л. Он (С.), С., К. и М. пошли к Л. за курткой. Двери дома Л. были открыты, тот спал на кровати пьяный. Они (осужденные) скинули Л. с кровати, спрашивали, где куртка. Потерпевший сказал, что она у "Джона". Они (осужденные) все вместе стали избивать Л. Последний утверждал, что "Джон" приносил какую-то куртку, но потом забрал. Он (С.) предложил Л. одеться, пройти с ними (осужденными), что тот и сделал. Они отвели Л. в нежилой дом по улице Питомник. По дороге К. толкал Л. в спину, чтобы он быстрее шел. В том заброшенном доме они все вместе вновь стали бить Л. От полученных телесных повреждений Л. потерял сознание.

Потом они (осужденные) стояли и смотрели на потерпевшего. Он (С.) спросил у остальных, что они (осужденные) будут делать. С. достал имевшийся у него нож и сказал, что у него есть нож. Он (С.) предложил всем убить Л. С., К. и М. дали на это свое согласие.

Он (С.) взял у С. нож. Рукоятка у ножа была темного цвета, длина лезвия около 7 см, ширина лезвия около 7 мм. Этим ножом нанес три удара в спину Л. Передал нож К., который тоже ударил в спину Л. этим ножом три раза. После этого К. передал нож С. и последний тоже сделал три удара ножом в спину потерпевшего, после чего нож отдал М. М. ударил три раза ножом Л. в область спины. М. передал нож ему (С.) и он нанес удар ножом в область поясницы Л. Затем они (осужденные) стали передавать нож друг другу и каждый делал по несколько ударов в область тела потерпевшего. К. после этого несколько раз ударил Л. ножом в область лица. Тот захрипел. С., взяв у К. нож, начал резать горло Л. К. и С. сняли с Л. куртку.

Затем они пошли выбрасывать нож. Кто-то из них (осужденных) куртку Л. выбросил в трубу. Нож С. выкинул на крышу гаражей у магазина, принадлежащего ЧП Т.

При допросе в качестве обвиняемого (л.д. 150-151 т. 1) К. признал, что он совместно с С., С. и М. убили Л. Он (К.) нож в свои руки брал два раза, нанес потерпевшему не менее трех ударов ножом в поясничную область.

В ходе допросе в качестве обвиняемого (л.д. 115-117 т. 1) С. дал показания, аналогичные изложенным выше пояснениям С. Указывал, что в доме потерпевшего он (С.) наносил удары Л. в область головы руками и ногами, всего нанес около пяти ударов кулаками в лицо и несколько ударов ногами по лицу, когда тот лежал. Все другие осужденные тоже наносили удары руками и ногами по телу и в область лица Л. В заброшенном доме вначале до потери потерпевшим сознания применяли к последнему такое же насилие. Он бил его ногами и руками по голове и телу. Пояснял, что убить Л. предложил он. Нож взял из дома потерпевшего.

На предварительном следствии в качестве обвиняемого М. пояснял (л.д. 183-187 т. 1), что 10 декабря 2004 года в ходе распития спиртных напитков С. сказал, что у него украли куртку. По предложению С. за курткой пошли он (М.), С., С. и К. В дом потерпевшего зашли все четверо. Л. лежал на кровати. Его стал будить С., спрашивал куртку. Тот что-то произносил невнятное. С. ударил Л. Последний говорил, что куртки у него нет.

Проходя мимо питомника они (осужденные) завели Л. в заброшенный дом или сарай. С. ударил потерпевшего, тот упал.

С. достал нож и стал наносить им удары в левый бок Л. Потом передал нож К. Последний отказывался бить мужчину, но С. стал говорить, что пришли они (осужденные) все вместе, все должно быть почестному. Тогда К. нанес удар ножом в бок Л. Передал нож С., который тоже нанес потерпевшему удар ножом, а потом передал нож ему (М.). Он тоже ударил ножом Л. Нож отдал С.

Видел, что горло Л. ножом перерезал С.

Допрошены на следствии осужденные в установленном законом порядке, с участием их защитников в лице адвокатов. Им разъяснялись предусмотренные законом права, в том числе положения ст. 51 Конституции Российской Федерации. Каждый из них предупреждался, что их показания могут быть использованы в качестве доказательств по делу, в том числе и при последующем их отказе от них.

Дав анализ доказательствам по делу, обоснованно признав их достоверными, поскольку они согласуются между собой, подтверждаются другими фактическими данными по делу, суд обоснованно приведенные выше показания осужденных, а также заявление К. от 14 июня 2005 года (л.д. 153 т. 1), явку с повинной М. от 23 мая 2005 года (л.д. 177 т. 1), отраженные сведения в протоколах проверки показаний С. на месте (л.д. 23-29 т. 1), очных ставок между С. и К. (л.д. 207-211 т. 1) (л.д. 212-216 т. 1) положил в основу обвинительного приговора в отношении С. и К., в основу их обвинения.

