Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 27 декабря 2005 г. N 11-005-92 Оснований для отмены или изменения приговора, как о том просит осужденный, нет, так как его виновность в организации убийства, совершенного по найму, и в незаконном приобретении, передаче, хранении и ношении огнестрельного оружия, боеприпасов, полностью доказана совокупностью доказательств по делу

Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 27 декабря 2005 г. N 11-005-92


Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации

рассмотрела в судебном заседании от 27 декабря 2005 года кассационную жалобу осужденного Г., адвокатов С. и Х. на приговор Верховного суда Республики Татарстан от 30 сентября 2005 года, по которому

Г., родившийся 24 сентября 1975 года в городе Нижнекамске Республики Татарстан, неработавший, судимый 6.05.2005 г. по ст.ст. 15 ч. 2, 102 п. "б" УК РСФСР к 9 годам лишения свободы,

осужден к лишению свободы: по ст.ст. 33 ч. 3, 105 ч. 2 п. "з" на 9 лет; по ст. 222 ч. 1 УК РФ на 3 года; на основании ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений на 11 лет и на основании ст. 69 ч. 5 УК РФ окончательно на 17 лет с отбыванием в исправительной колонии строгого режима.

Срок наказания постановлено исчислять с 17 ноября 2004 года.

Приговором определена судьба вещественных доказательств.

Заслушав доклад судьи Т., выступление адвоката Х. об отмене приговора по доводам кассационных жалоб, мнение прокурора Х. об оставлении приговора без изменения, судебная коллегия установила:

Г. признан виновным в организации убийства, совершенного по найму, и в незаконном приобретении, передаче, хранении и ношении огнестрельного оружия, боеприпасов.

Преступления совершены в 2002 году в г. Нижнекамске Республики Татарстан.

В судебном заседании Г. виновным себя не признал.

В кассационных жалобах и дополнениях к ним:

осужденный Г. просит об отмене приговора и прекращении производства по делу, указывая при этом на то, что приговор основан на предположениях, в деле отсутствуют доказательства его вины, а имеющиеся доказательства и выводы суда противоречивы. Считает, что в обвинительном заключении и приговоре не указан мотив убийства; суд посчитал установленным организацию убийства за 5000 долларов США, тогда как по показаниям свидетеля М. было передано вознаграждение 90000 рублей;

показания свидетеля М., который был осужден по данному делу, но предупреждался об уголовной ответственности за отказ от дачи показаний и дачу заведомо ложных показаний, являются недопустимыми доказательствами; показания свидетеля Б. в приговоре не приведены и оценка им не дана. Приводит доводы о том, что нет доказательств, подтверждающих вину в совершении преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 222 УК РФ;

адвокат С. просит приговор отменить и производство по делу прекратить, ссылаясь на отсутствие доказательств, подтверждающих вину Г., а свидетель М. не мог предупреждаться об уголовной ответственности по ст.ст. 307, 308 УК РФ;

адвокат Х. также просит об отмене приговора и прекращении производства по делу, указывая, что обвинение было предъявлено без указания на мотив убийства; приговор в отношении М. не мог быть использован в качестве доказательства по данному делу, и показания М. не могут быть положены в основу приговора, так как ему не разъяснялись положения ст.ст. 56, 189 УПК РФ; в деле нет доказательств, подтверждающих вину Г. в совершении преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 222 УК РФ, и суд необоснованно отклонил ходатайство о допросе свидетеля защиты.

Государственный обвинитель в возражениях на кассационные жалобы указывает на необоснованность и несостоятельность изложенных в ней доводов.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационных жалоб, судебная коллегия находит приговор подлежащим изменению по следующим основаниям.

Выводы суда о виновности Г. в организации убийства, незаконном обороте оружия и боеприпасов соответствует фактическим обстоятельствам дела и основан на совокупности доказательств, которые приведены в приговоре.

Так, из показаний свидетеля М. при производстве предварительного следствия следует, что в июле 2002 года Г. предложил совершить убийство мужчины, пообещав за это 5000 долларов и простить долг в сумме 100000 рублей. Получив согласие, они съездили в п. Красный Ключ, где Г. показал ему коттедж, в котором проживает этот мужчина по имени Ильдар и дал ему пистолет с патронами. М. убил Ильдара, дважды с небольшого расстояния выстрелив в него из пистолета. За это Г. дал ему 90000 рублей.

Эти показания судом обоснованно признаны достоверными, поскольку согласуются с другими доказательствами.

При осмотре дома Г. в прихожей обнаружен труп хозяина с двумя огнестрельными ранениями головы. Там же была найдена гильза.

Актом баллистической экспертизы установлено, что указанная гильза является составной частью пистолетного патрона, стреляного из пистолета конструкции "ТТ" серии DR - 05834, изъятого в ходе осмотра другого участка местности. Этот пистолет является огнестрельным оружием, а изъятые из магазина этого пистолета 5 патронов являются боеприпасами к нарезному огнестрельному оружию калибра 7,62 мм, предназначенными для стрельбы из пистолета модели ТТ.

По заключению судебно-медицинского эксперта смерть Г. наступила от огнестрельных ранений головы.

О том, что организатором убийства Г. был Г., М. подтвердил после своего осуждения - при его допросе следователем прокуратуры в качестве свидетеля 2 марта 2005 года. Он также указал, что на полученные от Г. 90000 рублей за убийство Г. в конце августа 2002 года купил у М. автомашину "Мицубиси Игл".

Свидетель М. в судебном заседании подтвердил, что в конце июля 2002 года он продал свою автомашину "Мицубиси Игл" парню, который приезжал вместе с Г. Последний расплатился с ним, передав за автомашину 90000 рублей.