Свидетель И. пояснила в судебном заседании, что в ту ночь она находилась в квартире Б. Легла спать. В час ночи она проснулась от шума в квартире Л. Слышала нецензурную брань в его адрес, удары. Молодые голоса требовали с него какую-то куртку. Продолжалось это примерно 30 минут. Потом она услышала голос: "Собирайся, пойдешь с нами" После этого все стихло. На следующий день, когда Б. пришла с работы домой, она рассказала ей о происшедшем в ночное время в квартире соседа.

Свидетель Б. в судебном заседании со слов И. дала аналогичные показания. Указала, что вечером она и И. решили посмотреть, находится ли дома Л., что с ним. И. говорила, что Л. не пришел с ночи домой. Входная дверь его квартиры была не заперта. Дома Л. не было. На матрасе видели пятна крови. Возле кровати находилась лужа крови.

14 декабря 2004 года она (Б.) вновь с М. проверили квартиру Л. Последнего дома не было и тогда М. вызвала работников милиции.

Показания Б. подтвердила в суде свидетель М.

Из показаний свидетеля П. следует, что 10 декабря 2004 года она, С., С., К. и Сергей в доме N 6 по улице Питомник употребляли разведенный спирт. Потом после 24 часов эти ребята ушли, сказав, что пошли узнать про куртку. Отсутствовали они примерно три часа. По их возвращении у С. на брюках заметила пятна, похожие на кровь, у С. такие же пятна имелись на кроссовках. Было видно, что он их затирал.

После этого дня у С. она не видела складного ножа, который тот обычно носил.

Вина С. и К. подтверждается данными протокола осмотра места происшествия от 14 декабря 2004 года, протокола осмотра трупа Л., указанными в приговоре.

Материалами дела установлено, что на крыше гаража N 14 по лице Железнодорожной г. Кашина напротив дома N 10 был обнаружен нож.

Согласно заключению судебно-медицинского эксперта смерть Л. 1962 года рождения наступила от острой кровопотери, развившейся в результате возникновения у него резаных ран шеи с повреждением крупных кровеносных сосудов.

При исследовании трупа Л. у него были обнаружены: множественные (2) резаные раны шеи (резаная рана передне-левой поверхности в верхней трети с повреждением левой сонной артерии и вены, резаная рана задне-левой поверхности с повреждением левой позвоночной артерии); множественные (3) проникающие в левую плевральную и брюшную полости ранения спины с повреждением левого легкого и левой почки; множественные (21) непроникающие колото-резаные раны спины слева с повреждением мягких тканей; закрытая черепно-мозговая травма с кровоизлияниями под мягкие мозговые оболочки и в вещество головного мозга (кровоподтек левой ушной раковины и кровоизлияние в мягкие ткани теменно-височной области слева, кровоподтек правой ушной раковины и кровоизлияние в мягкие ткани правой височной области с размозжением правой височной мышцы, точечные кровоизлияния в вещество голоного мозга); множественные (8) поверхностные резаные раны левой половины лица с повреждением мягких тканей; кровоизлияние в мягкие ткани передней поверхности грудной клетки по левому краю грудины на уровне 4-6 ребер; множественные (6) кровоподтеки лица (кровоподтеки лобной области справа, лобно-височной области справа, лобной области слева на границе с теменной и височной, левой скуловой области с переходом на верхнее веко левого глаза, спинки носа с кровоизлиянием в белочную оболочку в области внутреннего угла левого глаза, правой скуловой области).

Указанные телесные повреждения у Л. возникли незадолго до наступления его смерти.

Резаные раны шеи, левой половины лица возникли в результате действия предмета, обладающего режущими свойствами, например, лезвие клинка ножа. Проникающие ранения спины слева с повреждением левого легкого и левой почки, множественные непроникающие ранения спины слева с повреждением мягких тканей возникли в результате действия клинка колюще-режущего орудия с односторонней заточкой и П-образным обушком, шириной около 0,1 см, с шириной клинка на уровне погружения около 1-1,2 см. Закрытая черепно-мозговая травма с кровоизлияниями под оболочки и в вещество головного мозга возникла в результате не менее чем 2-5 ударов тупыми твердыми предметами, возможно, кулаками и ногами по передней и боковым поверхностям головы. Кровоизлияние в мягкие ткани передней поверхности грудной клетки по левому краю грудины и множественные кровоподтеки лица возникли в результате не менее чем семи ударов кулаками и ногами в соответствующие области тела.

Все обнаруженные у Л. резаные и колото-резаные ранения могли возникнуть в результате действия клинка одного и того же ножа.

Направление раневых каналов, их глубина и характер ранений свидетельствуют о том, что они возникли в результате нанесенных с достаточно большой силой ударов клинком колюще-режущего орудия в направлениях, совпадающих с направлениями раневых каналов.

Резаные раны шеи с повреждением крупных кровеносных сосудов и проникающие ранения спины слева с повреждением левого легкого и левой почки у Л. являлись опасными для жизни и по этому признаку относятся к категории телесных повреждений, причинивших тяжкий вред здоровью. Между возникновением резаных ран шеи и наступлением смерти пострадавшего имеется прямая причинная связь.

Учитывая протяженность ран в области лица слева и глубину их раневых каналов, эксперт пришел к выводу, что эти ранения являются неизгладимыми.