Из доверенности от 25 июля 2002 года усматривается, что М. уполномочил М. управлять автомашиной марки "Мицубиси Игл" с правом продажи, мены, получения денег, аренды...".

В судебном заседании свидетель Л. показал, что за убийство Г. был задержан М., который сразу же признался в совершении данного преступления. При этом М. пояснил, что убийство Г. заказал Г., он же передал ему пистолет, показал, где проживает Г. М. и Г. были знакомы, состояли в одной группировке - "Вахитовские", в которой Г. был "старшим", а М. "младшим".

При таких данных доводы кассационных жалоб об отсутствии доказательств причастности Г. к преступлению, что имеющиеся доказательства и выводы суда противоречивы, являются неубедительными.

Судебная коллегия считает несостоятельными доводы осужденного и его адвокатов о том, что приговор постановлен на недопустимых доказательствах, поскольку ни одно доказательство, юридическая сила которого вызывала бы сомнение, не было положено в обоснование тех или иных выводов суда.

Вопреки доводам кассационных жалоб М. обоснованно допрошен в качестве свидетеля, и его показания являются допустимыми доказательствами.

Помимо предупреждения об уголовной ответственности за отказ от дачи показаний и дачу заведомо ложных показаний, ему разъяснены процессуальные права, предусмотренные ст. 56 УПК РФ, в том числе не свидетельствовать против самого себя. При согласии дать показания он предупрежден о том, что его показания могут быть использованы в качестве доказательств по уголовному делу, в том числе и в случае последующего отказа от этих показаний.

Существенных противоречий в доказательствах, которые бы ставили под сомнение обоснованность осуждения Г. за содеянное, судебная коллегия не находит.

Нет противоречий и в показаниях свидетелей М. и М., так как при судебном разбирательстве на основании показаний этих свидетелей установлена сумма, которую обещал выплатить Г. за убийство Г. и фактически выплаченная сумма.

М. указывал, что за исполнение убийства Г. передал ему 90000 рублей, что согласуется с показаниями свидетеля М. о покупке его автомашины за эту сумму.

Несостоятельными являются доводы кассационной жалобы об обязательном приведении в приговоре показаний свидетеля Б. и необходимости их оценки в приговоре.

Доказательства, на которых основаны выводы суда о виновности Г., в приговоре приведены, необходимости отвергать показания свидетеля Б., как этого требует п. 2 ст. 307 УПК РФ, не требовалось.

Судебная коллегия не может согласиться с доводами кассационной жалобы адвоката Х. о том, что суд необоснованно отклонил ходатайство о допросе свидетеля.

В соответствии с требованиями ч. 4 ст. 271 УПК РФ суд не вправе отказать в удовлетворении ходатайства о допросе в судебном заседании в качестве свидетеля, явившегося в суд по инициативе сторон.

Из протокола судебного заседания усматривается, что свидетель, о допросе которого заявлял ходатайство адвокат Х., в здании суда отсутствовал, данные о нем адвокат не называл.

Нельзя согласиться и с доводами кассационных жалоб о том, что приговор подлежит отмене, так как мотив организации убийства Г. не установлен, и суд не мог при этом ссылаться на приговор в отношении М.

М., которого нанял Г., признан виновным в убийстве Г., а Г., кроме того, организовал его совершение и руководил его исполнением.

Обстоятельства совершения убийства М. установлены приговором Верховного суда Республики Татарстан от 11 июля 2002 года, вступившим в законную силу.

Поэтому суд обоснованно сослался на приговор, вступивший в законную силу, и действия Г. правильно квалифицировал по ст.ст. 33 ч. 3, 105 ч. 2 п. "з" УК РФ, как организация убийства по найму.

Всесторонне, полно и объективно исследовав обстоятельства дела, оценив имеющиеся доказательства в их совокупности, проверив все версии в защиту Г. и отвергнув их, суд пришел к обоснованному выводу о виновности Г. в инкриминируемых ему преступлениях.

То обстоятельство, что у осужденного на одежде, по месту его жительства не обнаружено следов хранения оружия и боеприпасов, никоим образом не ставит под сомнение обоснованность его осуждения по ч. 1 ст. 222 УК РФ.

Наказание за каждое из совершенных преступлений назначено с учетом характера и степени их общественной опасности и всех обстоятельств дела.

Нарушений закона, являющихся основанием для отмены приговора, не имеется.

Однако приговор подлежит изменению, так как, назначая наказание по совокупности преступлений на основании ст. 69 ч. 5 УК РФ, суд ошибочно указал, что назначает наказание по совокупности приговоров и к наказанию, назначенному по данному приговору, частично присоединил неотбытую часть наказания по приговору от 6 мая 2005 года, тогда как окончательное наказание назначается по правилам, указанным в ч. 3 ст. 69 УК РФ, - путем частичного или полного сложения наказаний.

На основании изложенного и руководствуясь ст.ст. 377, 378 и 388 УПК РФ, судебная коллегия определила:

приговор Верховного Суда Республики Татарстан от 30 сентября 2005 года в отношении Г. изменить, считать его осужденным к 17 годам лишения свободы в исправительной колонии строгого режима на основании ст. 69 ч. 5 УК РФ по совокупности преступлений, путем частичного сложения наказания, назначенного по данному приговору, с наказанием по приговору от 6 мая 2005 года.

В остальном приговор о нем оставить без изменения, кассационные жалобы - без удовлетворения.



Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 27 декабря 2005 г. N 11-005-92


Текст определения официально опубликован не был


Откройте актуальную версию документа прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.