Возникновение закрытой черепно-мозговой травмы у Л. сопровождалось ушибом головного мозга, должно было повлечь за собой расстройство здоровья на срок более трех недель и по этому признаку относится к категории телесных повреждений, причинивших вред здоровью средней степени тяжести.

Локализация обнаруженных у Л. телесных повреждений свидетельствует о том, что в момент их возникновения взаиморасположение потерпевшего и нападавших неоднократно изменялось.

По заключению эксперта повреждения на одежде и раны на коже спины Л. могли быть нанесены изъятым на крыше гаража, расположенного по улице Железнодорожной г. Кашина, ножом.

Вина С. и К. подтверждается другими материалами дела, изложенными в приговоре.

Оценив каждое доказательство с точки зрения относимости, допустимости, достоверности, а все их в совокупности с точки зрения достаточности для разрешения дела, суд пришел к обоснованному выводу о доказанности вины С. и К. в совершении каждым преступлений, установленных приговором. Действия С. и К. по п. "г" ч. 2 ст. 112, п.п. "ж", "к" ч. 2 ст. 105 УК РФ каждого квалифицированы правильно.

Выводы суда мотивированы, они соответствуют фактическим обстоятельствам дела, основаны на проверенных в судебном заседании доказательствах. Обстоятельства по делу исследованы полно, всесторонне, объективно. Допустимость доказательств, положенных судом в основу обвинения С. и К., сомнений не вызывает. Все эти доказательства, в том числе показания осужденных на следствии, в судебном заседании исследованы, всем им при постановлении приговора дана верная юридическая оценка.

Доказательства, установленные по делу фактические обстоятельства происшедших событий позволили суду обоснованно признать, что вначале осужденные, в том числе С. и К., избили потерпевшего, причинили ему своими действиями, применяя в отношении него насилие, вред здоровью средней тяжести, привели его в бессознательное состояние.

После этого с целью сокрытия этого преступления С. предложил убить Л., на что остальные, в том числе К., согласились. Реализуя это намерение, с целью убийства Л. С. и К. с другими лицами нанесли ему множественные удары.

Действовали осужденные в отношении потерпевшего как в процессе избиения, так затем и в ходе его убийства совместно, согласованно.

Характер своих действий и действий других С. и К. понимали, сознавали, что в отношении Л. и в том, и другом эпизоде их обвинения они действуют группой лиц.

Предложение С. убить Л., согласие на это К., использование ими в качестве орудия преступления ножа, нанесение каждым множественных ударов ножом в места расположения жизненно-важных органов потерпевшего, характер и локализация причиненных ему ими с другими лицами телесных повреждений свидетельствуют, как правильно признал суд, о наличии у С. и К. умысла на лишение жизни Л. Действовали они с единым умыслом в достижении общего для них результата - смерти потерпевшего, содействуя при этом друг другу и другим с ними лицам в достижении задуманного.

Действуя совместно, в том числе с другими осужденными, с умыслом, направленным на совершение убийства, применяя насилие с использованием ножа, С. и К. непосредственно участвовали в процессе лишения жизни Л.

Как в процессе причинения Л. средней тяжести вреда здоровью, так после этого и в ходе его убийства, С. и К. действовали сознательно, последовательно, целенаправленно. Действия их носили умышленный характер.

Мотив действий С. и К. в отношении потерпевшего проверялся, он установлен и указан в приговоре.

Вывод суда о вменяемости осужденных является обоснованным.

Наказание С. и К. назначено в соответствии с требованиями ст.ст. 6, 60 УК РФ. Данные о их личностях, в том числе указанные ими в жалобах, суду при постановлении приговора были известны, при назначении им наказания они приняты во внимание. К обстоятельствам, смягчающим наказание, суд отнес наличие у К. малолетнего ребенка и его явку с повинной, оказание С. помощи следствию в раскрытии преступления и изобличение им других участников преступления. Назначенное им наказание не выходит за пределы, предусмотренные положениями ст. 62 УК РФ, чрезмерно суровым, несправедливым признать его нельзя.

Для смягчения С. и К. наказания, как о том они ставят вопрос в своих жалобах, судебная коллегия оснований не находит.

Нарушений норм уголовно-процессуального закона, влекущих отмену или изменение приговора, по делу не допущено.

Кассационные жалобы осужденных С. и К. удовлетворению не подлежат.

На основании изложенного, руководствуясь ст.ст. 377, 378, 388 УПК РФ, судебная коллегия определила:

приговор Тверского областного суда от 30 августа 2005 года в отношении С. и К. оставить без изменения, а кассационные жалобы осужденных С. и К. - без удовлетворения.



Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 23 января 2006 г. N 35-005-76


Текст официально опубликован не был


Текст документа на сайте мог устареть

Вы можете заказать актуальную редакцию полного документа и получить его прямо сейчас.

Или получите полный доступ к системе ГАРАНТ бесплатно на 3 дня


Получить доступ к системе ГАРАНТ

(1 документ в сутки бесплатно)

(До 55 млн документов бесплатно на 3 дня)


Чтобы приобрести систему ГАРАНТ, оставьте заявку и мы подберем для Вас индивидуальное решение